Сезонные явления в жизни птиц в зависимости от климатических факторов

04.02.2016

На земном шаре только полоса экваториальных климатов характеризуется отсутствием сезонной периодичности в ходе метеорологических элементов, иными словами однообразной изо дня в день погодой. Это — полоса тропических лесных дебрей с ежедневными дождями, с колебанием месячных температур в пределах 26—28° и суточных температур не более как на 8—10°. Оптимальные жизненные условия и их равномерность круглый год обусловливают чрезвычайное разнообразие и богатство жизни. Годичная цикличность в жизни растений и животных отсутствует. Вместо сезонных циклов здесь господствуют видовые и индивидуальные циклы, обусловливающие в течение всего года полноту тонуса жизни природы. В этих условиях разные виды и разные индивидуумы птиц гнездятся, выводят птенцов и линяют в разные календарные сроки, в зависимости от возраста, наступления половой зрелости, продолжительности гнездового периода, сношенности пера и т. д.
В тех же тропических странах, однако, на континентах по обеим сторонам экватора, в области действия тропических муссонов располагаются климаты с более или менее ясно выраженным периодом засухи. Здесь более благоприятные условия жизни чередуются с менее благоприятным, причем, по мере удаления от экваторов эти различия становятся все сильнее и сильнее и в области континентальных пассатов становятся настолько сильно выраженными, что ведут к образованию сухих областей — пустынь и полупустынь с короткими периодами дождей.
Постепенные изменения равномерных благоприятных условий жизни птиц в продолжение года в сторону чередования благоприятных условий с неблагоприятными, обусловленными периодом засухи, вызвали у птиц целый ряд приспособлений, приведших к развитию сезонных явлений жизни.
Еще дальше от экватора в полосе умеренных климатов к неблагоприятным климатическим условиям прибавляется периодическое понижение температуры, которая, падая ниже 0°, обусловливает наступление зимних периодов.
Смена по временам года обусловливает годичные циклы в жизни птиц. Наступление неблагоприятных условий, во-первых, ведет к тому, что птицы гнездятся и выводят птенцов только в наиболее благоприятное время года, а во-вторых, приводит к кочевкам или перелетам.
Отношение к месту обитания. По характеру пребывания в данной местности различают птиц оседлых, т. е. таких, которые круглый год живут в данной местности. К оседлым же обыкновенно относят птиц кочующих, так как они, хотя не остаются на местах, в которых выводили птенцов, но все же не покидают на зиму данную область.
Te птицы, которые на зиму улетают в другие местности, чтобы возвратиться лишь весной, называются перелетными птицами. Эти последние в данной местности могут появляться только на лето для вывода птенцов, — это летающие птицы; если же они в данной местности бывают только на пролетах, тогда — это пролетные птицы; далее они могут появляться в данной местности только на зиму — это зимующие птицы.
Очень часто особи одного и того же видa для данной местности могут быть и летующими и пролетными, пролетными и зимующими, зимующими и оседлыми. Например, большинство прилетающих к нам на лето видов в то же самое время пролетает дальше па север (зяблики, утки, вальдшнепы, бекасы и т. д.); у очень многих зимующих видов часть особей пролетает южнее, например, чечетки, снегири, подорожники, и очень часто зимующие виды встречаются на зимовках с оседлыми особями того же вида: таковы у нас вороны, галки, а южнее — вальдшнепы, черные дрозды и др.
Жизнь птиц в тропических странах в сухое время года. В саваннах, расположенных к югу и северу от полосы экваториальных климатов тропических лесов — дебрей, в тропических и субтропических степях, полупустынях и пустынях северного и южного полушарий в периоды засухи жизнь замирает: прекращается вегетация растений, беспозвоночные, амфибии и большая часть рептилий впадают в анабиоз, мелкие млекопитающие в значительной части впадают в спячку, и условия жизни птиц становятся неблагоприятными. Поэтому в этот период птицы не гнездятся и частью или откочевывают или улетают к северу или к югу, соответственно тому, где в это время условия являются благоприятными.
Жизнь птиц зимой. По мере движения с юга от тропиков к северу количество видов птиц, остающихся на зиму, все уменьшается. Это стоит в прямой зависимости от климатических условий зимы.
Из неблагоприятных для жизни птиц условий зимы наиболее характерны следующие.
