Кормление овец в колхозах Ленинградской области

18.11.2014

В колхозах и совхозах Ленинградской области овцеводство до настоящего времени остается самой отсталой и слабо развитой отраслью хозяйства. В большинстве колхозов и совхозов Ленинградской области поголовье овец за последние три года не только не увеличилось, но даже сократилось. Так, в целом по области овцепоголовье с начала 1959 по 1961 г. сократилось на 56%.
Такое положение с овцеводством в Ленинградской области объясняется отнюдь не отсутствием необходимых условий для его развития, а является исключительно результатом недооценки овцеводства. Именно этим и обусловливается то, что в колхозах и совхозах, имеющих овцефермы, не уделяется надлежащего внимания вопросам кормления и содержания овец, не принимается действенных мер к предотвращению потерь в овцеводстве вследствие гибели овец, яловости и по другим причинам.
На состояние овцеводства в Ленинградской области несомненно отрицательно сказывается отсутствие достаточно хорошо разработанной системы ведения этой отрасли хозяйства и, в частности, системы зимнего содержания овец применительно к природно-экономическим условиям северо-западной зоны страны.
В этой связи целью нашей работы и являлось получение необходимых материалов для разработки более рациональной системы кормления и зимнего содержания овец в условиях Ленинградской области. Для этого в последние годы нами с участием сотрудников нашей кафедры Т. В. Любиной и Я. С. Селилионене в ряде колхозов области проводилось изучение кормления и других условий, влияющих на состояние и продуктивность овец и на экономические показатели овцеферм в целом.
В качестве объектов изучения послужили овцефермы в колхозах им. XVII партсъезда, «Шахтер» и «Май», им. Ленина, им. XX партсъезда и «Новая победа» Кингисеппского производственного управления. В породном отношении поголовье овец в пяти подконтрольных колхозах было помесное (местные Х цигаи X прекосы); лишь в колхозе им. Ленина все поголовье овцефермы было романовской породы.
В большинстве обследованных овцеферм овец в течение всей зимы содержали в помещениях на несменяемой подстилке; только в овчарнях колхозов им. XVII партсъезда и им. Ленина напоз убирали через каждые 5—7 дней.
Для контроля влияния на овец кормления и условий стойлового содержания в целом велись наблюдения за воспроизводством стад в подконтрольных хозяйствах, развитием молодняка, общим состоянием овец (заболеваемость, отход). Помимо этого на всех овцефермах у определенных групп овец проводился учет гематологических показателей: ежемесячно у них определялось содержание гемоглобина, кальция, фосфора и каротина и крови.
Порядок кормления овец во всех подконтрольных овцефермах был одинаковым; корм задавали три раза в день: утром и 6—8 часов, днем — в 12—14 часов и вечером — в 18—20 часов.
Суточный рацион взрослых овец в колхозах состоял из 2 кг сена (лугового, лесного, сеяного) и 200—400 г концентрированных кормов (отруби, овсяная дерть, комбикорм, мельничные отходы). В части колхозов овцы получали также 1—2 кг картофеля (колхоз им. Ленина, «Новая победа», им. XX партсъезда).
Кроме того, овцам регулярно давали соль-лизунец, а в некоторых колхозах изредка — еловые ветки. Поение овец водой производилось только в колхозах «Шахтер», «Май» и им. XX партсъезда; в остальных воду овцам заменяла жидкая болтушка из концентратов, которую животные получали в количестве 3—4 л в день.
Так как в ряде колхозов у овец наблюдались признаки минерально-витаминной недостаточности, то для возможности учета фактической обеспеченности овец основными минеральными веществами и витамином А корма систематически исследовались нами на содержание кальция, фосфора, а также на каротин.
Данные об общей питательности рациона овец и содержании и нем переваримого протеина, кальция, фосфора и каротина приведены в табл. 1.
По данным наших взвешиваний, живой вес взрослых племенных овец в подконтрольных овцефермах (кроме племенной фермы колхоза им. Ленина) составлял в среднем 51,5 кг, вес романовских овец в колхозе им. Ленина — 46,5 кг.

Кормление овец в колхозах Ленинградской области

Из сопоставления питательности применявшихся кормовых рационов с нормами потребности овец устанавливаем, что во всех подконтрольных овцефермах рационы овец как по общей питательности, так и по содержанию переваримого протеина были достаточными для холостых и суягных овец. Однако такие рационы не обеспечивали потребностей подсосных овец, особенно в первую половину подсосного периода. Во вторую же половину этого периода рационы овец в большинстве колхозов (за исключением колхоза им. XX партсъезда) были недостаточными по количеству содержащегося в них протеина, а в колхозе «Шахтер» — недостаточными и по общей питательности.
Недокармливание овец в подсосный период не могло не сказаться отрицательно на их состоянии, в частности на молочности, а в результате этого и на развитии ягнят.
Следует также подчеркнуть, что в большинстве подконтрольных овцеферм рационы овец были недостаточны и по каротину, особенно в весенние месяцы. Об этом можно судить по данным содержания каротина в разные месяцы зимнестойлового периода в сене некоторых обследовавшихся нами хозяйств (табл. 2).
Кормление овец в колхозах Ленинградской области

Особо следует остановиться на вопросе о минеральном питании овец. Интересно отметить, что количества кальция и фосфора, содержавшиеся в рационах, в большинстве случаев превышали потребность овец в них. Ho несмотря на это, содержание кальция и фосфора в сыворотке крови у овец было понижено.
Кормление овец в колхозах Ленинградской области

Пониженное содержание кальция и фосфора в сыворотке кропи овец можно объяснить целым рядом причин. Во-первых, количества получаемых овцами кальция, фосфора и каротина исчисляли, исходя из полной нормы кормов, предусмотренной и колхозах для взрослых овец (2 кг сена, 200—400 г концентратов и др.). Однако часть кормов, задаваемых овцам, поедалась ягнятами, кроме того, часть сена оставалась несъеденной или затаптывалась овцами, а часть концентратов при поении болтушкой выплескивалась и терялась, так как у корыт обычно создавалась толкотня. Можно также полагать, что усвоение кальция и фосфора в организме было недостаточным, что могло обусловливаться, с одной стороны, неправильным сочетанием этих элементов в рационах, а с другой — недостатком витаминок А и D. Во всяком случае на минерально-витаминную недостаточность указывает ряд признаков, отмечавшихся у овец в различных колхозах: облизывание стен и загрязненных предметов, случаи облысения овец (2,4—17,8%), копытная гниль (5,1—33,0%), яловость (5,5—18,6%), аборты (0,8—3,1%), рождение мертвых ягнят (0,6—0,7%) и др.
Наблюдения за состоянием ягнят в подконтрольных колхозах показало, что условиям выращивания молодняка овец в этих хозяйствах не уделялось должного внимания. Подкормка ягнят в большинстве колхозов не производилась, и они питались за счет взрослых овец. В отдельных колхозах (им. ХХ партсъезда) ягнят хотя и подкармливали концентратами, но тоже из нормы взрослых овец. Только в колхозе им. Ленина ягнята старше месячного возраста получали по 100 г концентратов (овсяная дерть, комбикорм) в день. В колхозе «Шахтер» слабым ягнятам и тройневым давали коровье молоко по 100—500 г в сутки.
Отсутствие подкормки ягнят, а также недостаточное кормление подсосных овец, несомненно, сказывалось отрицательно на развитии и состоянии ягнят. Вместе с тем на состоянии ягнят не могли не сказываться и неблагоприятные условия содержания, отсутствие прогулок взрослых овец и самого молодняка, недостаточная освещенность овчарен и неудовлетворительное состояние воздушной среды в них. Все это способствовало развитию у ягнят признаков минерально-витаминной недостаточности, распространению легочных и других заболеваний как у ягнят, так и у взрослых овец. В обследованных колхозах у ягнят отмечалось много случаев поедания шерсти (10—28,2%), копытной гнили (1,7—21,3%), паралича конечностей (1,2—4,1%), ринитов, конъюнктивитов, пневмоний (2,4—25,3%) и пр. Эти явления были наиболее распространены среди ягнят романовских овец (колхоз им. Ленина), где в стойловый период 1958/59 г. гибель ягнят от пневмоний составила 15,3% к общему их Количеству, полученному на овцеферме.
Так как наиболее неблагополучно при применявшемся кормлении овец в подконтрольных овцефермах было с обеспечением их каротином в зимний период, по нашему предложению в колхозе им. Ленина с начала стойлового периода 1959/60 г. в рацион овец включили силос. Рацион овец в течение этого стойлового периода состоял из 1,5 кг лугового сена, 250 г концентратов (отруби, комбикорм) и 2,0 кг разнотравного силоса. Силос был довольно хорошим и поедался овцами охотно, почти без остатков.
По сравнению с рационами овец предыдущих лет новый рацион был лучше сбалансированным с потребностями овец как по каротину, так и по другим основным питательным веществам. Содержание каротина, в частности в этом рационе, по данным наших анализов, достигало 35—42 мг.
Так как контрольной группы овец на рационе без силоса не представилось возможным выделить, поэтому мы не располагаем необходимыми данными для уверенного и вполне обоснованного суждения о преимуществах содержания овец на рационах с силосом по сравнению с применявшимся прежде на этой ферме бессилосным кормлением. Однако при сравнении производственных показателей по этой овцеферме за 1960 и предыдущие годы можно полагать, что включение силоса в рацион овец сказалось положительным образом на состоянии взрослого поголовья и молодняка овец. Так, в 1960 г. у овец в колхозе им. Ленина значительно снизилась яловость у маток, совершенно не отмечались случаи рождения мертвых ягнят, улучшилось состояние последних, резко сократилось количество заболеваний ягнят ринитом, конъюнктивитом и пр. Несколько повысились в 1960 г. и экономические показатели по овцеферме колхоза им. Ленина, но об этом будет сказано ниже.
Вообще вызывает удивление то, что при довольно широком распространении, какое получило в настоящее время силосование кормов в колхозах и совхозах Ленинградской области, и использовании этих кормов для крупного рогатого скота, при кормлении овец силос до последнего времени использовался лишь в немногих хозяйствах и в очень небольших количествах.
А между тем известно, что многие передовые хозяйства страны в настоящее время с успехом применяют силосный тип кормления овец, при котором сено в рационах используется в очень небольших количествах — от 200 до 400 г на голову в сутки. При этом следует подчеркнуть, что с переходом на силосный тип кормления настриги шерсти овец в этих хозяйствах возросли (на 10—15%), повысился деловой выход ягнят на 100 маток и улучшилось состояние последних.
Вместе с тем проведенные в последние годы специальные опыты по скармливанию овцам повышенных дач кукурузного силоса показали, что при правильном сочетании в рационах силоса с грубыми и концентрированными кормами использование последних повышается. Следует еще отметить, что стоимость кормления овец и получаемой от них продукции (мяса, шерсти) при этом понижается. Исходя из этих данных, мы считаем, что в Ленинградской области, где в настоящее время в ряде колхозов и совхозов создаются крупные овцеводческие фермы, силос тоже должен получить значительно более широкое использование при кормлении овец, чем до сих пор.
Для суждения о состоянии овцеводства в обследовавшихся колхозах нами еще учитывались некоторые экономические показатели по этой отрасли хозяйства (табл. 4 и 5).
Кормление овец в колхозах Ленинградской области
Кормление овец в колхозах Ленинградской области

Следует подчеркнуть, что овцефермы в указанных колхозах как и в большинстве колхозов области, были мелкими с небольшим маточным поголовьем (от 54 до 134 голов), поэтому естественно, что и доля дохода от овцеводства в общей сумме доходов от животноводства была невелика: она составляла от (1,77 до 5,65% и суммарно выражалась в пределах от 12 728 до 37 448 руб. Самый высокий доход был получен в 1960 г. от племенной овцефермы романовских овец колхоза им. Ленина (37448 руб.) в основном за счет реализации молодняка.
Данные о полученных доходах, а также о затратах на содержание овец в колхозах приведены в табл. 5. Из табл. 5 видно, что в большинстве колхозов доходы от овцеферм не окупили всех затрат по содержанию и кормлению овец. Чистый доход от овцеводства получен лишь в трех колхозах: «Шахтер» и 1958 г., им. XVII партсъезда и «Май» в 1959 г. Доход на взрослую овцу по различным овцефермам колебался в пределах от 139 р. 46 к. до 422 р. 08 к. На 1 трудодень получено от 12 p. 95 к. до 31 p. 26 к. дохода в зависимости от количества затраченных трудодней. Так, в колхозе им. XX партсъезда, где на обслуживание овец было израсходовано самое меньшее количество трудодней, было получено на каждый трудодень в 1959 г. 31 р. 26 к., в 1960 г.— 29 р. 17 к., а в колхозе им. Ленина (1960 г.), где расход трудодней был наиболее высоким, несмотря на полученный здесь самый большой доход от овцеводства, на трудодень получено всего 17 р. 27 к.
Затраты по содержанию овец были велики и в большинстве колхозов превышали сумму полученного дохода от овцеводства. Из расходов по содержанию овец нами были учтены только затраты на заготовку и приобретение кормов и по оплате труда. Стоимость кормов, израсходованных в овцеводстве, составляла от 40,33 до 75,24% всех затрат, а в колхозе им. Ленина в 1959 г. даже превышала сумму полученного дохода. Такие большие затраты средств на корма для овец объясняются высокой себестоимостью кормов, производимых в хозяйстве. В частности, высокая себестоимость сена в подконтрольных колхозах связана прежде всего с низкой урожайностью естественных лугов, которая в 1958 и 1959 гг. не превышала 7 ц с 1 га. Так как в сумме затрат на корма для овец основное место по стоимости занимает сено, то снижение его себестоимости позволило бы уменьшить расходы по кормлению овец и привело бы к повышению доходности овцеводства.
По нашим данным, довольно значительному снижению стоимости кормления овец может способствовать также внедрение в практику их кормления силосованных кормов. Снижение стоимости кормления овец в данном случае будет достигаться за счет более низкой себестоимости заготовки силоса по сравнению с другими кормами и возможностью замены силосом значительных количеств сена.
Велики также затраты и по оплате труда колхозников, занятых в овцеводстве. Они составляют от 24,76 до 59,67% всех расходов по содержанию овец, а в колхозе им. XVII партсъезда в 1958 г. они даже превышали весь полученный доход от овцефермы.
Расходы по оплате труда зависят, главным образом, от количества трудодней, затраченных на обслуживание овец, и от оценки трудодня. Так, самая меньшая сумма на оплату труда в овцеводстве была затрачена в колхозе «Шахтер» за 1958 г., где денежная оценка трудодня была равна 4 р. 40 к. (самая низкая из всех колхозов), а затрата трудодней на одну взрослую овцу была сравнительно небольшой (9,3). В разных колхозах количество трудодней, затраченных на обслуживание одной взрослой овцы, колебалось от 5,87 до 21,1. В частности, по овцефермам с помесными овцами затраты трудодней на одну овцу составляли от 5,87 до 13,7, а на овцеферме с романовскими овцами — от 13,75 до 21,1. Наибольшая затрата трудодней на обслуживание одной помесной овцы имела место в колхозе им. XVII партсъезда, где по сравнению с другими колхозами поголовье взрослых овец было наименьшим. Так, в 1958 г., когда на овцеферме здесь было 80 овец, затраты трудодней па одну овцу составляли 12,3, а в 1959 г. на оставшихся 56 овец количество затраченных трудодней на одну овцу увеличилось до 13,7; поэтому и затраты средств по оплате труда за обслуживание одной взрослой овцы здесь были наиболее высокими по сравнению с овцефермами других колхозов с помесным поголовьем.
Главной причиной высоких трудовых затрат на овцефермах является то, что рабочий день колхозниц, ухаживающих за овцами на формах с небольшим поголовьем, загружен не полностью. Выполнение всех работ по уходу за овцами занимало и общем не более 4 часов в день.
