Диктиокаулез овец и коз

13.06.2015

Заболеванию диктиокаулёзом особенно подвержены ягнята и козлята.
Этиология. В бронхах и в трахее у овец и коз паразитирует Dictyocaulus filaria из семейства Dictyocaulidae, который изредка может встречаться также у крупного рогатого скота (взрослого) и у верблюдов. Паразит распространён повсеместно.
Признаки паразита. Dictyocaulus filaria — крупная нематода белого цвета. Самец 30—80 мм длиной; хвостовой конец его снабжён половой бурсой, которая поддерживается рёбрами. Имеются две равные спикулы жёлтого цвета, достигающие 0,44—0,62 мм и длину. Самка 50—112 мм длиной. Отверстие вульвы располагается близ середины тела.
Яйцa 0,119—0,135 мм длиной и 0,074—0,091 мм шириной.
Цикл развитии D. filaria протекает без промежуточного хозяина. Самки диктиокаулюсов откладывают в лёгких яйца, которые вместе со слизью двигаются вверх по дыхательным путям и выбрасываются во время кашля. В большинстве случаев откашливаемые массы попадают в ротовую полость и затем проглатываются. Таким образом, яйца (и частично уже вылупившиеся личинки) попадают в пищеварительный тракт. В более редких случаях яйца (и личинки) попадают вместе со слизью непосредственно из носовых ходов или ротовой полости во внешнюю среду.
Из яиц, попавших в кишечник, здесь же вылупляются личинки, которые затем вместе с фекалиями выводятся наружу, а из яиц, попавших во внешнюю среду помимо кишечника (с носовыми истечениями), личинки вылупляются уже на свободе (в воде и в почве). Иногда животные откашливают целых червей; в этих случаях, независимо от того, будут ли они проглочены или попадут прямо наружу, зрелые яйца, заключающиеся в матках самок, совершают своё дальнейшее развитие и дают жизнеспособных личинок.
Только что вылупившиеся личинки достигают 0,50—0,52 мм в длину. На головном конце их имеется пуговчатый выступ. Во внешней среде личинка начинает развиваться, проявляя умеренную подвижность. В начале второго дня движения становятся более вялыми, личинка серповидно изгибается; она готовится к линьке, которая и завершается к концу второго дня; при атом наружная кутикула отстаёт от тела и окружает личинку чехликом. После завершения этой (первой) линьки подвижность личинки вновь усиливается; личинка, не сбрасывая чехлика, подготовляется ко второй линьке.
Через некоторое время опять наблюдается замедление движений и замирание личинки в серповидно загнутом положении. Завершив не ранее конца четвёртого дня вторую линьку, личинка в последующие 2 дня сбрасывает первый чехлик, оставаясь одетой во второй, и таким образом достигает своей конечной стадии развития во внешней среде. Только после этого личинка становится инвазионной. Однако инвазионная личинка не во всех случаях сбрасывает наружную оболочку. По наблюдениям Лосева и Крюковой, многие личинки, особенно в тех опытах, когда они развивались при пониженной температуре, продолжали в течение многих месяцев сохранять обе оболочки, отслоившиеся от тела.
Инвазионная личинка обнаруживает большую подвижность; она лишь немного увеличивается в размерах, длина её достигает 0,56 мм. Развитие личинки с момента выделения её во внешнюю среду и до достижения инвазионной стадии требует (при искусственном культивировании) не менее 6—7 дней.
Влияние внешних факторов на развитие и поведение личинок во внешней среде. Темп развития .личинок во внешней среде зависит от различных условий, главным образом от температуры и степени влажности, причём при благоприятных условиях развитие происходит быстрее. Можно считать, что в естественных условиях развитие личинок во внешней среде до инвазионной стадии завершается при благоприятных условиях в 6—7 дней, а иногда и позже. Важно помнить, что до достижения инвазионной стадии личинки не представляют опасности в смысле заражения животных.
