Аллергология

24.10.2015

Истоки развития учения об аллергии, как и об иммунитете, обнаруживаются в далеком прошлом. Так, в I веке до нашей эры Лукреций Карр писал о том, что отдельный продукт может быть пищей для одного человека и ядом для другого. Развивая учение о воспалении, римский врач и философ Авл Корнелий Цельс в трактате «О медицине» приводит четыре его основных симптома — покраснение (rubor), припухлость (tumor), жар (cumcalors) и боль (dolore). Крупнейший врач и философ Древнего Рима Клавдий Гален к этим симптомам добавил пятый — сужение небольших кровеносных сосудов (stasis), приводящее к нарушению функции ткани или органа (function laesa). Гален впервые описал повышенную чувствительность к молоку и сыру, а также явления, которые могут возникнуть от запаха розы. В 1565 году итальянский врач Леонардо Боталлус описал «розовую лихорадку» — заболевание с сильной головной болью, слезотечением и насморком, вызванное запахом роз. Диоскорид ввел понятие идиосинкразия. Эдвард Дженнер в 1798 году сообщил о явлении (позже названном анафилаксией), наблюдавшемся им у женщины после повторной прививки (через 31 год после первой) коровьей оспы — появление бледно-розовых пятен вокруг места укола, распространяющихся по всему телу и исчезающих через несколько дней без видимых симптомов болезни. В 1819 году лондонский врач Дж. Босток привел первое описание случая «сенной лихорадки» (термин прижился и заменил термин «розовая лихорадка») с заболеванием глаз, носа и грудной клетки. Илья Ильич Мечников, развивая представления об открытом им фагоцитозе, пришел к заключению о важнейшей роли фагоцитов в реакции воспаления — древней защитной функции организма. В 1889 году в Санкт-Петербурге, на заседании Общества русских врачей, доктор Л. Силич сделал доклад «О нервном насморке, сенной лихорадке, вазомоторном рините». Как отмечалось выше, Нобелевский лауреат Генрих Kox в 1890 году описал реакцию повышенной чувствительности замедленного типа на туберкулин — воспалительную реакцию на вводимый препарат, диагностирующую наличие в организме микобактерий туберкулеза.
Особенности реакции животных на повторное введение антигена регистрировали многие авторы. Так, Франсуа Маженди отметил необычную гибель животных при повторной инъекции яичного альбумина. Аналогичный эффект наблюдали Нобелевский лауреат Эмиль Беринг при повторной иммунизации животных низкими дозами столбнячного токсина, Шарль Рише и Жюль Герикур в случае повторного введения собакам сыворотки угря, отечественный микробиолог и эпидемиолог Лев Александрович Тарасович при повторном назначении кроликам гусиной крови, Пол Портье и Шарль Рише при повторной инъекции собакам водно-глицеринового экстракта щупалец морских беспозвоночных — актинарии (Actinaria) и др. Это явление повышенной чувствительности особей к повторному введению антигена П. Портье и Ш. Рише назвали анафилаксией (т.е. явлением, противоположным защите). В 1910 году Вильям Шульц и Нобелевский лауреат Генри Дейл разработали метод тестирования анафилаксии in vitro, который впоследствии стал известным как тест Шулъц-Дэйла.
В 1903 году французский врач Морис Артюс описал явление местной анафилаксии, получившей впоследствии название «реакция Артюса». При этой реакции первые сенсибилизирующие введения антигена проходят почти незамеченными, однако при последующем его введении в месте инъекции развивается интенсивная инфильтрация полиморфноядерными лейкоцитами, геморрагическая реакция, сосудистый некроз. В 1905 году отечественный патофизиолог Гавриил Петрович Сахаров впервые описал явление анафилаксии у морских свинок. В 1907 году микробиолог Александр Михайлович Безредка ввел термин «анафилактический шок», а Ш, Рише установил возможность пассивного переноса анафилаксии с помощью антител. За исследования феномена анафилаксии Шарль Рише в 1913 году был удостоен Нобелевской премии.
