Высшая нервная деятельность млекопитающих

04.02.2016

У млекопитающих мозг достигает наивысшего развития. Только в этом классе позвоночных мы встречаем полушария мозга, снабженные извилинами, наиболее многочисленными у обезьян и человека. В соответствии с этим и чувственная жизнь млекопитающих является наиболее сложной, реакции поведения наиболее совершенными. Однако не все млекопитающие стоят в этом отношении на одном уровне. В пределах класса можно установить восходящий ряд увеличения и усложнения головного мозга, а параллельно с этим и усложнение поведения. В мозгу у представителей различных отрядов развивается больше то тот, то другой отдел: обонятельный, слуховой, теменной, двигательный, лобный. Как известно из физиологии, эти отделы имеют различную функцию. Поэтому поведение и психические особенности млекопитающих различных отрядов весьма неодинаковы. Так, например, у собаки хорошо развит обонятельный отдел мозга. В связи с этим обоняние играет у нее особенно большую роль. У кошки этот отдел развит гораздо слабее — кошка пользуется преимущественно зрением. Особенно слабо развиты обонятельный отдел и обоняние у ластоногих, беззубых китов, приматов.
Однако можно говорить и о чувственной жизни млекопитающих в целом, противополагая ее чувственной жизни других классов и отвлекаясь от различий в пределах самого класса млекопитающих.
Обоняние у большинства млекопитающих развито очень хорошо. Опыты и наблюдения показали, что собаки, например, не только весьма чувствительны к запахам, но обладают способностью из суммы запахов узнавать отдельные. Пользуясь обонянием, многие животные выслеживают добычу (волки); горные козлы или бараны издалека, пользуясь ветром, по запаху узнают присутствие человека; дикие свиньи по запаху узнают о присутствии под землей съедобных корней и т. д.
Слуху млекопитающих также играет большую роль. Слух изучался у собаки методом условных рефлексов. Уже различие в четверть тона давало при этом положительный эффект. Зашивание глаз не влияло на успех опыта, разрушение улитки в слуховом органе разрушало и слуховую привычку (условный рефлекс). Развит слух и у кошек. Лошади выучиваются по тому или иному звуковому сигналу производить те или иные эволюции и т. д. Многие млекопитающие по слуху находят пищу, другие пользуются слухом, чтобы избегнуть опасности.
Зрение млекопитающих подвергалось многочисленным и точным исследованиям. Согласия здесь не достигнуто по вопросу о цветном зрении. Одни авторы находят, что некоторые млекопитающие (кошки) различают цвета не на основе длины волны, а на основе их яркости. По этому взгляду кошки слепы на цвета, видят все в одном цвете, но различают степень яркости. Другие исследователи признают у млекопитающих (обезьян) способность различать и цвета как таковые. Во всяком случае на основали цветности, на основе ли яркости, но цвета млекопитающие хорошо различают. Различают иногда самые тонкие оттенки; шимпанзе научается выбирать среди комбинаций несколько цветов. Многие млекопитающие различают также простые рисунки.
Вкус у млекопитающих развит хорошо. Хорошо развита и кожная чувствительность (осязание), а также так называемая органическая и кинестетическая чувствительность. Для осязания на теле млекопитающих развиваются особые волосы, вибриссы. Высоко специальные, чувствительные окончания существуют в коже и мускулах. Ряд экспериментов показал, что многие, млекопитающие при образований двигательных привычек руководятся мышечным чувством, в гораздо большей мере, нежели зрением или обонянием. Крысы, выучившиеся находить себе дорогу в лабиринте, сбивались и делали неправильные повороты, если лабиринт удлинялся или укорачивался, а именно — продолжали итти вперед и упирались в стенку, если лабиринт укорачивался, и делали преждевременные повороты, если лабиринт удлинялся. Одним словом, органы ощущений у млекопитающих развиты очень хорошо, и млекопитающие получают из внешнего мира большое количество впечатлений, которые ассоциируются; таким образом, создается привычка чувственная (привычка к определенного рода стимулам) или двигательная (привычка к определенного рода движениям).
В способности к образованию привычек млекопитающие превосходят всех остальных позвоночных.
У большинства исследованных в условиях эксперимента млекопитающих привычка образуется весьма быстро: у крыс, собак, кошек и других она вырабатывается в совершенстве в течение 3—4 десятков опытов. В сущности эти привычки образуются почти с первого раза, а потом идет уже лишь усовершенствование в выполнении действия. Такая быстрота в научении, конечно, играет большую роль в жизни млекопитающих, является для них могучим оружием в борьбе за существование, помогая быстро избегать всякой опасности, с которой животное однажды столкнулось, находить быстро пути к выходу из положения. Такая способность является более мощным оружием, нежели физические ору. дин защиты.
Можно считать установленным, что некоторые млекопитающие способны не только реагировать на действующие стимулы, но и на стимулы, переставшие действовать, на стимулы, от которых остался только след в мозгу; многие млекопитающие способны, таким образом, руководиться, действовать под влиянием «образа», «представления». Так, например, собака после некоторых попыток переплыть реку, но не желая этого делать, например, из-за холодной воды, опрометью бросается к мосту, находящемуся далеко и отсюда не видному, чтобы перейти реку по мосту, по которому она раньше переходила реку. Или, например, перед собакой, находящейся в комнате, выбрасывают из окна лакомый кусок. Упавшего куска собаке не видно. Ho она, взволнованно повертясь у окна, кидается к двери па противоположной стороне комнаты и бежит кругом вниз к выброшенному куску.
Особенного развития достигает мозг у человекообразных обезьян. И психические особенности оранга или шимпанзе оказываются очень высокими, приближающимися к таковым человека. Шимпанзе способны пользоваться орудием для достижения цели. Они в состоянии сами приготовить себе это орудие, например, сломать прут и оборвать на нем листья, чтобы воспользоваться им для продвигания лакомого куска, лежащего за решеткой. Они оказались способными собрать в одно место и поставить друг на друга 3 ящика, чтобы достать висящие под потолком бананы. Делали они это сообща, причем одна обезьяна влезала па ящик, другая поддерживала, остальные располагались вокруг в ожидании. Если ящики были с песком или камнями, шимпанзе опорожняли их, а затем тащили на место.
Однако между человеком и шимпанзе все же существует различие в том отношении, что только человек способен к членораздельной речи и к образованию общих понятий, необходимых для логического мышления. Поэтому той сложности, которую имеют поступки человека, они не достигают даже у человекообразных обезьян.
Высокоразвитая высшая нервная деятельность, способность к быстрому образованию привычек, т. е. к быстрому научению из личного опыта, является для млекопитающих могучим оружием в борьбе за жизнь.