Наблюдения показали, что развивающиеся личинки свободно живут в воде, навозе, навозной жиже. В указанных средах жизнь личинок длится 30—90 дней и больше (наблюдения в дальнейшем были прерваны). Личинки могут жить лишь под тонким слоем жидкости; если их покрывает слой воды более 10—15 см, то вскоре движение личинок прекращается, и они гибнут в течение 3—5 дней. На поверхности воды личинки держаться не могут. Загнивание воды действует на личинок губительно, в то время как наличие незначительного количества инфузорий и бактерий заметно не отражается на их жизнеспособности.
К высыханию личинки весьма чувствительны: личинки первой стадии выносят полное высыхание не более 3 суток, в то время, как большинство личинок третьей стадии гибнет при полном высыхании в течение 15 суток. В фекалиях основная масса инвазионных личинок выдерживает высыхание в течение месяца; при более длительном высушивании большая часть личинок гибнет. Опыты с низкими температурами показали, что кратковременное выдерживание инвазионных личинок даже при -15° их не убивает. Наоборот, длительное пребывание личинок первой и второй стадии (10—60 дней) на холоде отражается на них губительно; 15-дневное пребывание личинок третьей стадии на морозе не приводило их к гибели. В овечьих фекалиях, перезимовавших под снегом, исследованием не удавалось обнаружить живых личинок. Повышение температуры до 60° и более быстро убивало личинок.
Опыты с воздействием па личинок различных химических веществ показали довольно высокую их устойчивость. Так, например, в опытах Лосева и Крюковой личинки оставались живыми в растворе сулемы 1 : 1000 до 50 минут, в 75° алкоголе — 25—30 минут, в 1% растворе формалина и 3% растворе карболовой кислоты—30 минут; в 5/6 растворе лизола личинки гибли лишь через 5 минут, а в 50% растворе хлорной извести — через 5—15 минут. Наименее стойкими они оказались в отношении иода: в 1 % водном растворе йодной настойки личинки гибли уже через 10 секунд.
Выше уже отмечалось, что личинки, особенно инвазионные, обладают подвижностью. Наблюдения показывают, что инвазионные личинки способны к вертикальной миграции по различным предметам. Так, например, на стенках лабораторной посуды отмечалась миграция личинок на высоту до 5 см и более от уровня жидкости. Такую же миграцию личинки совершают по стеблям растений, чем и объясняется большая возможность заражения животных через корм на пастбище. Орлов, исследуя траву на различной высоте, обнаружил до 89% личинок в прикорневой части, около 10% в средней части и лишь около 1% в верхушечной. Na искусственно заражённых участках наибольшее количество личинок находилось на дебеде, затем на полыни, несколько меньше па мотыльковых, в то время как на злаковых их вовсе не оказывалось. При исследовании в различное время дня небольшее число личинок обнаруживалось утром, меньше — вечером и минимальное количество — в полдень.
Процесс заражения овец диктиокаулёзом можно себе представить таким образом. Диктиокаулёзные животные рассеивают вместе со своими испражнениями массу личинок и заражают ими пастбища, загоны, стойла, водоёмы. При благоприятных условиях (известная степень тепла и влажности) личинки, выброшенные во внешнюю среду, становятся через некоторое время инвазионными, оставаясь в течение длительного периода жизнеспособными на пастбищах, па растениях (на которые они активно взбираются), в мелких водоёмах. Этими личинками заражаются другие овцы и в то же время инвазируются новыми порциями паразитов те же самые животные, которые послужили источниками заражения пастбища.
С заражённых мест инвазия может быть разнесена на новые территории, различными путями: водой (ручейками, дождём), ветром, различными животными (в том числе самими овцами), включая насекомых. Это может произойти таким образом: когда животные ложатся на заражённый навоз, к шерсти их пристают личинки, затем уже па другом мосте эти личинки при движении овец или во время дождя спадают с шерсти на землю. Орлов обнаруживал на шерсти овец большое количество личинок диктиокаулюса. В одной капле воды, взятой из смыва с 2—3 г шерсти, он насчитывал их свыше 500 экземпляров. Развитию личинок и сохранению их жизнеспособности особенно благоприятствуют такие факторы, как наличие достаточного количества влаги и тепла. Этим и объясняется, почему низменные местности, сырые пастбища и дождливое время года особенно опасны в смысле заражения овец диктиокаулёзом.
