Влияние человека на изменение фауны млекопитающих

04.02.2016

Влияние человека на распространение млекопитающих громадно. Оно сказывается прежде всего в том, что человек непосредственно уничтожает некоторые виды зверей.
Так, совершенно уничтожена человеком жившая в Беринговом море морская корова (Rhytina gigas), принадлежавшая к отряду сирен (Sirenia), открытая в 1741 г. неудачной экспедицией Беринга и описанная зоологом этой экспедиции Стеллером. Морская корова многочисленными стадами обитала тогда вблизи Командорских островов, где питалась на мелкой воде морскими растениями. Это громадное, животное благодаря своему вкусному мясу и полной беззащитности дало возможность пережить участникам неудачной экспедиции Беринга вынужденную стоянку па Командорских островах. Прошло каких-нибудь 27 лет, и морская корова была окончательно уничтожена человекам. Предполагают, что в 1768 г. убит последний экземпляр этого чрезвычайно интересного и ценного животного, которое несомненно имело все шансы сделаться единственным в мире домашним морским скотом. Стада морских коров всегда держались на определенных местах и не уходили с них до тех пор, пока не был убит в безрассудном преследовании последний экземпляр.
Совершенно уничтожен человеком дикий бык, один из родоначальников пород наших домашних животных — тур (Bos primigenius). Некогда стада диких быков были широко распространены по всей лесостепной зоне Европы. Преследование туров ради их вкусного мяса повело в конце концов к тому, что в 1567 г. был убит последний тур.
Такая же судьба постигла и диких европейских лошадей — тарпанов. Вероятно не менее двух видов диких лошадей жило в Европе одновременно с первобытным человеком каменного века. Дикая лошадь была излюбленным охотничьим зверем в то время. Об этом свидетельствует громадное количество скелетов лошадей, которые находятся около стоянок первобытного человека. Объясняется это конечно не тем, что мясо лошадей было особенно вкусным, а тем, что добывать лошадей было легче, чем других крупных зверей. Очевидно человек умел их загонять в засады еще тогда, когда у него не было домашней верховой лошади, которая, конечно, облегчила охоту за ними. Раньше других был уничтожен более крупный вид лесной европейской лошади, кровь которой течет еще в жилах некоторых пород домашних лошадей.
В степях Европы жила другая форма дикой лошади, собственно тарпан (Е. gmelini), которую по ее преимущественному распространению можно было бы назвать южнорусской степной дикой лошадью. Отдельные стада тарпанов, вероятно уже со значительной примесью крови одичавших домашних лошадей, еще бродили среди безграничных просторов степей и по лугам лесостепной области сравнительно совсем недавно. В древней Руси за ними усиленна охотятся, как то видно из «поучения» Владимира Мономаха. Ho уже во времена знаменитых экспедиций Академии наук в середине XVIII в. они становятся редкими, распространенными еще в обширных незапаханных степях юго-востока. Последние тарпаны, более похожие на домашних лошадей, чем на диких, были пойманы в середине XIX в.
От диких лошадей сохранилась лишь открытая Пржевальским джунгарская лошадь (Equus przewalskii), малодоступных полупустынь западной Монголии. Ранее этот вид был широко распространен по степям и полустепям Азии и заходил в Европу.
Зубр (Bison bonasus), будучи раньше широко распространен в зоне лиственных лесов Европы и лесостепи, истреблен почти совершенно. Зубры содержались в заповедной Беловежской пуще в б. Гродненской губ., где перед войной их насчитывалось до 700 голов. Во время войны большая часть зубров была уничтожена; незначительное число их сохранилось в Польше и в Германии. Другая колония зубров обитала на Северном Кавказе, где они окончательно были уничтожены во время гражданской войны и интервенции. Работа по восстановлению зубра ведется успешно в заповеднике Аскания-Нова путем поглотительного скрещивания зубра с гибридами — зубро-бизонами (рис. 674). В настоящее время часть зубров из Аксания-Нова перегнана в Крымский государственный заповедник для ингабитации. Намечено восстановление зубра в Кавказском заповеднике.