Понижение температуры ниже 0° обусловливает замерзание воды, а следовательно, и почвы. Замерзание воды лишает возможности сохранить свое местопребывание птиц водоплавающих и болотных. Такие птицы, очевидно, могут существовать только там, где нормально температура не падает настолько низко, чтобы болота и водоемы замерзали. В тех случаях, когда такое замерзание происходит в местах нормальных зимовок птиц водоплавающих и куликов, птицы сперва скопляются там, где наличность ключей задерживает замерзание водоемов и болот, а в случае более или менее полного замерзания птицы или вынуждены отлетать дальше к югу или, проголодав более или менее продолжительное время, гибнут, если погода не меняется.
Понижение температуры до 0° и ниже прекращает вегетацию растений, и таким образом те птицы, которые питаются за счет растений, оказываются в условиях, при которых они вынуждены откочевывать или отлетать. Таковы гуси, питающиеся травой.
Понижение температуры вместе с прекращением вегетации растений ведет за собой прекращение жизненной деятельности ряда животных, представляющих пищу для птиц. Большая часть насекомых, моллюски, черви, амфибии, рептилии и часть млекопитающих впадают в анабиоз или спячку, прячутся, и птицы, питающиеся за счет этих животных, не могут оставаться на зиму.
Вторым важным фактором зимней жизни птиц является снежный покров. Для птиц, которые питаются семенами растений, даже при замерзании почвы в отсутствии снежного покрова остается возможность питаться, собирая те семена, которые остались па самих растениях, и те, которые рассеялись на почве. Точно так же насекомоядные птицы могут выискивать спрятавшихся и траве и в почве насекомых. Уже незначительный снежный покров ставит таких птиц в более тяжелые условия, так как для отыскивания пищи птице приходится разрывать снег. Условия становятся еще тяжелее, если снежный покров толще, а глубокие снега не только делают почву недоступной для сбора семян, но закрывают и самые стебли трав с семенами.
Поэтому глубина снежного покрова является важным фактором для растительноядных и зерноядных птиц. Так, серые куропатки которые зимой питаются зернами и травой — зеленью озимых хлебин, при неглубоком снеге добираются до земли, разрывая снег ногами; при более глубоких снегах они пользуются услугами зайцев, которые, конечно, легче добираются до зеленей, при очень же глубоких снегах они сильно страдают и гибнут от голода массами.
Третьим важным фактором зимней жизни птиц являются ветры, действие которых выражается главным образом в связи со снежным покровом. Сильные ветры при сухом и рыхлом снежном покрове обусловливают метели (низовые), сдувают снег с возвышенных мест, обнажая почву. Снежные зимы без оттепелей, но с сильными ветрами для зимующих птиц являются, таким образом, гораздо более благоприятными, чем такие же зимы без ветров с ровным покровом из снега.
Четвертым и очень важным фактором для жизни зимних птиц являются оттепели или повышение температуры зимой выше 0°. Оттепели обусловливают образование ледяной корки поверх почвы, поверх снега (наст), что делает даже при неглубоких снегах недоступными для пользования семена, разбросанные на почве, а при глубоких снегах даже па стеблях трав.
Если оттепель сопровождается снегопадом или дождем, вслед па которым следует мороз, то образуется так называемая гололедица. Коркой льда покрываются не только почва и снег, но травы, кусты и деревья. При этом птицы не могут пользоваться не только семенами почвы, но даже семенами, упавшими с деревьев, семенами и почками кустов, деревьев, спрятавшимися в деревьях насекомыми и т. д. Гололедицы зимой являются самым страшным для зимующих птиц фактором.
Таким образом, мы видим, что наиболее благоприятными зимами являются малоснежные зимы с частыми ветрами, без оттепелей и гололедиц. Наиболее неблагоприятными будут зимы с глубокими снегами, без ветров, с частыми оттепелями и гололедицами.
На севере могут оставаться на зиму только очень немногие виды птиц, а именно: из насекомоядных только те, которые обладают специальными приспособлениями для добывания зимующих и спрятавшихся в деревьях насекомых. Таковы пищухи, синицы, некоторые дятлы; синицы и дятлы питаются также семенам. Из растительноядных птиц — лишь те, которые питаются хвоей, почками деревьев и кустов, семенами деревьев и кустов (рябчики, белые куропатки, тетерева, глухари, чечетки, клесты и др.). Ягод слишком мало на севере, и их запас удерживает птиц, питающихся ими, на время, пока все ягоды не будут съедены (дрозды-рябинники, свиристели и др.) (рис. 503). Из хищных птиц остаются лишь те, которые питаются птицами, белками, зайцами (ястреба-тетеревятники, лапландская сова). Южнее количество птиц, остающихся па зиму, увеличивается все более и более. Вороны и галки, отлетающие с севера, оседло живут в средней части России. Сюда прилетают с севера чечетки, снегири, подорожники. Еще южнее, где покров снега меньше, количество зимующих птиц увеличивается за счет зерноядных птиц, за счет хищников, питающихся мелкими грызунами, а там, где морозы редки, начинаются зимовки водоплавающих, куликов и насекомоядных птиц.