Заражение овец и коз диктиокаулёзом происходит главным образом на пастбище. Опасность заражения в период стойлового содержания незначительна, так как личинки диктиокаулюсов в первых двух стадиях своего развития гибнут под действием мочи этих животных. Многократное замораживание и оттаивание убивает личинок диктиокаулюсов во всех стадиях развития, поэтому в северных, нейтральных и некоторых южных районах России пастбищная территория в точение зимы биологически обезвреживается.
Установлено также, что высокие температуры и продолжительное воздействие прямых солнечных лучей убивают личинок диктиокаулюсов. Следовательно, в некоторых южных и юго-восточных районах России биологическое обезвреживание пастбищ происходит также и в летний, жаркий период года.
Таким образом, сезоны распространения диктиокаулёза неодинаковы в различных климатических зонах. В северных и центральных районах России заражение овец диктиокаулёзом может про исходить в течение всего пастбищного периода; в более южных районах засушливое лето предохраняет до некоторой степени мелкий рогатый скот от заражения; наконец, в южных и юго-восточных полупустынных степях Средней Азии овцы и козы заражаются диктиокаулёзом в дождливый зимний период, а летом инвазия почти совершенно отсутствует.
Пухов установил, что продолжительность жизни половозрелых диктиокаулюсов в лёгких овец зависит от возраста и общего состояния животных и может варьировать от 2 до 8 1/2 месяцев. Имеются наблюдения, что во время зимнего стойлового содержания овцы вышесредней упитанности самопроизвольно освобождаются от диктиокаулюсов, а истощённые овцы («хурда») остаются диктиокаулёзоносителями в течение всей зимы. Следовательно, если осенью можно обнаружить личинок диктиокаулюсов у овец и коз всех возрастов, то к весне инвазия снижается за счёт самоизлечения хорошо упитанных животных. Нового заражения диктиокаулёзом в течение зимнего, стойлового периода не происходит, поэтому все ягнята зимнего и ранневесеннего окота остаются стерильными до выгона их на пастбище.
Несмотря на то, что за зиму во всех северных и центральных районах России пастбищные территории обезвреживаются, всё жe некоторые овцы (главным образом истощённые) остаются паразитоносителями и служат основным источником распространения инвазии в начало пастбищного сезона; поэтому первая вспышка диктиокаулёзной инвазии наблюдается через 1—2 1/2 месяца после выгона овец и коз на пастбище. В летнее засушливое время интенсивность нового заражения несколько ослабевает, по к осени она вновь усиливается, и это ведёт к осенне-зимнему росту эпизоотии диктиокаулёза.
Иная сезонная динамика эпизоотий диктиокаулёза овец наблюдается (по данным Сопельченко) в каракулеводческих хозяйствах полупустынных степей Средней Азии, где биологическое обезвреживание пастбищ происходит в течение летнего, жаркого периода года, и поэтому массовое заражение овец диктиокаулёзом наблюдается с декабря, при постепенном нарастании инвазии в течение февраля, марта и апреля. Ягнята полупустынных степей Средней Азии не могут инвазироваться в летний жаркий период времени, поэтому они до годовалого возраста диктиокаулёзом обычно не заражаются.
Отсюда ясно, что различная сезонная динамика диктиокаулёза овец и коз в различных географических зонах требует различных календарных планов проведения лечебно-профилактических мероприятий, применительно к местным условиям.
Развитие личинок в организме хозяина. Попав с питьём или кормом в пищеварительный тракт, инвазионные личинки D. filaria сбрасывают в кишечнике свою оболочку, оставшуюся после второй линьки, и проникают в лимфатические сосуды тонких и толстых кишок; ужe в течение первых 3 дней все личинки покидают просвет кишечника. Дальнейшее развитие личинок происходит в мезентериальных лимфатических узлах; в печени личинки обнаруживаются лишь в виде редких исключений, большей частью в мёртвом виде. Таким образом, в отличие от многих других нематод и в частности от аскарид, миграция личинок диктиокаулюсов в организме животных происходит главным образом лимфогенным путём, а не гематогенным.