Анализируя разные проявления повышенной чувствительности (гиперчувствительности) к повторным назначениям антигена, венский врач Клеменс фон Пирке в 1906 году объединил эти понятия в одно и предложил их называть «аллергией», обозначающей состояние измененной реактивности. В этом же году К. Пирке предложил диагностировать наличие туберкулеза путем царапины кожи туберкулином. Реакция получила название «реакция Пирке». Годом раньше К. фон Пирке и Бела Шик впервые описали явление сывороточной болезни. Например, при внутривенном введении кроликам больших доз гетерологичного сывороточного белка продуцируются антитела, которые взаимодействуют с антигеном и формируют комплекс антиген-антитело при избытке антигена. Образование комплекса сопровождается поражением ткани, отеком, увеличением лимфатических узлов, гипотонией, лихорадкой, лейкоцитозом с последующей лейкопенией и тромбоцитопенией. Регистрируются признаки воспаления и некроза кровеносных сосудов почек и сердца. Наблюдаются явления гломерулонефрита, артериита, эндокардита, миокардита. В селезенке могут наблюдаться признаки гранулематоза. Выраженность симптоматики болезни прямо коррелирует с титром преципитинов в сыворотке крови.
В 1921 году немецкие врачи Карл Праусниц и Хайнц Кюстнер (Heinz Kiistner) разработали метод обратной пассивной анафилаксии. Авторы показали, что сыворотка крови X. Кюстнера, страдавшего аллергией к некоторым сортам рыбы, введенная в небольшой дозе в кожу Праусница, сообщила последнему способность отвечать образованием покраснения и волдыря на рыбный экстракт, введенный в этот же участок кожи. Феномен получил впоследствии название «реакция Праусница-Кюстнера», различные варианты которой использовались для определения кожно-сенсибилизирующих антител. Определение антител в сыворотке больных привело и к другим открытиям. В 1923 году американские иммунологи и аллергологи А. Кока и Р. Кук ввели термин «атопия» («странная болезнь»), характеризующий отдельные наследуемые состояния повышенной чувствительности у человека, связанные с наличием антител, названных «реагинами». Было показано, что реагины в сыворотке крови атопических больных отличаются от агглютининов и преципитинов, участвующих в обычных серологических реакциях. Заболевания включают аллергию к пище и пыльце, сенную лихорадку и др. аллергические заболевания клинического характера, в частности неинфекционную форму бронхиальной астмы. Впоследствии оказалось, что явление атопии характерно не только для человека, но определяется и у многих других видов животных (крысы, собаки, домашний скот и др.). Экспериментальные модели на животных стали важными объектами для изучения механизмов продукции реагинов. Эти антитела А. Кока и E. Гров назвали в 1925 году «атопическими реагинами». Поскольку атопические реагины по ряду свойств отличались от иммуноглобулинов класса IgG, считалось, что они относятся к иммуноглобулинам класса IgA. И лишь в 1967 году К. и Т. Ишизака доказали, что атопические реагины относятся к иммуноглобулинам класса IgE. Вскоре после этого шведские исследователи С. Юханссон и X. Бенних описали миеломный белок, названный ими IgND, который по антигенной характеристике отличался от всех известных классов иммуноглобулинов. В совместной работе этих исследователей, опубликованной в 1969 году, была доказана идентичность IgE и IgND и было подтверждено открытие нового класса иммуноглобулинов — IgE. В связи с этим в последующем понятие атопии отождествлялось с IgE-опосредованными аллергическими реакциями.
По классификации, предложенной в 1930 году Р. Куком, аллергические реакции были разделены на две большие труппы — реакции гиперчувствительности немедленного типа (обусловлены антителами) и реакции гиперчувствительности замедленного типа (реакции клеточного типа). В 1964 году П. Джелл и Р. Кумбс усовершенствовали эту классификацию, подразделив реакции гиперчувствительности на 4 типа:
I тип — гиперчувствительность немедленного типа, опосредованная антителами класса IgE (взаимодействие аллергена с IgE, фиксированными преимущественно на тучных клетках или базофильных гранулоцитах, сопровождается активацией этих клеток, приводящей к их дегрануляции — высвобождению депонированных медиаторов, индуцирующих аллергическое воспаление).
