Итоги опытов по кормлению коров при разных сочетаниях кормов

18.11.2014

В связи с внедрением новой структуры посевных площадей количество заготовленного силоса значительно возрастает. Поэтому представляет интерес вопрос, при какой структуре рационов коровы потребляют наибольшее количество объемистого корма и дают наивысшие удои с возможно более низкой себестоимостью.
В опытах отечественных ученых выяснено, что в качестве единственного объемистого корма в рационах для молочных коров можно успешно применять силос. Кукурузный силос может служить основным кормом и для стельных коров вплоть до самого отела.
Опыты, проведенные зарубежными учеными, показывают, что при добавлении к силосным рационам некоторого количества сена увеличивается потребление сухого вещества корма и молочная продуктивность.
В Эстонии до сих пор не проводились сравнительные опыты по выяснению структуры объемистого корма. Поэтому мы поставили целью выяснить эффективность различной структуры рационов при производстве молока.
Для опытов отобрали 66 коров со средним живым весом от 500 до 550 кг и продуктивностью за предыдущие лактации от 3000 до 4500 кг молока с 3,5—4,0% жира. Около 1/4 подопытных коров были первого и второго отелов. По методу латинского квадрата изучался 21 различный рацион в 4 хозяйствах. Из них 15 рационов исследовались на 12 коровах, 4 рациона на 8 коровах и 2 рациона на 5 коровах.
В Тартуском показательном совхозе исследовались следующие рационы: в 1959/60 г. — № 1, 2, 3, 4 (клеверное сено высокого качества, кукурузный силос с pH 3,8, силос из сеяных трав с pH 5,2, комбикорм, кормовая свекла); в 1960/61 г. — № 5, 6, 7 (клеверное сено плохого качества, кукурузный силос с pH 4,5, хлопковый жмых и комбикорм). Эти опыты получили название «тяхтвереские».
В Вяймеласком показательном совхозе были поставлены опыты, получившие название «вяймелаские». В них исследовались рационы: в 1959/60 г. — № 8, 9, 10, 11 (сено из сеяных трав, хорошего качества, силос из сеяных трав с pH 4,7, хлопковый жмых, овсяная мука, кормовая свекла), в 1960/61 г. — № 12, 13, 14, 15 (сено из сеяных трав посредственного качества, силос из мешанки с pH 4,7, хлопковый жмых, мешанка).
На Вяндраской опытной станции в 1958/59 г. изучались рационы № 16 и 17 (клеверное сено среднего качества, силос из мешанки и кукурузы с pH 4,3, комбикорм, кормовая брюква).
В совхозе «Вазула» в 1961/62 г. исследовались рационы № 18, 19, 20, 21 (сено из сеяных трав среднего качества, кукурузный силос с pH 4,1, силос из сеяных трав с pH 4,5, мешанка, состоящая на 1/3 из вики).
Длительность учетных периодов составляла от 21 до 45 дней.
По методике во всех опытах коровы получали силос вволю, причем велся строгий учет фактической поедаемости. Сено давалось в соответствии с живым весом — из расчета 0,0; 0,75, 1,0, 1,5 и 2,0 кг на каждые 100 кг живого веса в сутки. В некоторые рационы ввели корнеклубнеплоды (от 0,5 до 1,0 кг на каждый килограмм надоенного молока с 4,0% жира). Концентраты давали из расчета от 200 до 300 г на каждый килограмм молока с 4,0% жира. Таким образом, при ограничении дачи сена, корнеплодов и концентратов коровам одновременно предоставлялась возможность за счет недостатка других кормов потреблять больше силоса.
Кормили и доили коров 2 раза в сутки. Рационы уточняли подекадно. Питьевую воду коровы получали из автопоилок. Из минеральных кормов давали 50—100 г кормового фосфата или костяной муки в сутки и 80—120 г поваренной соли. При подозрении на недостаток в рационе витамина D животным давали масляный раствор витамина D2. Результаты опытов в сокращенном виде приведены в табл. 1 и 2. Они охватывают период от 2—3 до 6—7 месяцев лактации (учетные периоды равномерно распределялись на эти месяцы лактации).
Поедаемость объемистого корма и структура рационов. При скармливании силоса вволю небольшие дачи сена (0,75 и 1,0 кг на 100 кг живого веса) независимо от его качества поедались коровами полностью. При высокой норме посредственного сена, содержащего в сухом веществе около 40% клетчатки, коровы не потребляли его больше, чем 6—7,5 кг в сутки. Поедаемость сена хорошего качества, содержащего в сухом веществе от 23 до 28% сырой клетчатки, составляла от 9 до 11 кг в сутки. Увеличение нормы сена, как правило, вызывало снижение поедаемости силоса.
Несмотря на небольшую норму сена, в большинстве случаев коровы не потребляли силоса больше 25—30 кг в сутки. При высокой норме сена силос поедался от 15 до 25 кг в сутки. Лишь в тяхтвереских опытах 1960/61 г. потребление кукурузного силоса составляло в среднем от 35 до 58 кг в сутки. В последнем cлучae коровы, кроме 3 кг концентратов, другого корма не получали. Включение в рацион умеренного количества корнеклубнеплодов не сократило потребления силоса. Лучше всего поедался кукурузный силос, а хуже — силос из мешанки, клевера и сеяных луговых трав. Последнее обстоятельство отчасти объясняется одеревенением растений, так как в сухом веществе силоса содержалось до 40% сырой клетчатки. При запаздывании с силосованием кукурузы до первых ночных заморозков поедаемость силоса значительно уменьшилась, хотя органолептически он был хорошего качества.
