Влияние некоторых факторов питания на обмен каротина и витамина А у коров

18.11.2014

Повышенную доставку каротина в кормах необходимо рассматривать как основное, но не единственное средство улучшения А-витаминного питания животных. Иногда, несмотря на повышенное содержание каротина в кормах, у животных возникают признаки его недостатка. Проявление симптомов А-витаминной недостаточности в условиях оптимального обеспечения животных каротином привлекает внимание широкого круга исследователей. В зарубежной литературе описываются многочисленные случаи А-авитаминоза у крупного рогатого скота, содержавшегося на силосных рационах с высоким уровнем каротина. Очевидно, что поступление достаточного количества каротина не всегда является показателем удовлетворительной обеспеченности им животных. В связи с этим ведутся исследования по выяснению причин указанных осложнений. Некоторые авторы считают, что одной из них является повышенное содержание в кормах нитратов, которые, накапливаясь в крови, разрушают витамин А.
Значительно меньшее внимание уделяется изучению вопросов, связанных с усвоением каротина животными. Однако имеются некоторые данные, указывающие на взаимосвязь между обменом каротина и другими элементами питания, от которых зависит степень его превращения. В опытах на лабораторных животных установлено влияние уровня и качества белков на обмен каротина. Подобных исследований на сельскохозяйственных животных не проводилось. Вместе с тем в опытах на молочных коровах установлено положительное влияние подкормки препаратами витаминов (А и D) совместно с микроэлементами на А-витаминную активность молока. Однако действие микроэлементов не изучалось при обеспечении животных каротином естественных источников.
Учитывая отсутствие данных о влиянии протеинового питания на использование каротина сельскохозяйственными животными, мы провели опыты на коровах в совхозе «Первомайское». В тех же опытах исследовалось влияние подкормки Микроэлементами на обмен каротина у коров.
Цель первого опыта состояла в изучении влияния различною уровня протеина на усвоение лактирующими коровами каротина корма. Количество переваримого протеина на 1 кормовую единицу в рационе было принято равным 100, 130 и 155 г с учетом того, что в отдельных хозяйствах высокопродуктивных коров обеспечивают протеином по завышенным нормам.
Опыт проводился с 15 июня по 28 августа 1958 г. Под опытом находилось 15 коров с удоем за лактацию от 4500 до 6300 кг. Животные были разделены на 3 группы с учетом возраста, продуктивности и периода лактации.
Основными кормами в период проведения опыта являлись зеленый корм и концентраты. В качестве зеленой подкормки с 5 по 15 июня скармливалась озимая пшеница, с 16 июня по 4 июля — клеверо-злаковая смесь, с 5 по 12 июля горохо-овсяная смесь и с 13 июля по 28 августа вико-овсяная и горохо-овсяная смеси разных сроков посева. В травосмесях содержалось 10% бобовых культур и 60% злаковых. Зеленая подкормка задавалось вволю. Потребление ее животными учитывалось ежедекадно. В качестве концентратов использовались комбикорм, отруби, овсяная дерть и подсолнечниковый жмых в разных сочетаниях (табл. 1).

Влияние некоторых факторов питания на обмен каротина и витамина А у коров

При таком комбинировании достигался различный уровень протеина в рационах, однако пришлось допустить некоторое различие в его качестве. По содержанию жира рационы также несколько различались.
Как принято в хозяйстве, концентраты задавались в количестве 350 г на 1 л молока. Концентратная смесь скармливалась и осоложенном виде. В табл. 2 приводятся данные о фактическом потреблении кормов за время опыта. Поедаемость зеленого корма в среднем на голову составила в I и II группе от 43 до 50 кг. Коровы III группы, в рационе которых жмых заменили овсяной дертью, съедали в среднем 55 кг травы. Лучшая поедаемость отмечена в период скармливания горохо-овсяной смеси.
Влияние некоторых факторов питания на обмен каротина и витамина А у коров

Удои коров во время опыта изменились незначительно. Отмечено снижение на 0,5—1 кг к концу 2-го месяца опыта. Жирность молока у коров I группы увеличилась на 0,11%, во II группе процент жира снизился на 0,21, а в III группе содержание жира в молоке осталось на прежнем уровне. Изменение процента жира зависело от кормления. По-видимому, избыточное скармливание протеина ухудшило процессы брожения в рубце и равным образом отразилось на жирномолочности. Качественная реакция на содержание белка в моче была отрицательной. Кислотность молока на протяжении опыта оставалась нормальной (табл. 3).
Влияние некоторых факторов питания на обмен каротина и витамина А у коров