Сезонные явления в жизни птиц в зависимости от климатических факторов

Уже на юге европейской части России зимует много зерноядных птиц (зяблики, зеленушки, коноплянки и щеглы), водоплавающие (утки, крохали, гагары), хищники, питающиеся грызунами (сычи, совы, мохноногие канюки).
Еще больше птиц остается на зиму на побережье Черного и Каспийского морей (утки, нырки, лебеди, гуси, вальдшнепы, бекасы, дупеля, жаворонки и т. д.).
В Средней Азии, Закавказье, в Малой Азии мы встречаемся уже с чрезвычайно богатой оседлой фауной птиц и обильной фауной зимующих птиц Севера.
Северная Африка, долина Нила и различные части Средней и Южной Африки, Индии, острова Индийского океана и Австралия служат тоже местом зимовок многочисленных видов Севера.
Для Америки место зимовок тянется от умеренных частей Северной Америки через Центральную Америку до Южной Америки.
Нередко ареалы зимовок видов занимают большую площадь, чем ареалы гнездований, например, у белого аиста, у деревенской ласточки и др. У иных видов, наоборот, ареал зимнего пребывания бывает очень ограничен. Так, краснозобая козарка (Rufibranta ruficollis), гнездящаяся в тундрах Западной Сибири, зимует в юго-западном углу Каспийского моря. Малая мухоловка (Siphia parva) и розовый скворец (Pastor roseus) из обширных областей своего гнездового распространения собираются на зиму в Индию на сравнительно очень ограниченном пространстве. Зимовки популяций одного и того же вида, относящихся нередко к разным подвидам, если они занимают на гнездовье более северные области, оказываются лежащими далее к югу. Обычно на зимовках птицы держатся сходных экологических условий с их местами зимовок, но иногда они и на пролетах и вовремя зимовок меняют стации и живут в иных условиях. Так, например, малый и большой веретенники (Limosa limosa, L. rufa) гнездятся в болотах, а на зимовках живут первый но берегам морей, второй — по берегам пресных водоемов.
За исключением хищников, которые никогда не образуют стай, и дятлов, которые по большой части ведут одиночный образ жизни, зимние птицы живут большими стаями или стайками, или небольшими обществами.
Общественность зимних птиц стоит в связи с кочевками.
Очень часто у одного и того же вида южные популяции живут оседло, севернее — являются кочующими, а еще севернее — перелетными. Таковы галки, вороны, чижи, щеглы, зеленушки и многие другие.
Перелет птиц. Кочевки птиц, которые обусловливаются прямым недостатком корма в результате неблагоприятных условий зимы, непосредственно связываются с перелетами.
В самом простейшем виде перелет птиц представляет лишь более или менее удлиненную кочевку, которая не выходит даже за пределы области, запятой гнездящимися или оседлыми особями того же вида. Необходимость в таких перелетах объясняется просто недостатком корма зимой, который исчерпывается постепенно, вследствие чего особи, занимающие более северные части области распространения, принуждены откочевывать все дальше и дальше, пока не попадут в более южные части, где условия зимы настолько благоприятны, что дают возможность провести зиму одновременно и оседлым и зимующим особям того же самого вида. Таковы перелеты у галок, ворон, грачей, снегирей, московок и др. Область гнездования у них смежна с областью зимовок, где часть особей того же вида живет оседло.
В случае удлинения той части области распространения вида, из которой особи этого вида зимой бывают вынуждены отлетать к югу, мы получаем уже более удлиненный перелетный путь, который только этим и будет отличаться от предыдущей категории и связывается с ней рядом переходов. Таковы перелеты овсянок (Emberiza citrinella), зеленушек (Chloris chloris), зорянок (Erithacus rubecula) и др.
Такой перелет мог возникнуть или путем расселения вида к северу из области, где он жил оседло, в область, откуда ему приходилось откочевывать зимой, причем по мере расселения на север кочевки псе более и более удлинялись; или перелет мог возникнуть в результате постепенного изменения климата в более северных частях области распространения в худшую сторону, пока возникшие как следствие ухудшающихся условий кочевки путем их удлинения не превратились в перелеты.