Потребление коровами сухого вещества и питательность рационов в первую очередь зависели от поедаемости силоса и сена. Наименьшее потребление сухого вещества и наиболее низкая питательность (от 7,9 до 8,5 кормовой единицы) рационов отмечались при небольшой норме сена, если рационы не содержали корнеклубнеплодов (рационы № 6,7,8, 12). В большинстве опытов повышение нормы сена обусловливало увеличение потребления сухого вещества от 6 до 21 % и питательность рационов от 4 до 15.%. Несмотря на потребление коровами зимой 1960/61 г. в тяхтвереских опытах большого количества кукурузного силоса, из-за низкого содержания в нем сухого вещества (до 13%) питательность рационов была относительно низкой. По нашим данным, в Эстонии на 1 кормовую единицу приходится брать около 7,5—8 кг типичного для республики кукурузного силоса.
С большим аппетитом коровы поедали кормовые рационы, содержащие одновременно много сена и корнеклубнеплодов. По сравнению с рационами, которые содержали мало сена и не содержали корнеплодов, поедаемость сухого вещества повышалась от 17 до 38%, а питательность рационов — от 22 до 34%.
В структуре рационов, содержащих небольшое количество сена без корнеклубнеплодов, доля концентратов при их абсолютном количестве от 2,7 до 3,4 кг в сутки составляла от 30 до 40%. При более высоких удоях удельный вес концентратов возрастал до 45—50% и более. Относительно высокая доля концентратов в рационах даже при небольших удоях объясняется недостаточной поедаемостью объемистого корма.
В большинстве случаев вволю скормленный силос составлял от 20 до 40% от суммы кормовых единиц рационов, а сено — от 17 до 46%.
Молочная продуктивность и жирность молока. При большинстве изучаемых рационов, не содержащих корнеклубнеплодов, молочная продуктивность коров практически не зависела от нормы сена, но его количество, как будет видно дальше, повлияло на их живой вес. Включение корнеклубнеплодов в рационы, содержащие мало сена, вызвало повышение молочной продуктивности от 2 до 11%. Ho только в вяймеласких опытах 1960/61 г. такое повышение было статистически достоверным (при сравнении рационов № 14 и 12), а во всех других опытах находилось в пределах индивидуальной вариации.
Рационы, содержащие корнеклубнеплоды и небольшое количество сена, не имели существенного преимущества перед рационами, содержащими высокую норму сена без корнеплодов (ср. рационы № 10 и 9, 14 и 13, 20 и 19). Ho включение в рационы корнеклубнеплодов вместе с большим количеством сена обусловливало повышение удоев от 8 до 14% (ср. рационы № 4 и 1, 11 и 8, 15 и 12). Такое повышение было статистически достоверным. При сравнении таких же типов рационов в вазуласких опытах небольшое повышение удоя (на 2%) было статистически недостоверным и находилось в пределах индивидуальных вариаций. Небольшой эффект, который дала сахарная свекла, может быть здесь обусловлен несколько меньшим по сравнению с опытами в других хозяйствах содержанием протеина в рационах.
В тяхтвереских опытах в 1959/60 г. удои были на 24—46% выше, чем в 1960/61 г. Такая разница не может быть объяснена только индивидуальными особенностями коров. Хотя состав опытных групп был разным, но по племенным качествам животные были практически однородными. При поправках на различный живой вес в 1959/60 г. при силосно-сенных рационах на корову было надоено от 1,5 до 2 кг, а при скармливании корнеплодов — от 3 до 3,5 кг в сутки молока — больше, чем в 1960/61 г. При этом расход концентратов на каждый килограмм молока с 4,0% жира в первом случае был на 25% меньше, чем во втором. Более высокие удои и более низкий расход концентратов в 1959/60 г. объясняются наличием в рационах высококачественного клеверного сена. Примерно аналогичные результаты наблюдались и в вяймеласких опытах.
Обращает на себя внимание тот факт, что в 1959/60 г. как в тяхтвереских, так и вяймеласких опытах жирность молока была существенно выше, чем в 1960/61 г. Значительное снижение жирности молока зимой 1960/61 г. наблюдалось также в колхозах и совхозах всей южной Эстонии. Причина этого может заключаться в том, что в 1960 г. из-за дождливого лета затянулась сеноуборка и качество сена было низким.
Повышение жира в молоке до 4,0—4,3% на рационах, с сахарной свеклой и вазуласких опытах отмечалось у половины подопытных коров.
Высокая жирность молока коров на Вяндраской опытной станции объясняется племенными качествами стада и полноценным кормлением коров. Добавление к силосно-сенным рационам корнеклубнеплодов обусловливало повышение стоимости кормов на продукцию 100 кг молока с 4,0% жира на 13—29%. В отдельных случаях стоимость повышалась до 40%. При таких рационах, когда скармливание корнеплодов значительно увеличило молочную продуктивность коров, повышенная стоимость молока может быть экономически оправдана. Ho, как мы видим из результатов опытов, включение в рационы корнеплодов не всегда давало существенное повышение удоев.

