Окраска рыб

03.02.2016

Морфологическая сторона окраски рыб описана ранее. Здесь мы разберем экологическое значение окраски вообще и ее приспособительной значение.
Немногие животные, не исключая насекомых и птиц, могут соперничать с рыбами по яркости и изменчивости их окраски, исчезающей у них большей частью со смертью и после помещения в консервирующую жидкость. Окрашены столь разнообразна лишь костистые рыбы (Teleostei), у которых имеются все способы образования окраски в различных комбинациях. Полосы, пятна, ленты комбинируются па основном фоне подчас в очень сложный рисунок.
В окраске рыб, как и других животных, многие видят во всех случаях приспособительное явление, являющееся результатом отбора и дающее животному возможность стать незаметным, укрыться от врага, подстеречь добычу. Во многих случаях это несомненно так, но далеко не всегда. В последнее время все больше появляется, возражений против такого одностороннего истолкования окраски рыб. Ряд фактов говорит за то, что окраска является физиологическим результатом, с одной стороны, обмена веществ, с другой — действия световых лучей. Окраска возникает благодаря этому взаимодействию и может совершенно не иметь защитного значения. Ho в тех случаях, когда окраска может быть важна экологически, когда окраска дополняется соответственными привычками рыбы, когда у нее есть враги, от которых надо скрываться (а это не всегда бывает у тех животных, которых мы считаем покровительственно окрашенными), тогда окраска становится орудием в борьбе за существование, подчиняется отбору и делается приспособительным явлением. Окраска может быть полезной или вредной не сама по себе, а будучи связанной коррелятивно с каким-либо другим полезным или вредным признаком.
В тропических водах и обмен веществ и свет более интенсивны. И окраска животных здесь ярче. В более холодных и менее ярко освещаемых водах севера, а тем более в пещерах или подводных глубинах окраска значительно менее яркая, бывает даже черпая.
За необходимость света в продукции пигмента в коже рыб говорят эксперименты с камбалами, содержавшимися в аквариумах, в которых на свет выставлялась нижняя сторона камбалы. На последней постепенно развился пигмент, обыкновенно же нижняя сторона тела камбал белая. Опыты делались с молодыми камбалами. Пигментация развилась та же, что па верхней стороне; если камбалы держались таким образом долго (1—3 года), то нижняя сторона становилась совершенно так же пигментированной, как верхняя. Этот эксперимент, однако, не противоречит роли отбора в выработке защитной окраски, — он только показывает материал, из которого благодаря отбору у камбал выработалась способность реагировать на действие света образованием пигмента. Так как эта способность могла выражаться по в одинаковой мере у разных особей, отбор мог здесь действовать. В результате у камбаловых (Pleuronoctidae) мы видим резко выраженную изменчивую защитную окраску. У многих камбаловых верхняя поверхность тела окрашена в различные оттенки бурого цвета с черными и светлыми пятнами и гармонирует с преобладающим тоном песчаных отмелей, на которых они обычно кормятся. Попав на грунт иной окраски, они сейчас же меняют свой цвет па цвет, соответствующий окраске дна. Опыты с перенесением камбал на грунты, разрисованные наподобие шахматной доски с квадратами различной величины, дали поразительную картину приобретения животным такого же рисунка. Весьма важно, что некоторые рыбы, меняющие в различное время своей жизни место обитания, приспособляются в своей окраске к новым условиям. Например, Pleuronectes platessa в летние месяцы держится на чистом светлом песке и окрашена светло. Весной же, после икрометания, Р. platessa, изменив окраску, ищет илистого грунта. Тот же самый выбор местообитания, соответствующего окраске, точнее — появление иной окраски в связи с новым местообитанием, — наблюдается и у других рыб.
Рыбы, живущие в прозрачных реках и озерах, а также рыбы поверхностных слоев моря обладают общим типом окраски: спина, у них окрашена в темный, большей частью синий цвет, а брюшная сторона — серебристого тона. Принято считать, что темная синяя окраска спицы делает рыб незаметными для воздушных врагов; нижняя — серебристая — против хищников, держащихся обычно на большей глубине и могущих заметить рыбу снизу. Некоторые полагают, что серебристо-блестящая окраска брюха рыб снизу является невидимой. Согласно одному мнению, лучи, достигающие поверхности воды снизу под углом 48° (в соленой воде 45°), целиком отражаются от пес. Положение глаз на голове рыбы таково, что они могут видеть поверхность воды самое большее под углом в 45°. Таким образом в глаза рыб попадают лишь отраженные лучи, и поверхность воды представляется рыбе серебристо-блестящей, как нижняя и боковые стороны их добычи, становящейся по этой причине невидимой. Согласно другому мнению, зеркальная поверхность воды отражает голубоватые, зеленоватые и бурые топа всего водоема, серебристое брюхо рыб делает то же. Результат получается тот же, что и в первом случае.