Содержание каротина в зеленом корме определялось систематически, по мере поступления травосмеси разных культур. Среднее потребление каротина коровой приведено в табл. 2.
В процессе опыта мы исследовали содержание витамина А и каротина в молоке подопытных коров 3 раза. Результаты исследования витаминности молока приведены в табл. 4. К началу опыта содержание витамина А в молоке подопытных коров характеризовалось удовлетворительными показателями (несколько повышенными они были у коров III группы).
В первый месяц опытного кормления отмечено значительное изменение А-витаминной активности молока у коров I и II групп, получавших почти одинаковое количество каротина. Cодержание витамина А в молоке коров I группы возросло на 28%, а во II группе — на 30% по сравнению с исходным. Количество витамина А в молоке III группы было высоким к началу опыта и за месяц опытного кормления увеличилось только на 2,5%. Аналогичным было содержание каротина в молоке. В конце опытного периода содержание витамина А в молоке снизилось, особенно заметно у коров II и III групп. Содержание каротина в молоке характеризовалось высокими показателями.
Влияние некоторых факторов питания на обмен каротина и витамина А у коров

В табл. 5 в дополнение к рассмотренным данным об изменении обмена каротина у корон под влиянием повышенного скармливания протеина приводятся результаты анализов сыворотки крови. Содержание витаминов А и каротина в сыворотке крови коров в период опыта изменялось более заметно, чем в молоке, но общий характер изменений был аналогичным. В начале опыта содержание витамина А в сыворотке крови у всех подопытных коров характеризовалось низкими показателями от 3 до 11 мкг%, каротина содержалось от 0,52 до 1,04 мг%. В середине опытного периода содержание каротина равнялось 1,74—2,30. К этому времени содержание витамина А в сыворотке крови возросло у коров I и III групп до 25,0—25,8 мкг%. У коров II группы, получавших протеин в повышенном размере, количество витамина А возросло до 114 мкг% (с колебаниями у отдельных животных от 79 до 208 мкг%), т.е. больше чем в 10 раз. Указанное изменение в содержании витамина А крови, по-видимому, можно рассматривать как усиление процесса всасывания каротина и его превращения в витамин А под влиянием повышенной белковой доставки, что наблюдалось ранее в опытах с лабораторными животными.
Влияние некоторых факторов питания на обмен каротина и витамина А у коров

Однако увеличение витамина А в сыворотке крови было временным. В конце опыта уровень витамина А крови коров II группы (за исключением коровы Рапиры) снизился в 2 раза, в то время как у коров I и III групп содержание витамина А возросло с 25 соответственно до 70 и 44 мкг%. Разница в показателях витамина А у коров I и II групп оказалась не столь значительной, какая наблюдалась в исследованиях 25/VII.
Обращает на себя внимание сниженный уровень витамина А в сыворотке крови коров III группы, которая получала переваримого протеина по 100 г на 1 кормовую единицу при одновременно высокой доставке каротина. Можно полагать, что как повышенное количество протеина в рационе, так и некоторое понижение его для высокопродуктивных коров оказывают в равной степени нежелательное влияние на состояние животных. Повышенная доставка протеина вызывает подъем витамина А в крови наряду с увеличением в ней белка. Повышенное содержание белка свидетельствует о нарушении белкового обмена. В большей степени оно выражено во II группе. Изменение содержания витамина А и каротина в сыворотке крови у каждой коровы можно видеть в табл. 6.
Влияние некоторых факторов питания на обмен каротина и витамина А у коров

Таким образом, применение повышенных дач протеина ведет к временному ускорению процессов превращения каротина и транспортировки витамина А в кровяное русло, в результате чего повышается содержанке витамина А в молоке. Нестойкий характер высоких показателей содержания витамина А в молоке и в сыворотке крови, очевидно, обусловливается физиологическим состоянием животных. Изменение режима азотистого питания, вызванное повышенной дачей протеина, приводит к ухудшению в состоянии обменных процессов (что подтверждают показатели общего белка в крови) и, видимо, сказывается на синтезе витаминов. В наших опытах повышенное протеиновое кормление применялось сравнительно короткое время, поэтому мы не наблюдали видимых отклонений в состоянии здоровья животных. Вместе с тем нарушения обмена веществ при избытке белка описаны многими авторами.
Одностороннее увеличение белка в рационе коров вызывает заметное изменение обменных процессов, которое выражается в повышенном содержании кетоновых тел в крови, снижении щелочного резерва и ухудшении клинического состояния животных.
При одновременном увеличении количества протеина и насыщении рациона легко ферментируемыми углеводами неблагоприятное влияние избытка протеина устранялось. При этом, как показали наши исследования (табл. 7), улучшалось использование каротина животными.
Уровень каротинового питания животных на протяжении опыта, проведенного А. П. Поваляевым в совхозе «Воскресенское», не был постоянным. В предварительный период содержание каротина в рационе составило 560 мг. В опытный период (с декабря по апрель) коровы обеспечивались каротином в размере 860—720 мг на голову, а в последний месяц — из расчета 360 мг. Естественно, что содержание витамина А в сыворотке крови и в молоке повышалось с улучшением каротинового питания. Содержание витамина А нарастало более интенсивно у коров, которые получали в рационах растворимые сахара в количестве, равном доставляемому протеину, т. е. с соотношением сахара к переваримому протеину, приближающемуся к 1.
Влияние некоторых факторов питания на обмен каротина и витамина А у коров

