Окраска рептилий

03.02.2016

По разнообразию окраски рептилии не уступают другим классам. Окраска их обыкновенно похожа на окраску той среды, в которой данный вид обитает. Древесные рептилии (хамелеон, змеи) большей частью — зеленые. Среди же обитателей пустынь мы совершенно не видим рептилий зеленого цвета. Наоборот, желтый, буроватый и красноватый цвета являются обычными среди песчаных форм. Te рептилии, которые живут в болотах, имеют илистозеленую окраску, морские змеи — сине-зеленую или сине-серую, а змеи, живущие на известняках, — светло-серую; те, которые живут среди сухой травы, часто бывают полосатыми. Мозаичная окраска питона (Python reticulatus), яркая в музеях, делает его незаметным среди ярких солнечных бликов в его родном местообитании, в лесах Малайских островов. Окраска многих ящериц может быть в виде рисунка: продольных полос, пятен, поперечных полос. Наблюдения над изменением рисунка у европейских и американских ящериц показывают, что первоначальной стадией является полосатость; второй стадией является распадение полос на пятна; эти пятна могут затем сливаться в поперечные полосы или исчезнуть вовсе, делая окраску одноцветной. У птиц и млекопитающих мы видим такую же последовательность в смене окраски. Повидимому, полосатость есть первичная исходная форма окраски, однотонная же или пятнистая окраска пустынных или древесных форм — явление приспособительное.
Многие ящерицы и некоторые змеи обнаруживают значительные различия окраски в связи с полом и возрастом. Иногда рисунок и окраска взрослой формы совершенно непохожи на окраску молодых особей. Большие колебания в окраске бывают и независимо от пола и возраста. В некоторых случаях окраска особей одного и того же вида значительно вариирует в зависимости от грунта, на котором они находятся.
Некоторые рептилии могут изменять свою окраску и изменять ее произвольно как под влиянием изменений в окружающей среде, так и под влиянием внутренних состояний: голода, возбуждения. Наиболее известны такие изменения у хамелеона (Chamaeleon vulgaris). В мальпигиевом слое эпидермиса хамелеона находятся иризирующие клетки с очень тонкой волнистой исчерченностью на поверхности. В волокнистом же слое кожи имеется большое число маленьких, тесно лежащих клеток, наполненных сильно преломляющими свет кристаллами гуанина. Диффузное отражение прямого света от этих клеток создает белый цвет. Клетки, которые лежат ближе к поверхности, заполнены маслянистыми каплями желтого цвета. Глубже лежат большие хроматофоры, большей частью с зернами черновато-коричневого или красноватого пигмента, которые движутся в разветвленных отростках хроматофор. Когда эти отростки сокращаются, пигмент собирается в основной части хроматофора, и кожа кажется желтой или белой. Когда весь пигмент сдвигается к поверхности волокнистого слоя кожи, животное выглядит темным, иногда черным. В промежуточном состоянии цвет изменяется в зеленый благодаря дифракции лучей в желтоватом внешнем слое и в тонко исчерченных иризирующих клетках мальпигиева слоя. Te части, в которых хроматофоры не посылают пигмента, кажутся желтыми пятнами.
Кроме хамелеона, обладают способностью изменять свой цвет и другие ящерицы. Например, самцы степной агамы (Agama sanguinolenta при поимке получают яркосинюю стальную окраску брюшной стороны тела. Такую же способность к изменению окраски, как у хамелеона, приспособительно к изменениям мы видим у анолиса (Anolis сarolinensis) из семейства игуан (Iguanidae). Эксперименты с этой ящерицей установили, что быстрота изменения окраски увеличивается по мере упражнения. Кроме того, движения пигмента к поверхности кожи вызываются понижением температуры, при повышении же ее пигмент уходит глубже. Свет действует иногда таким же образом, иногда же — обратно.
Часто окраска рептилий носит характер покровительственный, защитный, например зеленая окраска тех рептилий, которые живут среди листвы, и эта окраска приобретается независимо в разных группах и в разных странах: в Южной Америке, в Австралии, в Африке. Точно так же принято считать приспособительной, именно покровительственной, и окраску пустынных рептилий (как и других животных). Полагают, что она помогает животному укрываться от врагов.
Однако против такого толкования пустынной окраски многое можно возразить, так как эта теория не приложима к животным, которые охотятся или за которыми охотятся ночью; она не приложима к тем животным, за которыми никто не охотится, и к тем, которые сами не охотятся; она не приложима к тем случаям, когда бледная окраска простирается на брюхо и подошвы ног. Она совершенно не приложима ни к подземным животным, ни к черным. Конечно, окраска служит средством защиты при некоторых обстоятельствах и для некоторых животных, делая их незаметными. Ho эта теория покрывает лишь часть фактов. Должна существовать какая-то другая причина, притом характера не биоцено-логического, а физического, одна во всех пустынях и для всех животных: слишком она универсальна. Вопрос может быть разрешен только экспериментально и основательным изучением всей проблемы заново.
Много фактов, несогласных с теорией покровительственной окраски, встречаем мы и среди рептилий: например, окраска зеленой ящерицы (Lacerta viridis) яркозеленая, между тем как в Далмации она живет на местах совсем не зеленых, на скалах, чаще всего на стенах.
«Покровительственно» окрашенная ушастая круглоголовая (Phrynocephalus mystaceus), обнаруживая в окраске тела поразительное сходство с песком, ведет себя так, что ее видно в жаркое время дня лучше, чем какую-либо другую ящерицу: она встает высоко на четырех ногах на гребне бархана и крутит хвостом. Виды круглоголовок в каменистой пустыне не имеют врагов, от которых надо укрываться, в то же время весьма быстро меняют свою окраску в зависимости от того, на каком грунте они оказываются: на светлом светлые пятнышки становятся больше, темные сокращаются; на черном, обожженном солнцем грунте — наоборот. Ho те же изменения окраски происходят и под влиянием изменений температуры: при более низкой температуре окраска темнее, при высокой — светлее. А изменения температуры связаны с освещением. Возможно, что окраска играет роль в регулировании температуры тела (см. ниже).
Некоторые ящерицы и змеи окрашены необыкновенно ярко: в черные, желтые, синие и красные цвета. Некоторые из этих ящериц ядовиты: ядозуб (Heloderma horridum), коралловый аспид (Elaps corallinus) и др. Эту окраску опять-таки считали за приспособительную, предостерегающую, извещающую врага, что добыча опасна и что к ней не следует приближаться. Ho и это толкование не совпадает с действительностью. Там же, где живет коралловый аспид, живет ряд совершенно безобидных змей того же цвета, что и аспид, и существует еще целый ряд подобных примеров. Эти случаи объяснялись мимикрией: подражанием неядовитых змей ядовитым по окраске, дающим возможность избежать нападения. Ho враги, поедающие ядовитых змей, поедают их независимо от их окраски. Вернее говорить здесь о конвергентном развитии, о развитии одинаковых черт под влиянием одинаковых условий. Сходная с коралловым аспидом, Coronella распространена не только там, где есть Elaps, но и в других странах, за сотни миль от этих мест, где нет никакой пользы от сходства с аспидом. Да и там, где эти змеи живут обе, они редко встречаются бок о бок.
Обычная для всех позвоночных смена эпидермиса и его производных происходит у рептилий путем сбрасывания его целиком зараз или несколькими кусками. Сбрасывается при этом и роговая оболочка глаза. Сбрасывание эпидермиса связано с ростом. Молодые змеи Liopeltis, например, первый раз сбрасывают кожу на 8—10-й день, становясь, при этом ярче. Большинство ящериц линяет долго, целыми месяцами. Некоторые ящерицы съедают свою сброшенную кожу подобно тому, как это делают амфибии.