Происхождение млекопитающих

04.02.2016

Перечисленные выше особенности млекопитающих вполне определенно указывают на то, что предками млекопитающих могли быть только рептилии ипритом такие, которые обладали некоторыми особенностями, отсутствующими у современных рептилий. Так, у всех известных нам современных рептилий, как бы далеко они ни стояли друг от друга в систематическом отношении, развивается сильнее правая дуга аорты, которая выходит из левого желудочка, тогда как левая дуга выходит из правого, между тем у млекопитающих имеется только левая дуга аорты, которая выходит из левого желудочка; у всех современных рептилий кожа утеряла многочисленные железы, которые были свойственны их предкам — амфибиям, «охранив лишь самое ограниченное их число в виде желез специального значения; кожа покрыта ороговевшими производными эпидермиса — чешуей, тогда как млекопитающие имеют кожу, богатую железами, и одеты покровом из волос, происхождение которых, согласно данным эмбриологических исследований, можно допустить лишь из ранних стадий развития чешуй. Череп рептилий имеет один затылочный бугор, тогда как у млекопитающих он имеет два затылочных бугорка как у амфибий. Как у этих последних, у млекопитающих число фаланг пальцев 2,3,3,3,3, и отсутствует надгрудинник. Строение среднего уха с тремя слуховыми косточками, из которых наковальня и молоточек преобразовались первая из квадратной, а второй из сочленовной косточки. Сочленение нижней челюсти, состоящей из зубной кости (dentale), с чешуйчатой (squamosum), совершенно отлично от того, что мы встречаем у современных и громадного большинства ископаемых рептилий.
Из сказанного следует, что млекопитающие могли произойти только от таких рептилий, которые еще не успели приобрести указанные признаки, отличающие их от млекопитающих, и стояли ближе к своим предкам — амфибиям. Таковыми, по-видимому, являются пермские рептилии из отряда зверозубых (Tlieriodontia) подкласса звероподобных (Theromorpha).
Большинство этих рептилий вели хищный образ жизни и обнаруживали поразительное сходство с млекопитающими в строении зубов, в общей форме черепа и в общей форме тела. Зубы у них дифференцировались на резцы, клыки и коренные и помещались в альвеолах, подвергаясь однократной смене. Квадратная кость сильно редуцировалась, как и элементы нижней челюсти, за исключением зубной (dentale) которая, вследствие прогрессирующего развития зубов, увеличивалась, доходя до скулового сочленения. В черепе была одна скуловая дуга, состоявшая, как и у млекопитающих, изотростка чешуйчатой кости (squamosum) и скуловой (jugale); имелся длинный слуховой проход; затылочный бугорок у некоторых форм был двойной. Сходство было и в делении позвоночника на отделы, и в строении плечевого пояса, таза и конечностей.
Рептилии эти бегали на высоких ногах, построенных и ориентированных в отношении туловища так же, как и ноги млекопитающих; туловище, было высоко поднято, на ногах, которые имели сходное с ними строение кисти и ступни с числом фаланг 2, 3, 3, 3, 3. У териодонтов имелся olecranon, лопатка была с гребнем и акромиальным отростком, а коракоиды имели уже тенденцию к редукции.
В то же время большинство известных нам представителей зверозубых ящеров, на ряду с этими признаками, обладали рядом специализированных особенностей. Прямыми предками млекопитающих, следовательно, были более примитивные Theriodontia. Они, следует думать, были близки к амфибиям по особенностям своей кожи, снабженной многочисленными железами, лежащими между чешуями, где имелись не специализированные зачатки чешуй, которые послужили материалом для развития волосяного покрова; у них очевидно левая дуга аорты была развита сильнее правой и отходила от левого желудочка. Такие териодонты могли быть только среди примитивных форм, близких к котилозаврам, а, следовательно, среди пермских териодонтов. У нас имеются все основания предполагать, что это были мелкие животный, так как первые млекопитающие были именно мелкими формами и притом вели полудревесный образ жизни, потому что наиболее примитивные пятипалые конечности современных млекопитающих — это конечности опоссума (Didelphys), ведущего полудревесный образ жизни, при котором пятипалая конечность может сохранить свое наиболее универсальное строение. В последнее время палеонтология обогатилась новыми данными, подтверждающими эти предположения. В 1927 г. описан был (Сушкиным) териодонт Permocynodon, а в 1929 г. триасовые териодонты из Южной Африки Ictidosauria (Брумом), которые стояли чрезвычайно близко к млекопитающим и были небольшой величины.
Мало этого, у нас есть основание думать, что родиной млекопитающих были части суши, где климатические условия могли содействовать развитию теплокровности, и что родоначальные мелкие териодонтные звероящеры были энергичными, проворными формами, так как энергичные окислительные процессы в связи с движениями при большем, чем у рептилий, совершенстве кровеносных органов и органов дыхания являются необходимыми предпосылками для приобретения теплокровности. В самом деле, при отсутствии теплокровности всякое понижение температуры вызывало неизбежную депрессию и даже окоченение холоднокровных животных; отсюда огромное преимущество первых теплокровных животных в борьбе за существование. Теплокровность связана с развитием волос и потовых желез как терморегуляторов.
Повышенная жизнедеятельность и теплокровность, требовавшие большой траты энергии, могли появиться только с усилением обмена веществ и более обильным питанием. Это в свою очередь не могло не быть связано с прогрессивным развитием зубов и органов чувств, в особенности слуха и обоняния. Все эти приобретенные предками млекопитающих свойства могли развиться только в связи с прогрессивным развитием центральной нервной системы, что выразилось в усложнении строения мозга и развитии neopallium.
Однако этого все же, по-видимому, было недостаточно для того, чтобы быстро эволюционировать в жизненной борьбе.
Первозвери Prototheria — первый этап эволюции, характеризующийся теплокровностью при волосяном покрове и яйценоскостью при наличии клоаки. Нам кажется особенно вероятным это предположение потому, что млекопитающих удерживало что-то от быстрой эволюции в первое время вторичной эры. Приобретенная теплокровность при яйценоскости требовала высиживания яиц, а это представляло большие затруднения, если принять во внимание обилие всевозможных хищных рептилий. Только сумчатость, а затем живородность в связи с сумкой и, наконец, плацентарное вынашивание детенышей в матке дали ряд последовательных этапов эволюции, приведших, в конце концов, к пышному расцвету класса млекопитающих в самом конце мелового периода. Этот последний этак совершился, как то показали недавние открытия американских па-леоптологов в Монголии, повидимому, в Азии, где, вероятно, хранятся в необъятных просторах пустынь, льдов и лесов самые интересные страницы первобытной истории класса млекопитающих.