Форум Статьи Контакты
Строительство — возведение зданий и сооружений, а также их капитальный и текущий ремонт, реконструкция, реставрация и реновация.

Белорусский букварь, или Первая наука чтения

Дата: 22-02-2022, 09:00 » Раздел: Статьи  » 

Белорусский букварь, или первая наука чтения (белор. Беларускі лемантар, або першая навука чытання, в оригинале: «Biełaruski lementar abo Pierszaja nawuka czytańnia», «Беларуски лемэнтар або Першая навука чытаньня») — первый букварь на белорусском языке, опубликованный в 1906 году в Санкт-Петербурге в издательском сообществе «Заглянет солнце и в наше оконце».

В числе возможных авторов букваря упоминается Казимир Кастравицкий (Карусь Каганец), Цётка (Алоиза Пашкевич), Вацлав Ивановский. Образцом для него стал польский букварь Конрада Прушинского. Учебник издан как на латинице, так и на кириллице. Здесь впервые используется белорусская лингвистическая терминология.

Предыстория

Во второй половине XIX века появился ряд произведений белорусской литературы. Но их авторы пока не смогли издать учебник для практических занятий. Лингвистические исследования Ивана Носовича, Евфимия Карского и другие не привели к внедрению белорусского языка в преподавание. В первую очередь это связано с ограничительной политикой царизма в Российской империи, официальной интерпретацией белорусского языка как диалекта русского языка.

Идея первых белорусских школьных учебников возникла в начале XX века в среде Белорусской революционной партии, созданной по инициативе студента Санкт-Петербургского технологического института Вацлава Ивановского. Об этом свидетельствует обращение «К интеллигенции» осенью 1902 года, в котором сформулирована программа белорусского народного просвещения и издательства. Первым пунктом здесь было создание работ по совершенствованию белорусского языка и издание грамматики, для разработки которых планировалось обратиться к специалистам. Неизвестно, обращались ли активисты БРП и к кому обращались с этим вопросом, так как фактически никто из известных лингвистов того времени не занимался разработкой грамматики.

Между тем необходимость создания учебника была вызвана необходимостью выработки единых принципов белорусской орфографии, так как планировалось открыть постоянное издательство. Букварь можно было создать самостоятельно за относительно короткое время.

Ожидая появления учебника, Цётка (Алоиза Пашкевич) писала 28 июня 1906 года из Львова Брониславу Эпимаху-Шипило в Санкт-Петербург: « Я хочу узнать от вас, что слышно с букварём, готов ли он, будет ли у нас наша белорусская фонетика. Это очень важно, потому что сейчас я буду публиковать популярные для людей вещи, поэтому я не знаю, что делать».

Рукопись букваря, очевидно, была обработана в 1904—1905 годах. Вацлав Ивановский сообщил Александру Ельскому в письме от 17 апреля 1906 года: «несколько „местных“ жителей Санкт-Петербурга создали издательское сообщество, сейчас элементаль уже затронут, будут двойные знаки, то есть, попросту говоря, будет два элементара».

В течение XIX века практика издания белорусских книг и других изданий формировалась альтернативно — латиницей или кириллицей. Это отражало как специфику религиозной ситуации в Беларуси, так и мотивацию отдельных авторов. Решение опубликовать букварь в двух алфавитах, в отличие от практики девятнадцатого века, не благоприятствовало и не предопределяло будущее одного из них. Это удвоило стоимость печати, но они были не так высоки по сравнению с ожидаемым результатом, то есть развитие национального самосознания и интеграция белорусского общества на основе национальной культуры. Григорий Семашкевич, например, утверждает, что на тот момент это было единственно правильное решение.

Из двух запланированных вариантов букваря первая версия латиницей была опубликована в типографии Пянтковского в Санкт-Петербурге (июль 1906 г.), а кириллица появилась через несколько недель.

Версия латиницей

Вопрос об анонимности учебника давно привлекает внимание исследователей. В 1920-е годы Николай Каспярович на основе исследования рукописей Казимира Кастравицкого (псевд. Карусь Каганец) и его переписки с председателем издательского сообщества «Заглянет солнце и в наше оконце» Вацлава Ивановского высказал мнение, что автором букварь был К. Кастравицкий. Этого мнения придерживались и более поздние исследователи. Якуб Колас и Павлина Мядёлка считали, что автором была Цётка (Алоиза Пашкевич), позже то же самое утверждала Лидия Оробей.

Юрий Туронок в 1980-х исследовал происхождение «белорусского букваря» на основе ранее неиспользованных польских источников. Исследователь приводит факты, что работу над латинским вариантом букваря он начал осенью 1904 года Вацлав Ивановский, когда проходил аспирантуру на сахарном заводе в Боровичах возле Плоцка. В письме А. Ельскому от 24 февраля 1905 года Ивановский сообщил, что работа над букварём близится к завершению («будет готов к печати через месяц»). Таким образом, можно предположить, что латинский вариант букваря Ивановского был закончен самое позднее весной 1905 года. В цитируемом письме содержится информация о том, что образцом был незаконный на территории Российской империи) польский букварь Казимежа Промыка Конрада Прушинского). Из-за запрета на преподавание польского языка в школах Российской империи этот учебник предназначался для домашнего использования и больше соответствовал белорусским условиям, чем русские буквицы, используемые в государственных школах.

В графике предлагается использовать латинские символы «č», «š», «ž» вместо традиционных «cz», «sz», «ż», что, вероятно, было направлено на отличие белорусской латиницы от польского алфавита.


(голосов:0)

Пожожие новости
Комментарии

Ваше Имя:   

Ваш E-Mail: