Подбор белковых ингредиентов комбикормов для мясного откорма свиней

18.11.2014

Полноценность рационов для свиней зависит, кроме общих факторов питания (уровня протеина, содержания минеральных веществ, витаминов А и D), от биологической ценности белка корма, содержания витаминов группы В, и в том числе витамина B12, и микроэлементов. Значительное влияние на полноценность рациона оказывает введение в него антибиотиков.
Из факторов, определяющих полноценность кормовых рационов для свиней, большое значение имеет содержание в них жизненно необходимых (незаменимых) аминокислот. Потребность свиней в протеине зависит от содержания и сбалансированности незаменимых аминокислот в кормах. Поэтому протеиновую питательность рациона определяют по содержанию в нем не только протеина, но и незаменимых аминокислот. Наиболее дефицитными аминокислотами в рационах свиней являются лизин, триптофан, метионин и реже гистидин.
Потребность свиней в аминокислотах может изменяться в зависимости от возраста, скорости роста молодняка, общей питательности рациона и уровня протеина в нем, а также от обеспеченности витаминами группы В.
Эффективность кормовых смесей в большой степени зависит также от наличия определенных соотношений между питательными веществами. Известно, что такая зависимость существует между отдельными минеральными элементами, витаминами (А и D или А и E и др.). В последние годы выявилась необходимость определенных соотношений между отдельными незаменимыми аминокислотами, неблагоприятное влияние избытка одной аминокислоты при недостатке другой.
Установлена также определенная зависимость между потребностью в витаминах группы В и содержанием в кормах аминокислот. Некоторые аминокислоты могут служить структурным материалом для биосинтеза витаминов. Так, обмен метионина в организме тесно связан с поступлением холина, витамина В12 и фолиевой кислоты. Обеспеченность свиней никотиновой кислотой зависит от содержания в кормах триптофана.
В опытах М. Н. Фильчагина установлена необходимость наличия в кормах рациона определенных соотношений между никотиновой кислотой и триптофаном и содержащими серу аминокислотами.
Следовательно, при изучении проблемы подбора ингредиентов в кормовые смеси для повышения их полноценности необходимо учитывать комплекс показателей.
Недостаточность той или иной аминокислоты в кормах можно восполнить добавлением ее B чистом виде. Иногда это и применяется. Ho этот путь не является основным. Следует иметь в виду, что добавление одной недостающей аминокислоты может привести к диспропорции в аминокислотном составе рациона и к увеличению разрушения этих аминокислот. Добавляться должна наиболее лимитирующая аминокислота и до уровня, сохраняющего благоприятное соотношение со второй лимитирующей аминокислотой и т. д.
Самый доступный способ повысить белковую полноценность рациона — это соответствующий подбор кормов в смесь с учетом их дополняющего влияния на полноценность смеси.
В США 44% всей кукурузы используется в свиноводстве. Основная белковая добавка к ней —соевый жмых, небольшое количество люцерновой и мясокостной муки. Полноценность этих комбикормов восполняется добавлением смеси минеральных веществ, антибиотиками и витаминами. Из витаминов комплекса В вводят рибофлавин, пантотенат кальция, ниацин и витамин B12. Кукурузное зерно содержит мало лизина, аргинина и триптофана и достаточное количество метионина. Следует также учесть, что кукуруза беднее других зерновых никотиновой и пантотеновой кислотой. Соевый жмых, бедный метионином, но богатый лизином, триптофаном и аргинином, хорошо восполняет недостаточность их в зерне кукурузы. Поэтому такое сочетание основных ингредиентов рациона в США является удачным.
Мясной откорм свиней в России проводится в основном только па кормах растительного происхождения. Многими исследователями и практикой установлена необходимость обогащения таких кормовых смесей антибиотиками и витамином B12. Добавление их способствует повышению биологической ценности протеина растительных кормов, повышает вследствие этого его использование и позволяет получать удовлетворительные привесы на рационах без кормов животного происхождения и при сниженном уровне протеина в рационах.
Основным компонентом рационов при концентратном типе мясного откорма свиней в России будет кукуруза. Определенное место занимают ячмень и мельничные отходы, в частности отруби. Основными источниками белка в России служит зерно бобовых культур (бобы, горох, люпин), а также жмыхи и шроты. Поэтому очень важно выявить, являются ли эти белковые корма хорошим дополнением к рациону с высоким удельным весом кукурузы. Кроме того, следует также выяснить необходимость обогащения таких комбикормов и рационов витаминами группы В.
Однако следует учитывать, что биологическая ценность, усвоение протеина жмыхов и содержание в них витаминов группы. В зависят от технологии, в частности от температурного режима обработки масличных семян. H. W. Bruins и R. О. Nelsheim указывают, что наибольшие колебания в содержании аминокислот наблюдаются в продуктах, подвергавшихся обработке (жмыхах, мясокостной муке и т. д.).
В процессе нагревания продукта ε-аминогруппа лизина может быть связана редуцирующими сахарами, вследствие чего снижается ценность протеина жмыхов.
По-видимому, вследствие бедности кукурузного зерна и подсолнечникового жмыха лизином белковая добавка в виде одною подсолнечникового жмыха или шрота не будет удачной. Нo подсолнечниковый жмых хорошо восполняет недостаточность кукурузного зерна по триптофану, никотиновой и пантотеновой кислоте. Следует учитывать, что никотиновая кислота оказывает сберегающее действие по отношению к триптофану, так как при недостатке в кормах никотиновой кислоты триптофан протеина может быть использован для ее синтеза в организме.
Пo данным J. L. Krider и др., при частичной замене своего жмыха или мясной муки подсолнечниковым жмыхом в качестве источника белка привесы подсвинков не изменялись, но полная замена соевого жмыха и мясной муки подсолнечниковым жмыхом значительно снижала привесы.
Хорошим компонентом белковой добавки, в дополнение к подсолнечниковому шроту, будет служить горох, содержащий лизина до 6,5% от протеина. Комбинированная добавка из жмыха подсолнечникового и гороха будет хорошо восполнять неполноценность рациона с большим удельным весом кукурузы по лизину, триптофану, никотиновой и пантотеновой кислоте. По-видимому, хорошим компонентом белковой добавки могут быть, и кормовые дрожжи, богатые лизином, но при этом следует учитывать их бедность метионином. Из работ Л. А. Черкеса известно, что в том случае, когда дрожжи являются единственным источником белка в рационе, возникает тяжелое заболевание печени у животных вследствие недостатка метионина.
Выбор источников белка может быть несколько иным в дополнение к рациону, основу которого составляет ячмень. Последний богаче кукурузы триптофаном и лизином и немного беднее метионином и цистином. Ячмень является хорошим источником тиаминов группы В, особенно богат он никотиновой кислотой.
Следовательно, в дополнение к ячменю необходима белковая добавка, богатая метионином и цистином. В этом случае эффективным может быть и добавление к кормам метионина или холин-хлорида, так как последний является фактором, сберегающим метионин.
Метионин расходуется в организме не только для синтеза белка, но и в качестве поставщика лабильных метальных групп, используемых для синтеза других соединений. Холин, как и метионин, может быть источником метальных групп. Поэтому при достаточном количестве в кормах холина расход метионина в организме, а следовательно, и потребность животных в нем будут меньше.
Мы изучали эффективность белковой добавки из подсолнечникового шрота, гороха и кормовых дрожжей на фоне зерновых смешанных рационов и рационов с большим процентом кукурузного зерна и ячменя.
В 1960 г. нами совместно с Р. С. Нефедовой проведен опыт по мясному откорму свиней на комбикормах. В среднем основной рацион состоял (в процентах от общей питательности) из ячменя — 45, овса — 22, пшеницы — 13, пшеничных отрубей — 17, жмыха соевого — 3.
Животные I группы дополнительно к основному рациону получали от 80 до 150 г кормовых дрожжей на голову в сутки. Подсвинки II группы получали такое же количество дрожжей, обогащенных витамином В)2. В обеих группах дрожжи составили около 6% от общей питательности рациона. Животные III группы — контрольной — взамен дрожжей получали подсолнечниковый жмых и витамины комплекса В в расчете на 1 кг корма: рибофлавина 4 мг, пантотеновой кислоты 11 мг, холин-хлорида 875 мг, никотиновой кислоты 11,8 мг и витамина B12 20 мкг в виде биомассы пропионовых бактерий. Уровень протеина в рационе всех групп был одинаков.
Аминокислотный состав рационов I и II групп приведен в табл. 1.

Подбор белковых ингредиентов комбикормов для мясного откорма свиней

Животные III группы взамен кормовых дрожжей получали подсолнечниковый жмых. В таком рационе содержалось (в г): лизина 9,8, триптофана 3,86, метионина 4,6, цистина 4,3.
Анализ аминокислотного состава кормового рациона показывает, что рацион с добавлением подсолнечникового жмыха был менее обеспечен лизином. Лизина в нем содержалось 3,1% от протеина рациона. Замена жмыха сульфитными дрожжами восполняла потребность в лизине до 4,1% от протеина.
Эффективность дрожжей не может быть отнесена за счет изменения норм протеина, так как количество протеина в III группе уравнивалось добавкой подсолнечникового жмыха. Следует предполагать, что положительное влияние на привесы животных оказало повышение биологической ценности белка в рационе. Вместе с тем необходимо отметить, что при добавлении комплекса из 5 витаминов к рациону с подсолнечниковым жмыхом получены сравнительно низкие привесы.
Подбор белковых ингредиентов комбикормов для мясного откорма свиней

Благоприятное влияние на животных дрожжей, обогащенных витамином В12, подтверждается также большим накоплением гликогена в печени и меньшим отложением в ней жира. Средний процент гликогена в печени животных, получавших дрожжи, составил 0,5% против 0,12% у животных в группе, получавшей подсолнечниковый жмых. Процент жира в печени был равен соответственно 10 и 14,7.
В 1962 г. мы совместно с В. Е. Каждан провели опыт в совхозе «Крекшино» по мясному откорму свиней на двух видах концентрированных рационов: с преобладанием кукурузы и с преобладанием ячменя. В первом рационе кукуруза составляла (в среднем за весь период откорма) 62,5% от общей питательности рациона, ячмень 13,8, отруби 6,1, горох 7, подсолнечниковый шрот 10,6%. Второй рацион включал примерно такой же процент отрубей, шрота, гороха, но кукурузы в нем содержалось 32%, а ячменя 44%. Все животные получали дополнительно витамины А и D и микроэлементы: кобальт, медь, марганец и цинк. Общая питательность рациона и содержание протеина соответствовали принятым нормам.
Эффективность использования рационов показана в табл. 3.
Подбор белковых ингредиентов комбикормов для мясного откорма свиней

Аминокислотный состав рационов приведен в табл. 4 и 5.
На обоих рационах, с преобладанием кукурузы или ячменя, при дополнительных белковых кормах в виде шрота подсолнечникового и гороха получены одинаковые среднесуточные привесы, однако рацион с большим количеством ячменя использовался лучше и оплата корма в этом случае выше.
Рацион с высоким удельным весом кукурузы (62,5% от общей питательности) был дефицитен по триптофану и отвечал минимальной норме лизина (4% от протеина) и метионина с учетом цистина (3% от протеина).
Подбор белковых ингредиентов комбикормов для мясного откорма свиней

Биологическая ценность протеина в рационе с преобладанием ячменя была выше: триптофана содержалось вполне достаточно, лизина 4,4% от протеина, метионина (с учетом цистина) — 3%. В последнем рационе было значительно больше никотиновой и пантотеновой кислоты.
Подбор белковых ингредиентов комбикормов для мясного откорма свиней

Вследствие большей полноценности второго рациона оплата корма была на нем выше. Сравнительно большие затраты корма на рационе с высоким содержанием кукурузы вызваны его недостаточной полноценностью.
Некоторые исследователи считают, что никотиновая кислота из кукурузы не усваивается. Поэтому можно полагать, что недостаток триптофана в этом рационе осложняется недостаточной обеспеченностью животных никотиновой кислотой. Однако добавление никотиновой кислоты к этому рациону (по 0,8 мг на 1 кг живого веса) не дало эффекта, а обогащение кормов холинхлоридом резко ухудшило показатели откорма.
При откорме на рационе с преобладанием ячменя, наоборот, добавление никотиновой кислоты отрицательно сказалось на привесах, холин-хлорид почти не оказал влияния на привес, но значительно улучшил общее состояние животных. По внешнему виду эта группа выделялась среди других белым цветом кожи (без желтизны), блестящей щетиной, хорошими формами. Благоприятное влияние добавки холин-хлорида (1 г в сутки) подтверждается также и показателями, характеризующими состояние печени. После забоя установлено более высокое содержание гликогена и меньший процент жира в печени животных, получавших холин. Самое высокое содержание жира в печени наблюдалось при добавлении к ячменному рациону никотиновой кислоты: 10,44% от абсолютно сухого вещества печени против 7,8% в контрольной группе и 7,25% в группе, получавшей холин. Это согласуется с исследованиями С. М. Лейтеса и Л. А. Черкеса, показавшими, что при недостатке холина в рационе повышается содержание жира и снижается процент гликогена в печени.
Неблагоприятное действие добавления холин-хлорида к кукурузному рациону, по-видимому, связано с бедностью рациона лизином, триптофаном и никотиновой кислотой. He исключена вероятность, что при введении холина создается менее благоприятное соотношение между холином и другими витаминами группы В (в частности, с никотиновой кислотой), а также между витаминами В и аминокислотами.
Излишек никотиновой кислоты, добавленной к рациону, богатому ячменем, оказался демитилирующим фактором и, по-видимому, вызвал недостаток метильных групп. При избыточном содержании в рационе никотиновой кислоты излишки ее выводятся с мочой в форме N1 метилникотинамида, для чего используются метальные группы (CH3). Следовательно, в этом случае снижается возможность использования метильных групп для синтеза белка, в частности для синтеза метионина.
Замена части жмыха в белковой добавке гидролизными дрожжами улучшила содержание лизина, но не изменила обеспеченности триптофаном и метионином. При этом получен незначительный эффект только на ячменном рационе. Следует, однако, учесть, что гидролизные дрожжи были получены с Краснодарского завода и питательная ценность их была гораздо ниже сульфитных дрожжей, как это было установлено нами в предыдущем опыте.
На основании данного опыта мы считаем возможным сделать вывод о том, что шрот подсолнечниковый и горох могут служить удовлетворительными белковыми добавками к зерновым кормам.
Наши опыты не подтвердили необходимости добавок комплекса витаминов (рибофлавина, никотиновой кислоты, пантотеновой кислоты, холина) к зерновому рациону при откорме свиньи.
Одностороннее обогащение кукурузного рациона холином или рациона с высоким содержанием ячменя никотиновой кислотой оказывало неблагоприятное действие.
Сульфитные дрожжи как дополнительный компонент белковой добавки (к жмыху подсолнечниковому и гороху) повышали привес и оплату корма при откорме на смешанном зерновом рационе (ячменная дерть, отруби пшеничные, овсяная дерть). Обогащение дрожжей витамином В12 давало дополнительный эффект.
Эти выводы сделаны на основании опытов, проведенных на здоровых животных, имевших живой вес в период отъема 16—18 кг.
В опыте на слабом поголовье добавление холин-хлорида (но 1,5 г на голову в сутки) и витамина В12 (по 30 мкг) к зерновому смешанному рациону повышало привес на 17% по отношению к контрольной группе. Такой эффект был получен на рационе со сниженным 14% уровнем протеина. Нам не удалось в этом случае довести привесы подсвинков до нормы и суточный привес в среднем за первые 4 месяца составил всего 330 г. Ho следует иметь в виду, что эти группы были подобраны специально из поросят-«заморышей», с живым весом к отъему от 9 до 11 кг. В подсосный период они получали в подкормке недостаточно протеина и мало обрата.