Практика показывает, что один человек успешно справляется с обслуживанием 120—150 и более овец (помесных). Так, в колхозе им. XX партсъезда овцеферму обслуживала одна колхозница, а овцепоголовье на ферме состояло из 100 и более взрослых овец. При этом на 100 овцематок в 1959 г. здесь было получено 118 ягнят, а падеж овец и ягнят составил лишь 1,29%, т. е. был наиболее низким по сравнению с другими колхозами. При таком обслуживании овцепоголовья в колхозе им. XX партсъезда было затрачено на одну взрослую овцу и 1959 г. 5,87, а в 1960 г. 7 трудодней. В колхозе «Шахтер» псе овцепоголовье, состоявшее из 101 головы взрослых овец, также обслуживалось одним человеком. На 100 овцематок здесь было получено 90 ягнят, из них пало всего 3 головы. На обслуживание одной взрослой овцы в этом колхозе затрачено 9,1 трудодня. Из сказанного видно, что обслуживание одним человеком овцефермы с поголовьем в 100 и более взрослых овец снижало затраты трудодней и средств по оплате труда и овцеводстве, причем состояние и продуктивность овец не ухудшились, а падеж овец даже сократился.
Особенно высокими были затраты трудодней по ферме романовских овец в колхозе им. Ленина. Так, в 1959 г. на одну овцу здесь было затрачено 13,75 трудодня, оплата труда по расчету на одну овцу составила 157 р. 30 к., а в 1960 г. при таком же поголовье взрослых овец расход трудодней увеличился до 21,1 и оплата труда достигала 216 р. 17 к. Эти данные говорят о том, что затрата трудодней на овцефермах при соответствующей организации труда может быть резко сокращена. Таким образом, доходность овцеводства можно, несомненно, значительно увеличить путем повышения производительности труда и снижения затрат труда по обслуживанию овец.
Низкая доходность овцеводства обусловливается еще и тем, что в некоторых колхозах имел место значительный отход овец. Так, в колхозах им. XVII партсъезда, «Шахтер» и «Май» отход овец за 1958 г. достигал 15—18% к общему поголовью. Наибольший процент отхода имел место в 1959 г. в колхозе им. Ленина среди овец романовской породы: отход за этот год составил 87 голов, т. е. 26,2%. Падеж наблюдался в основном среди ягнят. Причиной падежа ягнят явилась главным образом пневмония, возникновению которой способствовали неудовлетворительные условия содержания и минерально-витаминная недостаточность в питании.
О размерах убытка, причиненного колхозу им. Ленина таким большим отходом племенного молодняка, можно судить хотя бы по тому, что за продажу 52 голов молодняка колхозом было выручено в 1959 г. 10 700 руб. (в среднем за ягненка 205 р. 77 к.). Таким образом, при полном сохранении молодняка и его реализации колхоз мог выручить в 1959 г. еще около 10 тыс. руб.
Здесь уместно отметить, что в колхозе им. Ленина в 1960 г. отход овец был значительно меньшим: всего за год пало 28 овец, или 10,5%. Мы уже отмечали выше, что с начала стойлового периода 1959/60 г. в рацион овец здесь был включен силос. В этой связи можно предполагать, что снижение отхода среди овец на овцеферме колхоза им. Ленина в известной мере может быть отнесено за счет улучшения А-витаминного питания овец. Однако надо сказать, что одновременно с включением силоса в рацион овец на овцеферме были вообще осуществлены некоторые мероприятия по улучшению условий зимнего содержания. Вот почему можно предполагать, что снижение отхода среди овец на ферме могло явиться отчасти результатом и этих мероприятий.
К числу причин низкой доходности овцеводства относятся также яловость и пониженная плодовитость овец, имевшие место в некоторых подконтрольных колхозах. Так, в колхозах им. XVII партсъезда и «Май» выход ягнят на 100 маток за 1958 г. составил 58,9 и 61,7. В 1959 г. в колхозах «Шахтер» и «Май» было получено по 87,2 ягненка на 100 маток.