В мезентериальных лимфатических узлах личинки совершают новую линьку, которая обычно заканчивается на пятый день после попадания в организм животного. После этой линьки уже намечается половая диференциация паразитов. В этой стадии они мигрируют дальше по лимфатическим путям, через сердце в лёгкие. Застряв в капиллярной сети лёгких, паразиты разрывают сосуды и проникают в просвет мелких бронхов. Здесь они уже достигают 0,8—1,2 мм в длину, причём паразиты больших размеров (1,2 мм) относятся к 11-дневному заражению, а меньших размеров — к более раннему. В бронхах продолжается развитие паразитов, где они достигают половозрелости.
По данным Романовича и Славина, а также Пухова, рост диктиокаулюсов в организме овец и коз зависит от возраста и упитанности животных и может продолжаться от 29 дней (у молодых и истощённых ягнят) до 2 1/2 месяцев (у взрослых упитанных овен).
Патогенез. Диктиокаулёзное заболевание начинается не с момента вселения личинок в лёгкие, а с момента попадания их в мезентериальные лимфатические узлы. Мы склонны внести в это положение поправку в том смысле, что началом заболевания следует признать ещё более раннюю фазу, а именно момент внедрения личинок через слизистую оболочку в толщу кишечника и проникновения их лимфатические или кровеносные пути; именно с этим моментом связаны первые инсульты (механического, отчасти и токсического характера), наносимые паразитом организму хозяина. На этих первых этапах миграции личинок возможна инокуляция бактерийного начала.
Некоторые авторы объясняют поносы, наблюдающиеся вскоре после выхода овец и коз на пастбище и предшествующие развитию диктиокаулёза, проникновением личинок в слизистую оболочку кишечника.
В мезентериальных железах происходит первая концентрация личинок, обнаруживаемых здесь в весьма большом количестве: на одном срезе можно встретить 10 и больше экземпляров. Ясно, что пребывание и жизнедеятельность личинок в мезентериальных железах оказывают на последние определённое влияние, характер которого, однако, ещё недостаточно изучен.
Попав в лёгкие, паразиты заселяют вначале мелкие бронхи и альвеолы и своей жизнедеятельностью вызывают в них воспалительные явления. Чем большим количеством паразитов заражено животное, тем резче выражено заболевание. При слабом поражении возникают небольшие воспалительные очажки в различных местах лёгких или по протяжению того или иного бронха. При распространении процесса, с дальнейшим ростом, расселением паразитов и поступлением новых, захватываются всё новые участки лёгких. Отдельные воспалительные очаги могут сливаться, и в итоге могут поражаться целые доли лёгких. Болезненные процессы, возникшие таким путём, представляют благоприятные условия для развития инфекций, которые в виде вторичных заболеваний осложняют гельминтозное поражение, лежащее в их основе.
Клиническая картина. Начало заболевания, совпадающее с проникновением личинок в кишечник, в лимфатические сосуды и узлы и с выселением их из кровеносных сосудов в бронхи, клинически обычно не улавливается, во всяком случае, не распознаётся соответствующим образом. Ho данным Орлова, первые ясные симптомы болезни проявляются через 1—2 месяца после заражения. Больные животные становятся угнетёнными, начинают кашлять, вначале сухим, коротким и сильным кашлем, главным образом при движении. Впоследствии кашель учащается, становится более вялым, болезненным, животные слабо стонут, «закашливаются». Иногда при сильных приступах кашля вместе с комками слизи выбрасываются клубки червей, которых овцы большей частью проглатывают. Кашель особенно учащается во время движения. Нередко наблюдается истечение из носовых ходов слизисто-серозной жидкости, вызывающей сильный зуд (животные трутся носом о землю).
Дыхание у овец всё более затрудняется. При аускультации выслушиваются влажные средне- и крупнопузырчатые хрипы, иногда улавливаемые на расстоянии, а также бронхиальное дыхание. Перкуссия часто ничего но даёт. В позднейших стадиях болезни, когда образуются бронхопневмонические очаги, обнаруживаются ограниченные участки притупления. Температура тела обычно бывает нормальной, но иногда могут наблюдаться и повышения её до 40,5—42°; незадолго до смерти она становится субнормальной.