II тип — гиперчувствительность, опосредованная антителозависимой клеточной цитотоксичностью (взаимодействие антител класса IgM или IgG с антигенами клеточной мембраны сопровождается активацией системы комплемента, мембраноатакующий комплекс которой оказывает цитотоксическое действие на эти клетки. Взаимодействие антитела с антигенами клеточной мембраны активирует также цитотоксическую активность Т-лимфоцитов, экспрессирующих Fс-рецепторы для IgG).
III тип — гиперчувствительность, опосредованная образованием иммунных комплексов (образованные комплексы растворимых антигенов с преципитирутощими антителами класса IgM или IgG задерживаются в капиллярах тканей, где активируют систему комплемента, индуцируют приток лейкоцитов, их активацию и высвобождение ферментов, повреждающих ткани с фиксированными комплексами антиген-антитело).
IV тип — гиперчувствительность замедленного типа или туберкулиновая гиперчувствительность (взаимодействие специфических рецепторов, сенсибилизированных антигеном T-лимфоцитов с пептидами фрагментированного антигена, представляемыми им антигенпредставляющими клетками, сопровождается активацией Т-клеток и высвобождением ими лимфокинов, опосредующих проявления замедленной гиперчувствительности).
В 1980 году И. Ройт (I. Roitt) выделил V тип гиперчувствительности, который обусловлен действием антител, не обладающих комплементсвязывающей активностью, на молекулярные структуры клеточной мембраны, участвующие в физиологической активации клетки, например на рецепторы физиологических медиаторов. Такой тип гиперчувствительности характеризуется как стимулирующий.

Аллергология

В России основателем современной отечественной аллергологии является академик АМН России Андрей Дмитриевич Адо (рис. 9). Созданная им школа аллергологов успешно проводит исследования в области фундаментальной и клинической аллергологии, развивая направления работ, заложенные отечественными учеными — Г.П. Сахаровым, А.М. Безредкой, Н.Н. Сиротининым, А.А. Богомольцем, И.Л. Кричевским, И.В. Давыдовским, А.И. Струковым, П.Ф. Здродовским, Е.М. Тареевым, В.И. Иоффе и другими выдающимися исследователями. Известные представители школы А.Д. Адо — В. И. Пыцкий, И. И. Балаболкин, И. С. Гущин, А.А. Польнер, В.Н. Федосеева, Ю.А. Порош и на, TA. Червинская, Л.А. Горячкина, И.В. Сидоренко, Л.В. Лусс, Н.И. Ильина и др. совместно с учениками успешно продолжают разработку актуальных аллергологических проблем, внесли существенный вклад в теорию и практику аллергологии и иммунологии.
Принципиально новое направление исследований в области аллергологии развивают академики Р.В, Петров и P.M. Хаитов. Используя синтетический полиэлектролит — полиоксидоний, проявляющий выраженное иммуностимулирующее действие на синтез иммуно-глобулинов разных классов, но не влияющий на образование IgE, авторы установили способность этого препарата переключать формирование Т-хелперов второго типа на созревание Т-хелперов первого типа. В конечном итоге это приводит к переключению синтеза аллергических антител класса IgE на синтез блокирующих антител класса IgG.
Конъюгирование (соединение) полиэлектролита с аллергеном или аллергоидом представляет собой прием создания лечебных препаратов нового поколения для терапии аллергий.
Сконструированные конъюгаты полиоксидония с пыльцой березы («Берпол»), тимофеевки («Тимпол») или полыни («Полпол»), названные «аллерготропинами» и фактически представляющие собой вакцинные препараты для иммунотерапии аллергий, успешно проходят клинические испытания.