Однако другие исследователи полагают, что вышеизложенное толкование белой или серебристой окраски брюха неверно; что ее полезное значение для рыбы ничем не доказано; что рыба не атакуется снизу и что она должна казаться темной и заметной снизу. Белый же цвет брюшной стороны, по этому мнению, есть простое следствие отсутствия ее освещения. Однако видовым признаком признак может стать лишь в том случае, если он прямо или косвенно полезен биологически. Поэтому упрощенные физические объяснения вряд ли оправдываются.
У рыб, живущих на дне водоема, верхняя поверхность тела темная, часто украшенная извилистыми полосами, большими или меньшими пятнами. Брюшная сторона серая или беловатая. К таким донным рыбам можно отнести палима (Lota lota), пескаря (Gobio fluviatilis), бычка (Cottus gobio), сома (Siluris glanis), вьюна (Misgurnus fossilis) — из пресноводных, осетровых (Acipenseridae), а из чисто морских — морского чорта (Lophius piscatorius), скатов (Batoidei) и многих других, в особенности камбаловых (Pleuronectidae). У последних мы видим резко вы раженную изменчивую защитную окраску, о которой сказано выше.
Другой вид изменчивости окраски мы видим в тех случаях, когда рыбы одного и того же вида становятся более темными в глубокой воде с илистым или торфянистым дном (озера) и более светлыми — в мелкой и прозрачной воде. Примером может служить форель (Salmo trutta morpha fario). Форели из ручьев с гравиевым или песчаным дном окрашены светлее, нежели те, которые добыты из мутных потоков. Для такой перемены окраски необходимо зрение. В этом убеждают нас опыты с перерезкой зрительных нервов.
Поразительным примером защитной окраски является австралийский вид морского конька — Phyllopteryx eques, у которого кожа образует многочисленные, длинные, плоские, разветвленные нити, окрашенные бурыми и оранжевыми полосами, подобно водорослям, среди которых рыбка живет. Многие рыбы, живущие среди коралловых рифов Индийского и Тихого океанов, особенно рыбы, относящиеся к семейству Ohaсtodontidaе и Pomacentridae, имеют в высшей степени блестящую и живую окраску, часто украшены полосами различного цвета. В обоих названных семействах одинаковый цветной узор развился самостоятельно. Даже у посещающих рифы представителей камбаловых, обычно окрашенных тускло, верхняя поверхность бывает украшена живыми топами и поразительным рисунком.
Окраска может быть не только защитной, но и помогать хищнику быть незаметным для его добычи. Такова, например, полосатая окраска нашего окуня и щуки и, быть может, судака; темные вертикальные полосы на теле этих рыб делают их незаметными среди растений, где они ждут добычу. В связи с такой окраской у многих хищников развиваются на теле особые отростки, служащие для приманки добычи. Таков, например, морской чорт (Lophius piscatorius), окрашенный покровительственно и имеющий передний луч спинного плавника измененным в усик, подвижный благодаря особым мускулам. Движение этого усика вводит в обман мелких рыбешек, принимающих его за червя и приближающихся, чтобы исчезнуть в пасти Lophius.
Весьма возможно, что некоторые случаи яркой окраски служат у рыб в качестве предупреждающей окраски. Такова, вероятно, блестящая окраска многих сростночелюстных (Plectognathi). Она связана с наличием колючих шипов, могущих топорщиться, и может служить указанием на опасность нападения на таких рыб. Значение предупреждающей окраски, быть может, имеет яркая расцветка морского дракона (Trachinus draco), вооруженного ядовитыми шипами на жаберной крышке и большим шипом па спине. К явлениям приспособительного характера, возможно, следует отнести и некоторые случаи полного исчезновения окраски у рыб. Многие пелагические личинки Teleostei не имеют хроматофор и являются бесцветными. Их тело прозрачно, а потому с трудом заметно, так же как с трудом замечается опущенное в воду стекло. Прозрачность увеличивается благодаря отсутствию в крови гемоглобина, как, например, у Leptocephali — личинок угря. Личинки Onos (сем. Gadidae) имеют в течение пелагического периода своей жизни серебряную окраску, обусловленную присутствием в коже иридоцитов. Ho, переходя с возрастом к жизни под камнями, они теряют серебряный блеск и приобретают темную окраску.