По мере развития болезни прогрессируют малокровие и истощение, появляются отёки на подбородке, веках, груди и конечностях. Нередко присоединяется и понос, который ещё более подрывает силы животного. В последних стадиях болезни замечается ослабление сердечной деятельности, напряжённое дыхание с втягиванием межрёберных промежутков.
Болезнь может тянуться несколько недель и месяцев, и, наконец, животное погибает от истощения, асфиксии или тех или иных вторичных заболеваний. Смертность у овец при диктиокаулёзе, главным образом среди молодняка, может быть высокой. Животные, находящиеся в плохих условиях содержания и кормления, переносят заболевание значительно тяжелее и дают больший отход.
В других случаях животные начинают понемногу поправляться и клинически выздоравливают. Это бывает, чаще всего, когда прекращается дальнейшая реинвазия, когда животные поставлены в хорошие условия питания и содержания и когда интенсивность инвазии не особенно велика. Большей частью такие животные, не проявляя в дальнейшем симптомов диктиокаулёза, продолжают оставаться носителями инвазии, служат источником заражения других животных и причиной возникновения новых эпизоотий.
Патолого-анатомические изменения. На трупах павших или прирезанных больных животных констатируется исхудание, анемия, гидремия; шерсть сухая, легко выдёргивается, кожа бледная. Основные патологические изменения локализуются в лёгких. При свежей и сильной инвазии лёгкие выглядят увеличенными, на них имеется большое количество точечных кровоизлияний.
Паразиты в начальных стадиях заражения локализуются в самых мелких бронхах, затем переселяются в более крупные, где они располагаются то вытянутыми по всей длине, то клубками. В первом случае они всегда направлены головным концом внутрь, а хвостовым к выходу. Основная масса паразитов встречается в задних долях лёгкого; верхние и средние доли поражаются сравнительно редко и небольшим количеством паразитов.

Диктиокаулез овец и коз

Бронхи, в которых находятся черви, заполнены слизью, местами встречаются и гнойные очаги. Просветы бронхов иногда расширены; лёгкие эмфизематозны, бронхиальные железы увеличены.
При интенсивной инвазии в грудной и брюшной полости находится выпот, нижняя поверхность шеи и груди отёчна.
По данным Всеволодова, при диктиокаулёзе овец возникают специфические для этой инвазии реактивные изменения в лёгочной ткани, обусловливаемые не только паразитами, но также их яйцами и личинками.
Диагноз. Подозрение на диктиокаулёз должно появляться во всех случаях, когда имеются налицо описанные клинические признаки. Однако окончательное решение вопроса возможно только после диагностического вскрытии или лабораторного исследования. Если при наличии характерных клинических симптомов обнаруживаются в лёгких при вскрытии нескольких животных значительные количества (много десятков или сотой экземпляров) диктиокаулюсов, то диагноз на диктиокаулёз можно считать установленным. Нельзя, однако, забывать и о том, что одновременно с диктиокаулёзом могут быть и другие заболевания, в частности инфекционные, поэтому перед проведением массовых мероприятий необходимо исключить как инфекцию, так и другие лёгочные гельминтозы.
Техника вскрытия должна дать возможность тщательно произвести исследование лёгких на диктиокаулюсов: трахею, бронхи (крупные, средние, мелкие, до самых мелких, в которые заходит остриё ножниц) последовательно вскрывают, причём паразиты видны невооружённым глазом. Чтобы установить ранние стадии заражения, необходимо после вскрытия и макроскопического исследования разрезать лёгкие па кусочки, хорошо отмыть их в сосуде с водой и дать жидкости отстояться. После этого осадок в сосуде исследуют с помощью лупы (не менее десятикратной) или микроскопа. Применяя метод соскоба со слизистой оболочки бронхов, удаётся уловить мелкие формы и в лупу.
Прижизненная диагностика проводится путём исследования испражнений методами Бермана и Вайда, техника которых изложена в главе, посвящённой диагностике гельминтозов.
Лечение. Методом лечения диктиокаулёза являются интратрахеальные инъекции следующей смеси: иода кристаллического 1,0, йодида калия 1,5, воды дестиллированной 1500 мл.