К этой же категории простых перелетов можно отнести и следующую категорию, когда все особи из области своего гнездования отлетают на зиму в смежную с ней область зимовок. Примером таких видов могут служить чечетки (Linaria linaxia), подорожники (Plectrophenax nivalis) и др.
В только что нами рассмотренных случаях область распространения видов (гнездования и зимовок) представляет непрерывное целое, и такие виды можно назвать моноареальными.
У других видов область зимовки разобщена от области гнездований территорией, по которой особи данного вида пролетают и где они, следовательно, бывают лишь в качестве пролетных птиц; это виды с двумя ареалами распространения, гнездования и зимовки, или диареальные виды. Таково большинство перелетных птиц.
Такое положение могло произойти в том случае, когда на пути следования с зимовок к северу условия местности, в которой вид гнездился, изменились настолько, что вытеснили отсюда гнездящихся особей. Тут возможны два случая. Во-первых, когда гнездящиеся особи вытеснены из области, лежащей по соседству к местам зимовок, — тогда ареал летнего и зимнего пребывания разобщен совершенно, или, во-вторых, когда гнездящиеся особи вытеснены из области, более удаленной от зимовок, — тогда разорванным оказывается ареал гнездования, и вид имеет две гнездовых области, связанные между собой местностью, в которой данный вид бывает только на пролете.
Ко второй группе перелетов этой категории можно отнести хотя бы вальдшнепа (Scolopax rusticola), который гнездится всюду в лесной области и на Кавказе и не гнездится в степях юга России и Украины.
К первой группе относится громадное большинство перелетных видов. Если мы допустим, что неблагоприятные условия действовали продолжительное время, что область их воздействия распространялась одновременно и на гнездовую область, оттесняя ее все дальше к северу, и на область зимовок, оттесняя ее дальше к югу, то разобщение этих ареалов могло получиться весьма и весьма значительное.
Так, из простых кочевок путем естественного расселения видов при неменявшемся климате с одной стороны, и путем переселений под воздействием менявшихся климатических и иных условий местности — с другой стороны, возникли в длительном историческом процессе эволюции перелеты птиц.
Дифференциация в топографии местности в третичной эре в связи с изменениями климатов и растительности, что имело место еще в конце миоцена и в плиоцене, не могла не обусловить сложности явлений в расселении видов птиц, а следовательно, и их перелетов.
Уже в плиоцене, когда климатические пояса располагались как современные, большая часть птиц севера должна была сделаться постепенно из кочующих птиц перелетными.
Когда наступил ледниковый период, эти перелеты должны были все более и более осложняться. А если принять во внимание, что великое оледенение по крайней мере дважды прерывалось межледниковыми эпохами, то та сложность перелетов, которую мы наблюдаем у современных птиц становится попятной. Наступление ледников с севера должно было вытеснять птиц из гнездовых областей все дальше и дальше к югу, к западу или востоку. Перелетные птицы в местах зимовок должны были в силу этого скопляться в больших количествах, а это должно было вызвать обостренную между ними конкуренцию, заставляя их откочевывать все дальше и дальше к югу.
Так могли сложиться перелеты из южных частей Европы и Малой Азии в Африку, из Туркестана и Китая в Индостан и Индокитай.
А потом, когда ледник стал отступать обратно на север, распространившиеся вслед за ним виды птиц продолжали свои перелеты на зиму туда, куда они уже привыкли летать раньше.
Изменения, которые претерпевала природа в послеледниковое время, усложнили распространение видов, сделали ареалы многих из них прерывчатыми; усложнились вместе с этим и пути перелетов птиц.
Таким образом возникли перелеты у большинства видов. В целом направление перелетов или перелетные пути выражают то направление, по которому шло расселение вида из мест прежних гнездований во время наибольшего оледенения до мест их современного гнездования, а для многих видов и дальше: до прежних мест зимовок, которые и по сие время остаются местами зимовок.
Эти пролетные пути мы можем назвать путями первичными. Так как виды расселялись в северные части Евразии и Сев. Америки не только с юга, юго-запада и юго-востока, но и с востока и запада, то и направление первичных пролетных путей должно иметь соответствующий характер.
Так мы и видим на самом деле. Для западноевропейских видов наиболее характерно направление полета на юго-запад. Так должно было итти в общем расселение видов птиц в послеледниковое время. Однако есть много видов, которые летят на юг и на восток почти в противоположных направлениях.
В некоторых случаях первичные пролетные пути идут так, что своим направлением указывают па имевшие место ранее иные экологические условия. Так, например, гнездящаяся на Лабрадоре длиннохвостая крачка (Sterna macrura) летит к своим зимовкам в Антарктике по побережью Америки и пересекает Атлантический океан около 51° северной широты, указывая на имевшее место ранее соединение Сев. Америки с Европой, откуда и шло первоначальное заселение Лабрадора.
Однако изложенная нами схема не объясняет направления пролетных путей некоторых видов. Например, исландский песочник (Саnutus саnutus) (рис. 504) и камнешарка (Arenaria interpres), — птицы, гнездящиеся на крайнем севере, зимуют в Австралии и Новой Зеландии, а амурский кобчик (Erythropus amurensis) гнездится в Восточной Сибири, а зимует в Южной Африке. Очевидно, эти перелеты не могли сложиться ни во время ледникового периода, ни в плиоцене, так как и Австралия с Новой Гвинеей и тем более Новая Зеландия в это время были отделены уже от Азии (ангарского материка) и Европы (палеарктического материка). Beроятно, перелеты этих птиц, равно как и других птиц, зимующих в южном полушарии (ласточки, белый аист, козодой и др.), сложились иначе, раньше.
Сезонные явления в жизни птиц в зависимости от климатических факторов

Наконец, у некоторых видов первичные пролетные пути, повторяющие пути расселения вида, могли подвергнуться постепенным изменениям в сторону их сокращения и превратились во вторичные пути пролета. Такие пролетные пути могли измениться настолько, что не выражают уже расселения вида. В некоторых случаях, как это точно установлено методами кольцевания для особей обыкновенного рыболова, чайки (Chroicocephalus ridibundus), гнездящиеся в южной Германии и Чехии, во время осеннего перелета птиц летят не на юг, как это можно было бы ожидать а почти на север: часть их летит на юго-запад к Адриатическому морю по долинам Дуная и Савы, через Триент или через Боденское и Женевское озера, по Роне и ее ущелью и далее по побережью Средиземного моря; другая часть их летит долинами Эльбы и Рейна на северо-запад, т. е. почти в противоположном направлении (рис. 505).
Сезонные явления в жизни птиц в зависимости от климатических факторов

Вторичное изменение пролетных путей происходит у некоторых видов на наших глазах. Так, например, рогатый жаворонок (Еrеmonphila alpestris), заселивший с 1837 г. северную Скандинавию, стал появляться впервые на зимовках в Англии, где ранее вовсе не встречался.
Бывают случая, когда пролетные пути весной и осенью не совпадают, как то, например, доказано методом кольцевания для ряда птиц.
Один из этих путей несомненно является вторичным.
Таким образом, для перелетных птиц, как мы видели, могут быть указаны определенные пролетные пути. Это, конечно, не пути в прямом смысле, не дороги, но более или менее широкий район, по которому двигаются перелетные птицы. В одной и той же области эти пути для разных видов могут итти в разных, иногда в почти противоположных направлениях. Так, из средней части России дубровник (Emberiza aureola) и чечевица (Erythrina erythrina) летят почти на восток, в то время как вальдшнепы (Scolopax rusсоla) и ряд других видов летят на юго-запад (рис. 505).
Ho и особи одного и того же вида из разных мест летят особыми пролетными путями. Аисты (Ciconia ciconia) из Западной Европы, западнее Везера, летят в Южную Африку через Гибралтар, Сахару и верховья Конго; аисты из области восточнее Везера летят туда же через Малую Азию, Палестину и дальше вдоль долины Нила.
Западный путь следует считать вторичным путем.
Даже особи одного и того же вида из одной и той же местности могут лететь разными путями; так, например, чайки (обыкновенный рыболов — Chroicocephalus ridibundus) имеют три пролетных пути; (рис. 505); вальдшнепы из северо-западной области России летят или вдоль побережья Балтийского моря через Шотландию и далее вдоль побережья Северного моря, или через Восточную Пруссию, Баварию, Южную Францию и Испанию в Марокко или, наконец, через Каринтию, Истрию и Сицилию в Тунис (рис. 506).
Сезонные явления в жизни птиц в зависимости от климатических факторов

Для многих видов птиц пролетные пути совпадают с берегами морей, с долинами больших рек, расположением озер, опушками лесов и другими подходящими для видов экологическими условиями.