Влияние человека на изменение фауны млекопитающих

Почти совершенно были стерты с лица земли человеком и американские бизоны (Bison ainericanus). Еще совсем недавно в середине прошлого столетия сотни тысяч бизонов паслись в прериях на запад от Миссури. Начавшееся потом в связи с проведением железных дорог истребление бизонов ради мяса, языков и шкур повело к тому, что в несколько лет бизоны были почти совершенно уничтожены. В 1889 году их насчитывалось всего лишь 635 голов. Если бы не специальная охрана оставшихся бизонов и организация крупных заповедников, они были бы совершенно уничтожены. В настоящее время количество бизонов сильно увеличилось, и они считаются уже тысячами.
Почти совершенно был истреблен бобер речной (Castor fiber), когда-то одно из главных промысловых животных. Чтобы предотвратить их полное исчезновение, правительством организованы бобровые заповедники.
Соболь (Martes zibellina) был широко распространен в северо-восточной таежной части Европейской части Союза и был так обыкновенен в Сибири, что туземцы ходили в собольих мехах и подбивали лыжи собольими шкурами, а «бабы били соболей коромыслами». В настоящее время уничтожение соболей привело к тому, что пришлось организовать соболиные заповедники.
В Африке почти совершенно уничтожены белые носороги (Rhinoceros simus), насчитывающиеся сейчас всего лишь в количестве 20 экземпляров.
Чрезвычайно быстро, идет уничтожение лосей, косуль, изюбров, маралов, кавказских туров и многих антилоп Африки.
Кроме непосредственного истребления, на распространении млекопитающих сказываются изменения в естественных условиях среды, которые производятся культурной деятельностью человека. Человек изменяет естественные стации (биотопы) к которым приспособлены те или иные виды. Вырубаются леса, распахиваются степи, осушаются болота. Вместо естественных биотопов возникают новые биотопы, которые удобны лишь небольшому числу млекопитающих.
Распахивание степи, связанное с уничтожением естественных биотопов, повело к исчезновению ранее обыкновенных в южных степях байбаков (Marmota bobac); вырубание лесов ведет к сокращению распространения многочисленных видов таежной и лесостепной фауны: медведи, рыси, лоси, косули, куницы, многие другие хищники и даже белки становятся все более и более редкими.
С Другой стороны, обширные площади засеянных полей дают прекрасные биотоны для мелких грызунов — хомяков, сусликов, мышей и полевок. Вместе с постройками человека быстро расселяются приспособившиеся к жилью человека как к биотопу крысы и мыши.
Наконец человек изменяет естественные биоценозы. В этом отношении его влияние сказывается особенно сильно через посредство домашних животных. Стада домашних животных, двигавшиеся вместе с кочевниками по степям издревле, должны были влиять на распространение крупных видов копытных млекопитающих: лошадей, куланов, антилоп и т. д. На распространении туров и зубров сказалось разведение домашнего крупного рогатого скота. Домашние собаки и кошки уничтожают грызунов, птиц и т. д.
Многие ввезенные человеком в другие страны млекопитающие одичали и превратились в диких млекопитающих, влияние которых на фауну местных млекопитающих иногда чрезвычайно велико.
Рост влияния человека и его культуры на природу идет так быстро и с таким прогрессирующим ускорением, что дальнейшая судьба дикой природы, флоры и фауны, особенно крупных млекопитающих, оказывается предопределенной.
Необходимо разумное вмешательство человека в этот процесс разрушения природы и уничтожения ее богатств, и прежде всего необходимо принять меры к сохранению тех видов крупных зверей, исчезновения которых можно ждать со дня на день.
Дальнейшее существование дикой фауны, большей части крупных млекопитающих, возможно будет только в специально организованных резерватах — заповедниках.
Что жe касается прочей территории, то забота человека должна быть направлена к тому, чтобы всемерно содействовать размножению полезных видов и всячески препятствовать размножению вредных. Самотеку в изменении фауны должна быть противопоставлена плановая перестройка фауны с заменой бедных биоценозов более богатыми с видами хозяйственно и культурно ценными.
Встает задача о науке совершенно новой, науке о конструировании биоценозов и фаун, о плановом в государственном и мировом масштабе перераспределении диких животных с той целью, чтобы максимально использовать их в интересах хозяйства и культуры. Роль заповедников при этом громадна.