Инъекцию производят обязательно при спинном положении овцы. Такой метод разработай Орловым. Указанная концентрация раствора иода и дозы от 10 до 15 мл (годовикам инъицируют 10 мл, взрослым овцам и баранам — 12—15 мл) на инъекцию, повторяемую дважды, в течение двух дней подряд или с промежутками в 1—2 дня, предложены комиссией BHГИС.
Интратрахеальные инъекции производят шприцем, снабжённым иглой около 3 см длиной, при соблюдении требований асептики. Для ускорения инъекций применяют элеватор с краном Агалли. Место инъекции — межкольцевое пространство верхней трети трахеи. Предварительная обработка поля инъекции — шерсть не выстригают, а раздвигают до кожи, поверхность последней смазывают дезинфицирующим раствором.
Положение животного во время инъекции, как мы уже указали, обязательно спинное, с таким расчётом, чтобы задняя часть тела овцы при наклонном положении находилась ниже передней. Для этого кладут овец на специальный станок или на рештак, установленный под углом в 30—40°. Первую инъекцию делают в спинном положении овцы с небольшим наклоном её корпуса вправо, а вторую с наклоном влево.
Раствор инъицируют медленно. После инъекции животное не сбрасывают с рештака как попало, а обязательно снимают с него так, чтобы животное сначала село в рештаке, а затем сходило с него. Положение животного и порядок съёма его с рештака имеют чрезвычайно большое значение, так как лишь при соблюдении всех правил достигается попадание инъицируемых веществ в места локализации паразитов, т. е. главным образом в задние доли лёгких, чем и достигается эффект.
В зимних условиях лечебный раствор иода вводят в подогретом (до температуры тела животного) виде. Во время производства интратрахеальных инъекций требуются помощники: один — для фиксации и откидывания головы животного и двое — для удержания овцы в рештаке.
Во избежание осложнений не рекомендуется сочетать инъекции с другими лечебными или профилактическими мероприятиями — купанием, стрижкой, лечением в отношении других гельминтозов, а также проводить инъекции в течение 5 дней до или после этих мероприятий.
К массовому лечению рекомендуется приступать лишь после пробной обработки небольшой группы овец в 20—30 голов с целью усвоения и проверки техники инъекции.
После лечебной обработки необходимо перевести овец на новые пастбищные участки, которые в данном пастбищном периоде ещё не использовались для овец; через 5 дней участок меняют опять.
Меры борьбы и профилактика. Последняя должна быть направлена прежде всего к предохранению овец от контакта с инвазионным началом, находящимся во внешней среде, и к ликвидации паразитоносительства.
Так как основными источниками заражения являются инвазированное пастбище и антисанитарные водопои, в которых создаются благоприятные условия для развития личинок (т. е. мелкие стоячие бассейны, лужи, пруды, канавы, болота, медленно текущие ручейки — арыки — с зарослями и заводями), то для предохранения овец от заражения диктиокаулёзом нельзя пасти их по низинам, поить из стоячих водоёмов. Прежде всего следует обратить внимание на рациональную организацию пастбищ. Мы имеем в виду организацию системы регулярной смены пастбищ. He меньшее значение имеет организация гигиенических водопоев.
Основным оздоровительным мероприятием при диктиокаулёзе овец является двукратная профилактическая дегельминтизация в период зимнего стойлового содержания, с расчётом выгона на пастбище овец, освободившихся от диктиокаулёза. Первая плановая дегельминтизация проводится в ноябре, после перевода овец па стойловое содержание, а вторая — в январе или феврале. В случае, если дегельминтизация совпадает с временем окота у овец, её следует проводить через 2—3 недели после окончания периода окота. Матки за месяц до окота не должны подвергаться лечебной обработке во избежание выкидышей.
Кроме плановых зимних дегельминтизаций, проводят в августе клинический осмотр и выборочное гельминто-ларвоскопическое обследование овец. В случае выявления диктиокаулёза следует провести поголовную августовскую дегельминтизацию; повторную дегельминтизацию можно провести через 12 дней.
При отгонном животноводстве и в местах круглогодичного выпасания сроки дегельминтизации устанавливаются в зависимости от метеорологических и других условий.
Диктиокаулез овец и коз