Время отлета и прилета для видов весьма различно, различны также и причины, побуждающие птиц лететь. Тут можно установить три категории птиц. Некоторые птицы начинают отлетать очень рано, когда еще нет никаких признаков наступающей осени и летняя жизнь других животных в полном разгаре. Очень рано отлетают стрижи (Cypselus apus), многие кулики: веретенники (Limosa limosa), турухтаны (Philomachus pugnax), дупеля (Gallinago media) и др.; иволги (Oriolus oriolus), сизоворонки (Coracias garrulus) и некоторые другие отлегают из средней европейской части России в начале августа; несколько позднее — ласточки (Hirundo urbica, Chelidon rustica, Riparia riparia) и многие насекомоядные. У этих рано отлетающих птиц отлет (равно как и прилет) происходит без всякой видимой зависимости от изменения во внешних условиях среды, почти с календарной точностью. Очевидно, побудительной причиной к отлету (а весной к прилету) следует здесь считать пробуждение врожденной потребности к перелету или перелетного инстинкта, который активируется какими-то неизвестными еще нам периодически действующими внутренними возбудителями. Возможно, что таким возбудителем являются инкреты половых желез птиц, периодическая деятельность которых так всеобща у животных. Поставленные для решения этого вопроса эксперименты, однако, не дали определенных результатов. Экспериментально установлено, что из внешних факторов на пробуждение перелетного инстинкта оказывает влияние изменение в продолжительности освещения. Инстинкт у рано отлетающих птиц так неудержимо сильно действует, что другой даже такой сильный инстинкт, каким является у птиц материнский инстинкт, заглушается. Бывают случаи, что наступает время отлета, а птенцы у запоздалых выводков еще не успели окрепнуть, родители их бросают на произвол судьбы и пускаются в путь.
Это — первая категория перелетных птиц. Зимовки этих птиц лежат далеко, пролетные пути у них длинные, и их перелеты, сложившиеся очень давно, путем естественного отбора, наследственно закрепились настолько, что обусловливаются в настоящее время внутренними причинами: пробуждением инстинкта независимо от ухудшения условий жизни.
Ко второй категории перелетных птиц можно отнести таких, которые начинают отлетать, когда в окружающей природе уже происходят заметные изменения: понижается температура, уменьшается количество пищи и т. д., но еще не настолько, чтобы вид находился в условиях неблагоприятных. Очевидно, у этих птиц необходимость перелета обусловливается тоже пробуждением инстинкта, но пробуждение его, по крайней мере осенью, связывается с внешними факторами. К этой категории могут быть отнесены гуси, журавли, очень многие насекомоядные птицы и большинство перелетных зерноядных птиц.
Наконец, к третьей категории можно отнести тех перелетных птиц, которые остаются на родине до тех пор, пока не наступит такая осенняя погода, что птицам становится трудно жить: количество пищи резко уменьшается, почва и водоемы замерзают и т. д. Это — поздно отлетающие птицы. Их отлет и прилет стоят в прямой связи с общим состоянием наступающей осени или весны. У этих птиц отлет идет медленно, напоминая кочевки, а зимовье находится сравнительно близко. Сюда относятся многие виды уток, нырков, грачи, вороны, жаворонки, бекасы и др.
Отмечают, что птицы обычно возвращаются на свои прежние места гнездования т. е. на свою родину, улетают на свои места зимовок и на пролетах держатся определенных пролетных путей. Кольцевание птиц дало много фактов, подтверждающих это положение. Имеются, однако, и исключения из этого общего правила. Так опытами кольцевания доказано, что утки (кряква, шилохвость и некоторые другие) часто не попадают на родину, а оказываются в местах очень далеких от родины.
Чтобы найти свою родину, птицы, очевидно, должны обладать способностью ориентироваться в пространстве. Можно думать, что птицы ориентируются с помощью памяти, острота которой у птиц экспериментально доказана. Осенью молодые птицы отправляются па зимовки под руководством старых опытных птиц, которые не раз проделывали перелеты и которые хорошо знают дорогу. Долины больших рек, берега морей, большие озера, границы пустынь, острова, по которым, как мы видели, проходят пролетные пути, облегчают птицам нахождение дороги. То обстоятельство, что многие птицы летят ночью, как будто не противоречит этому, так как воды, отражая звездное небо, обозначаются ночью звездными дорогами, по которым птицы могут ориентироваться очень легко. Тот факт, что во время туманов птицы легко сбиваются с пути, только подтверждает такое предположение. И, действительно, у многих птиц, как, например, у гусей, лебедей, журавлей, уток, нырков, мы видим не только образование стай, но и строгий порядок в строе этих стай с вожаком стаи во главе. Мы видим, что у этих птиц молодые отправляются в путь одновременно со старыми птицами в одной, общей с ними стае.
