Трихостронгилидозы жвачных

13.06.2015

Трихостронгилидозами называется комплекс гельминтозных инвазий, возбудителями которого являются многочисленные виды следующих родов семейства Trichostrongylidae: Haemonchus, Ostertagia, Trichostrongylus, Cooperia, Nematodirus, Nematodirella и Meristocirrus. Паразиты локализуются в сычуге и в тонких кишках жвачных — овец, коз, крупного рогатого скота, верблюдов и оленей.
Трихостронгилидозы обнаруживаются также весьма часто у диких жвачных.
У домашних жвачных трихостронгилидозы встречаются повсеместно. Без трихостронгилид до сих пор никому не удавалось находить жвачных в естественных условиях содержания.
Общим признаком для представителей семейства Trichostrongylidae является то, что они представляют собой мелких, волосовидных стронгилят, без выраженной ротовой капсулы. Цикл pазвития у всех трихостронгилид проходит более или менее однаково, по стронгилидному типу.
Жвачные заражаются трихостронгилидозами на пастбищах и при водопое из плохо оборудованных водоёмов, заглатывая с травой или водой инвазионных личинок.
Наибольшей патогенностью отличаются представители рода Haemonchus, поэтому ниже даётся более подробное описание инвазии, вызываемой этими гельминтами.
Лечение и профилактика при трихостронгилидозах такие же, как описываемые ниже, при гемонхозе.

Гемонхоз

Гемонхозом поражаются овцы, козы, крупный рогатый скот, верблюды и многие дикие жвачные. Особенно часто страдает от этой инвазии молодняк указанных животных.
Этиология. Возбудитель — круглый паразитический червь Haemonchus contortus, относящийся к семейству трихостронгилид, красноватого цвета, волосовидной формы, достигающий 2—3 см в длину. Истончённый головной конец имеет рудиментарную капсулу с хитиновым зубом внутри. Самцы мельче самок, на хвостовом конце снабжены бурсой и двумя спикулами. Самки имеют две матки, набитые яйцами без сформированных внутри них личинок. Вульва открывается в задней половине тела и нередко прикрыта клапанами.
Обитают гемонхусы в сычуге, их редко находят в тонком кишечнике жвачных. Описаны единичные случаи обнаружения этого паразита у человека.
Цикл развития. Самки откладывают яйца, выбрасываемые наружу вместе с экскрементами. В фекалиях яйца находят подходящую обстановку для своего дальнейшего развития во внешней среде при температуре 20—30°. В фекалиях вылупляются из яиц уже на вторые сутки личинки первой стадии. Последние питаются фекалиями, живут в них некоторое время, но заражать животных не могут. В этой стадии личинки менее стойки, чем ж последующих: они погибают при высушивании и при воздействии на них температуры выше 30°; смена тепла и холода также приводит их к гибели. При температуре 15—20° личинки первой стадии уже через сутки впадают в анабиоз, длящийся около 12—15 часов. За это время личинки линяют, после чего оживают и переходят во вторую стадию.
Во второй стадии личинка теряет способность питаться; паразитировать она ещё не может. Через сутки, иногда меньше, она вторично впадает в анабиоз, во время которого растёт, а окружающая её кутикула отстаёт, образуя чехлик. Как только последний сформируется, личинка переходит в третью стадию. Таким образом, от момента откладки яйца до стадии инвазионной личинки проходит не менее 4—5 дней.
В третьей стадии личинки особенно стойки. Они погибают во влажной среде при температуре 50°, а в сухой — при 60°. Высыхание эти личинки переносят особенно хорошо. В высохшем состоянии они могут оставаться в анабиозе более 1 1/2 лет. К дезинфицирующим средствам инвазионные личинки также стойки, перенося без вреда для себя 2—3% раствор креолина, лизола и других препаратов. В 5% растворе неочищенной карболовой кислоты они погибают. Как в предыдущих стадиях, так и в инвазионной личинки погибают под действием мочи; поэтому, например, в кошарах, базах и тырлах не удаётся находить их живыми. Вызрев в фекалиях до инвазионной стадии, личинки сами выходят из них. Этому процессу сильно способствуют различные насекомые-копрофаги, проделывающие соответствующие ходы в фекалиях.