Итоги опытов по кормлению коров при разных сочетаниях кормов

Влияние рационов разных типов на живой вес коров и использование корма. Как правило, при даче рационов, содержащих небольшое количество сена без корнеплодов, живой вес коров снижался. За учетный период снижение составляло до 8—10 кг. Если включать в рационы умеренное количество корнеплодов или увеличивать норму сена, то живой вес практически не изменится. Почти во всех случаях рационы, содержащие корнеклубнеплоды и сено в большом количестве (1,5—2 кг на 100 кг живого веса), повышали живой вес коров. Можно предполагать, что изменения живого веса отчасти были обусловлены степенью наполнения пищеварительного тракта. Однако из анализа расхода кормовых единиц на единицу продукции видно следующее. При даче рационов, содержащих мало сена, расход кормовых единиц на 100 кг молока с 4,0% жира был на 6—15% меньше, чем при добавлении к таким рационам корнеклубнеплодов. В последнем случае живой вес коров существенно не изменялся. Включение же корнеклубнеплодов должно было улучшить использование корма, так как переваримость при этом обычно повышается. Поскольку при этом на килограмм съеденного сухого вещества корма было надоено молока не больше, а скорее меньше, то лучшее использование корма на силосно-сенных рационах при небольших дачах сена должно было произойти за счет уменьшения живого веса коров. Из опытных данных не удалось выяснить, выходило ли такое уменьшение резервов тела за физиологические границы.
Итоги опытов по кормлению коров при разных сочетаниях кормов

Из табл. 2 видно, что на каждый килограмм съеденного сухого вещества корма было надоено от 0,9 до 1,2 кг молока с 4,0% жира- Различное использование корма зависит от изменения живого веса коров и отчасти от структуры рационов. Несмотря на это, между поедаемостью сухого вещества корма и среднесуточными удоями существует высокий положительный коэффициент корреляции (r = 0,906±0,039). Закономерная связь между потреблением сухого вещества корма и среднесуточными удоями выражается простой линейной формулой:
у = 0,55 х + 2,85,

где: у — высота суточного удоя с жирностью 4,0% в кг,
х — потребление в сутки сухого вещества корма в кг.