Однако есть птицы, которые отправляются в путь в одиночку, например, кукушка (Cuculus canorus), удод (Upupa epops) и др.; молодые птицы этих видов, в первый раз отправляясь на зимовки, безошибочно находят туда дорогу, двигаясь всегда в соответствующем направлении. У некоторых видов молодые птицы образуют стаи отдельно от взрослых и иногда первыми отправляются на зимовки. Так, у скворцов (Sturnus vulgaris) стаи молодых птиц отлетают задолго до начала отлета старых и направляются к местам зимовок так же уверенно, как и старые птицы. Кроме того, очень многие чисто дневные птицы совершают свои перелеты ночью притом часто в темные ночи, когда небо закрыто облаками и тучами; летят они при этом нередко через море или сушу, вдали от долин больших рек. Есть виды, которые зимуют на островах среди океанов и так же легко находят к ним дорогу, как вооруженные картами и компасом мореплаватели.
Для последней категории птиц объяснение способности находить места зимовок осенью и свою родину весной по памяти непригодно. Инстинкт побуждает птицу лететь и притом лететь непременно в определенном направлении. Какой механизм управляет при этом птицей, остается пока неизвестным. Мы знаем только, что перелетный инстинкт обусловливается внутренними причинами, которые у части птиц стоят в связи с внешними изменениями природы; мы знаем, что этот инстинкт действует с большой силой, так что птица не может ему противостоять, и что он действует в продолжение сравнительно короткого времени, чтобы па время, до весны, заглохнуть. Перелетные птицы в неволе, когда наступает время отлета, обнаруживают беспокойство, бьются в клетке, стремятся лететь, издают призывные крики, но как только время пролета кончается, они снова совершенно успокаиваются. Запоздавшие особи, часто не долетев до места обычных зимовок, останавливаются на полпути и часто весьма страдают от тяжелых условий зимы и даже гибнут, по не летят дальше, так как время пролета кончилось и перелетный инстинкт перестал действовать побуждающим образом.
Что касается высоты перелета, то прежние предположения о больших высотах в 4 000—6 000 м совершенно опровергнуты новейшими наблюдениями с помощью летательных аппаратов. Оказалось, что только как исключение птицы поднимаются на высоту более 1000 м. Нормально птицы летят на высоте всего лишь 100— 500 м.
Быстрота перелета тоже в значительной степени переоценивалась прежними авторами. Точные наблюдения последнего времени установили, что на осеннем перелете птицы вообще двигаются гораздо медленнее, чем на весеннем. В среднем для некоторых птиц получены определенные числа. Так, аист летит со скоростью около 200—250 км в сутки, вальдшпены — около 400—600 км в сутки. Один из наиболее длинных перелетов в 15 000 км плавунчик (Crymophilus fulicarius) совершает в 47 дней, т. с. в среднем делает по 300 км в сутки.
Некоторые птицы пролетают громадные пространства без всякого отдыха. Это относится к тем птицам, которые летят через океаны. Так па Гавайских островах зимуют кроншнепы (Numenius thaitiensis) и ржанка (Charadrins dominicus fulvus). Оба вида гнездятся в тундрах Сев. Америки. Они должны проделывать без отдыха путь в 3300 км.
Условия весенней, летней и осенней жизни птиц. Весенняя жизнь птиц выражается прежде всего у перелетных птиц пролетом и прилетом, у кочующих птиц — прекращением кочевок и возвращением на обычные места гнездования. После этого птицы приступают к размножению. У полигамов оно начинается токованием, у моногамов — образованием пар. У этих последних пары образуются нередко еще на зимовке. Далее следуют гнездостроение, откладка и высиживание яиц, вывод и выкармливание птенцов. Только у клестов (Loxia) (рис. 507) период размножения падает и на зиму. Собственно весенний период заканчивается выводом птенцов. Выкармливание и вождение птенцов происходят уже в летний период.