Если среда, окружающая фекалии, в момент выхода из них личинок оказывается влажной, то личинки проявляют способность забираться кверху по влажным предметам. Если фекалии находятся на траве, то последняя как раз и служит тем объектом, по которому начинают мигрировать инвазионные личинки. Процесс «вертикальной миграции» но траве происходит интенсивнее на низменных пастбищах, в сырые сезоны года, во время дождливой погоды, в туманы и при обильных росах. Чтобы личинки могли взбираться по траве, не требуется большого количества влаги: достаточно, чтобы трава оказалась покрытой лишь небольшим слоем влаги. При наличии большой влажности личинки неспособны удерживаться на траве, смываются водой и уносятся в более низкие места. Когда в последних влажность становится благоприятной для личинок, они вновь начинают вертикально мигрировать по траве. Благодаря именно этим обстоятельствам все низменные, болотистые пастбища и участки, куда стекает вода во время дождей, являются главнейшими местами заражения овец гемонхозом.
Высыхание травы после дождя и росы лишает личинок способности мигрировать. В таких случаях они свёртываются в кольцо и после испарения последней капли либо оказываются прикреплёнными в траве, либо падают на землю. Если такую подсохшую личинку увлажнить, даже через очень длительный срок, то она через 20—30 минут оживает, распрямляется и вновь продолжает вертикальную миграцию. Для профилактики имеет особенное значение то обстоятельство, что чем чаще сменяются влажность и сухость, тем быстрее личинки погибают. He обладая способностью питаться, личинки третьей стадии в условиях влажной среды способны прожить 3—4 месяца.
Инвазионные личинки, проглоченные с кормом или водой,в желудке животных сбрасывают чехлик и переходят в четвёртую стадию. Совершив ещё одну линьку, личинки приобретают способность паразитировать, питаясь кровью хозяина. Через 2-3 недели черви созревают до половой зрелости, и самки начинают откладывать яйца. Срок жизни гемонхусов в организме овцы неизвестен, но имеются основания предполагать, что он не превышает одного года, после чего черви настолько стареют, что становятся неспособными к дальнейшему паразитированию.
Патогенез. Гемонхусы, попавшие в сычуг, прикрепляются к слизистой оболочке и своим зубом травматизируют её, в результате чего происходят капиллярные кровотечения. Кроме того, многие экземпляры внедряются головным концом в выводные протоки желез сычуга, вызывая в последних воспалительные процессы. Питаясь кровью, гемонхусы выделяют особые токсины, препятствующие свёртыванию крови и обладающие ядовитыми свойствами в отношении организма хозяина.
При большом количестве (до нескольких тысяч) гемонхусов слизистая оболочка сычуга покрыта ими как бы войлоком; она утолщается и нередко усеяна геморрагическими фокусами. Содержимое сычуга часто оказывается жиже обычного и окрашено в коричневый цвет. У гемонхозных овец наблюдаются хронические катары сычуга, вследствие чего кормовые массы недостаточно обрабатываются желудочным соком. Пищевые массы переходят из сычуга в кишечник в полуобработанном виде, усвояемость их понижается. Отравление токсинами довершает картину: у гемонхозных овец возникает истощение, анемия и водянка. Животные погибают при явлениях гидремической кахексии.
Течение болезни резко ухудшается, когда животные одновременно поражены ещё другими трихостронгилидами. Это наблюдается почти постоянно, вследствие чего такие комплексные по этиологии заболевания обычно называются трихостронгилидозами.
Клиническая картина. Животные вялы, отстают от стада, истощены, видимые слизистые оболочки анемичны; могут наблюдаться перемежающиеся поносы и запоры; нередко больные ягнята теряют способность держаться на ногах.
Патолого анатомические изменения. Трупы анемичны, истощены. В грудной и брюшной полости нередко имеется водянистый желтоватого цвета выпот. В сычуге обнаруживается огромное количество гемонхусов (свыше 1000), которые покрывают слизистую оболочку, как войлоком, либо взвешены в содержимом этого органа (у полежавших трупов); в последнем случае содержимое окрашено в коричневый цвет. Одновременно с гемонхусами в сычуге обнаруживаются в колоссальных количествах и другие трихостронгилиды, как правило, весьма мелкого размера — 0,5—1,5 см.