Менее активно увеличивалось содержание витамина А в крови у животных, получавших рацион с более узким сахаропротеиновым отношением. Следует отметить, что и в этом опыте наблюдали значительную изменчивость в содержании витамина А в сыворотке крови по сравнению с его содержанием в молоке.
Выявившееся в наших опытах влияние протеина на обмен каротина у коров, по-видимому, нельзя объяснить только наличием связей каротина и витамина с белками крови, характер которых установили Г. В. Троицкий, Е. S. Erwin, Т. R. Varnell. Тем более, что в опытах на овцах уровень протеина не оказал влияния на усвоение каротина, введенного интрамускулярно. Ho инъецирование витамина А в рубин было много эффективнее для овец, получавших протеин ни норме. Очевидно, влияние протеина на обмен каротина у жвачных нельзя рассматривать вне связи с особенностями рубцового пищеварения. Сказанное в равной степени относится к легкорастворимым углеводам, благоприятное действие которых на усвоение каротина подтвердилось в опытах.
В этой же связи можно рассматривать эффективность подкормки животных микроэлементами.
Для оценки влияния кобальтовой и йодной подкормки на содержание витамина А в молоке нами в 1958 г. был поставлен опыт и совхозе «Первомайское». В опыте находилось 12 коров 1—5-го отелов с удоем за предыдущую лактацию 4300—5000 кг и живым весом 530—700 кг. На начало опыта коровы находились преимущественно на 2—3-м месяце лактации и имели суточный удои 16—23 кг молока. Животные были разделены на 3 группы. Контрольной была I группа, коровы II группы получили йодистый калий, коровы III группы — хлористый кобальт. Вопрос о выборе дозировок микроэлементов нами специально не решался. В опыте применены завышенные дозы: хлористого кобальта — 400 мг на голову в день, йодистого калия — 100 мг, причем принимались во внимание кратковременный характер опыта и сезон его проведения, связанный с переходом от зимнего кормления к летнему (4—27 мая). В этот период в хозяйстве не былo силоса. В рацион коров входили следующие корма: сено злаково-бобовое 9—10 кг, сушеный жом 2—3 кг, картофель — 10 кг, концентраты по 350 г на 1 л молока. Рационы были избыточны по общей питательности и протеину и недостаточны по каротину (180—200 мг).
Влияние микроэлементов проверяли вначале на фоне указанных рационов в продолжение 15 дней, затем при добавке препарата витамина А в течение последних 7 дней опыта. Препарат витамина А в указанное время давали всем животным (по 150 тыс. ИE на голову в день).
Во время опыта удои изменялись незначительно. Жирность молока заметно повысилась на 15-й день у коров, получавших хлористый кобальт. Кислотность молока несколько колебалась, но оставалась в норме (табл. 8).
Влияние некоторых факторов питания на обмен каротина и витамина А у коров

Содержание витамина А и каротина в молоке исследовали через каждые 7—8 дней. Анализами установлена очень низкая А-витаминная ценность молока в конце стойлового периода, что свидетельствует об опустошении витаминных запасов в организме. Во время опыта содержание витамина А в молоке коров, не получавших микроэлементов, прогрессивно уменьшалось. Такое же явление наблюдалось во II группе в первую неделю введения йодистого калия; в последующем А-витаминная активность молока несколько увеличилась. С введением кобальтовой подкормки А-витаминная ценность молока поднялась почти в 2 раза после двухнедельного его применения. Под влиянием подкормки микроэлементами количество каротина в молоке снизилось в первую неделю, а в последующее время оно изменялось мало (табл. 9).
Таким образом наиболее выраженное действие на витаминность молока оказала подкормка хлористым кобальтом. Сберегающее действие кобальта на каротин пока трудно объяснить. По-видимому, он активирует процесс превращения каротина через витамин B12.
Подкормка коров препаратом витамина А (что предусматривалось в схеме опыта) оказала положительное влияние на повышение А-витаминной ценности молока. Последняя увеличилась в I группе в 4 раза, во II — в 3,9, а в III — почти в 3 раза по отношению к содержанию на начало скармливания препарата витамина А. Действие микроэлементов на витаминную активность молока при скармливании животным препарата витамина А несколько снизилось.
Таким образом, проведенные исследования подтверждают литературные данные о влиянии протеина на обмен каротина и витамина А. Увеличение протеина в рационах коров до 155 г на 1 кормовую единицу временно активирует процесс превращения каротина в витамин А, его содержание значительно возрастает в сыворотке крови и меньше — в молоке. Высокий уровень витамина А в крови и повышенная А-витаминная активность молока удерживаются короткое время. Это явление необходимо учитывать при оценке состояния А-витаминного питания коров.
Влияние некоторых факторов питания на обмен каротина и витамина А у коров

Отрицательное влияние избытка протеина на усвоение животными каротина устраняется введением в рацион сахаристых кормов.
Из применявшихся микроэлементов наиболее эффективным окапался хлористый кобальт. В условиях данного опыта подкормка кобальтом сопровождалась повышением А-витаминной ценности молока на 62,7%. Следовательно, при равной доставке животным каротина усвоение его может сильно варьировать.


Добавить комментарий
Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Введите два слова, показанных на изображении: *