Весенний прилет происходит в определенной закономерной последовательности. Для средней европейской части России первыми появляются грачи, в начале марта, затем около 20-го прилетают жаворонки, за ними скворцы, потом коноплянки, зеленушки, зяблики, трясогузки, чибисы, утки и т. д. Это первый период весеннего прилета. Вскрытием рек открывается второй период, когда пролетает большинство кодоплавающих птиц и куликов, происходит валовой прилет зерноядных птиц начинается прилет насекомоядных. Он продолжается до распускания лиственных деревьев. В это время начинается массовое появление насекомоядных птиц, прилетают кукушки и ласточки и закапчивается прилет и пролет водоплавающих птиц и куликов. Четвертый и последний период начинается с момента установления ровной и теплой погоды. В этот период заканчивается прилет и пролет большинства насекомоядных птиц. Появляются поздно пролетающие птицы; перепелки, коростели, стрижи, сизоворонки, чечевицы, зеленые пеночки и др.
Сезонные явления в жизни птиц в зависимости от климатических факторов

Если на птицах первого и второго периодов прилета в высокой степени сказывается общее состояние погоды, и прилет и пролет их стоят в прямой зависимости от поступательного хода весны, птицы третьего и особенно четвертого периодов прилетают почти с календарной точностью. Это обычно совпадает с установлением ровной весенней погоды.
Различного рода неблагоприятные климатические факторы поэтому гораздо сильнее сказываются на птицах, прилетающих в первые периоды весны. Ho, с другой стороны, они оказывают па этих птиц гораздо менее губительное влияние, чем на птиц, поздно прилетающих. Дело в том, что птицы, которые прилетают рано, руководствуются состоянием погоды и в случае наступления неблагоприятной погоды нередко отправляются в обратный путь. Птицы, прилетающие позднее, этого не делают и в случае наступления морозов или выпадения снега в середине или конце мая гибнут массами.
He менее губительно отзывается неблагоприятная погода весной па яйцах и птенцах.
Внезапное понижение температуры до 0° и ниже вызывает замерзание яиц и гибель птенцов от холода и голода. Выпадение снегов имеет следствием еще большую бескормицу. Продолжительное ненастье обусловливает подмокание яиц. Вызванный длительными дождями вторичный разлив рек часто уничтожает весной и летом гнезда и целые выводки птенцов.
Условия летней жизни птиц уже были отчасти рассмотрены нами выше. Выкармливание птенцов, вождение их у выводимых и следующая за этим послебрачная линька птиц исчерпывают содержание летней жизни. Неблагоприятные условия погоды скапываются здесь главным образом продолжительным ненастьем, так как понижение температуры ниже нормы и до 0° бывает в это время очень редко. Помимо гибели птенцов, которые мокнут и простужаются, продолжительное ненастье вызывает голод у насекомоядных птиц, особенно у птиц, кормящихся летающими насекомыми; обложные дожди во время линьки, затрудняя добывание пищи, делают их одновременно легко подверженными заболеваниям.
Засуха, наоборот, ставит в благоприятные условия насекомоидных птиц, по вредно отражается на болотных птицах, так как болота пересыхают, и птицам приходится откочевывать в поисках подходящих местообитаний. В случае длительной засухи травянистая растительность выгорает, урожай семян падает, и зерноядные-птицы тоже попадают в тяжелые условия бескормицы.
Осенняя жизнь птиц выражается в образовании стаи, кочевках и отлете. Отлет идет в общем у большинства видов за исключением первой категории перелетных птиц гораздо медленное, чем прилет.
И тут мы наблюдаем строгую последовательность в порядке. Мы видели, что отлет начинается уже в июле, когда летят молодые, скворцы, затем улиты (Limosa limosa), турухтаны (Philomachus), и начале августа — стрижи (Cypselus apus) и крачки (Hydrochelidon), позднее — иволги (Oriolus oriolus), сизоворонки (Coracias garrula), удоды (Upupa epops) и др., за ними летят прочие насекомоядные и дупеля (Gallinago media); в сентябре заканчивается отлет насекомоядных, происходит отлет зерноядных и начинается отлет водоплавающих.
Неблагоприятными климатическими факторами в этот период жизни птиц могут быть: рано наступившие холода с замерзанием почвы, водоемов и болот, ранний снегопад, продолжительное ненастье, сильные и продолжительные встречные ветры и, наконец, бури.
Рано наступившая осень или зима могут застать перелетных птиц врасплох. Они еще не приготовились к отлету, перелетный инстинкт еще не успел заговорить с достаточной силой, птицы не трогаются в путь и, попадая в тяжелые условия, гибнут. В пути перелетные птицы могут сильно страдать от ненастья, от сильного встречного ветра, а бури губят их или заносят иногда далеко в чуждые страны, где они гибнут в борьбе со стихией.