Для обнаружения в сычуге трихостронгилид иногда возникает необходимость вскрыть этот орган специальным гельминтологическим методом. Для этого сычуг помещают в таз, вскрывают и тщательно промывают в воде. Co слизистой оболочки делают соскоб и весь смыв сливают в сосуд, чтобы он отстоялся. Когда содержимое сосуда отстоится, верхний слой сливают, а осадок ещё раз доливают водой, размешивают и вновь отстаивают. Так поступают до тех пор, пока верхний слой в отстое не станет прозрачным. После этого осадок исследуют мелкими порциями в фотографических чёрных и белых кюветах и в чашках Петри, контролируя наличие трихостронгилид посредством лупы. Характерной особенностью гемонхоза является одновременное наличие значительного количества червей в сычуге и общих патолого-анатомических изменений, описанных выше.
От протозойных инвазий (пироплазмоза) и инфекций гемонхоз отличается отсутствием признаков, наблюдающихся при указанных заболеваниях. Окончательный диагноз удаётся поставить после соответствующих микроскопических и бактериологических исследований.
Гемонхоз может встречаться в трёх формах, или стадиях. При первой стадии в сычуге наблюдается незначительное количество гемонхусов — от единиц до одной-двух сотен. Клинические симптомы при этом не выявляются. Во второй стадии также отсутствуют резко выраженные клинические симптомы и патологоанатомические изменения; число червей в сычуге значительно больше, чем в первой стадии. Первая и вторая стадии гемонхоза по могут считаться причиной смерти, если они не осложнены другими заболеваниями. Признаки, характерные для третьей стадии, указаны нами выше, при описании патолого-анатомической картины.
Диагноз. Прижизненная диагностика трудна, поэтому при организации мероприятий приходится руководствоваться эпизоотологическими наблюдениями и результатами патолого-анатомических, а иногда и диагностических вскрытий.
Лечение. В зависимости от наблюдающейся стадии и проводятся лечебно-профилактические мероприятия в соответствующих масштабах. При установлении гемонхоза в третьей стадии приступают к лечению животных поотарно, независимо от времени года. Наличие этой инвазии во второй стадии обязывает к выборочному лечению больных и подозрительных, также независимо от времени года. При первой же стадии проводят дегельминтизацию в плановом порядке осенью и весной, во время стойлового содержания.
Для лечения применяется фенотиазин в дозе 0,5—1,0 на 1 кг живого веса или по 15,0—25,0 взрослым овцам и по 5,0—10,0 ягнятам в возрасте от 5 месяцев до 1 года. Фенотиазин дают в болюсах из муки или в виде взвеси в воде с эмульгаторами, в качестве которых можно применять 1% раствор желатины, крахмал, бентонит. Фенотиазин дают перед кормлением, без предварительной диеты и без последующей дачи слабительного.
В качестве терапевтического средства употребляется также 1 % раствор медного купороса. Порядок приготовления раствора итого препарата, дозы и метод дачи те же, что и при мониэзиозе; при гемонхозе слабительное не дают.
Необходимо помнить, что полное излечение овец от гемонхоза при употреблении медного купороса наступает не часто (примерно в 30—40% случаев), однако этот препарат способен давать резкое снижение интенсивности инвазии.
Меры борьбы. Для борьбы с гемонхозом проводят в неблагополучных хозяйствах дегельминтизацию в осенне-зимний период, после перевода овец на стойловое содержание, и за месяц до весенней пастьбы. Каждая дегельминтизация должна завершаться проведением профилактических мер, основными из которых являются: содержание в чистоте пастбищ вокруг кошар, базов и тырл; пастьба овец с соблюдением порядка смены выпасов; перевод овец после лечения на свежие выпасы. Нельзя устраивать тырла близ места водопоев и поить овец из открытых водоёмов, луж и болот. Параллельно с этим необходимо заботиться о повышении качества работы чабанов по уходу и содержанию поголовья.