Нутталлиоз лошадей

12.06.2015

Нутталлиоз встречается в значительном числе областей средней зоны России и на юге нашего Союза. Его распространение зависит от наличия различных видов клещей-переносчиков, отличающихся друг от друга по биологическим, экологическим и другим признакам.
Этиология. Возбудитель — Nuttallia equi — отличается большим полиморфизмом (разнообразием форм): описаны кольцевидная, круглая, грушевидная, овальная, амёбовидная, удлинённая формы и различные стадии размножения. Величина паразита колеблется в пределах 0,5—6 микронов. Число паразитов в эритроците 1—4; преобладают одиночные формы. Если в эритроците встречаются две грушевидные формы, то они располагаются раздельно и направлены одноимёнными концами в противоположные стороны. В плазме паразитов отмечается одно скопление хроматина. Размножение происходит путём деления на стадии, в одной из стадии располагающиеся в виде крестообразной фигуры, получившей название «мальтийский крест». Последним форма весьма характерна для Nuttallia equi.
Практически удобно различать три формы возбудителя — крупную, среднюю и мелкую. Крупные формы равны примерно радиусу эритроцита или больше его; к средним относят паразитов, равных приблизительно половине радиуса эритроцита, а к мелким — равных четверти (или около того) радиуса эритроцита.

Нутталлиоз лошадей

Чтобы излечить лошадей от P. caballi, пользуются рядом признаков.
Для P. caballi характерно следующее: 1) среди различных форм преобладают грушевидные; 2) двойные грушевидные паразиты соединены под острым углом и являются основной формой; при возникающих затруднениях на основании наличия этой формы и ставят диагноз; 3) величина паразитов в общем более крупная чем у N. equi; 4) грушевидные формы заключают обычно два скопления хроматина.
У N. equi: 1) преобладают круглые и овальные формы; 2) грушевидные формы расположены раздельно; 3) величина паразитов в общем меньшая, чем у Р. caballi; 4) хроматин представлен одним скоплением; 5) имеются крестообразные формы («мальтийский крест»).
Таким образом, нахождение в мазке крови двойных грушевидных соединённых попарно паразитов говорит о наличии возбудителя пироплазмоза, а обнаружение крестообразной формы — о возбудителе нутталлиоза.
Переносчики. В качестве переносчиков в средней зоне России имеют основное значение клещи различных видов Dermasentor, особенно D. pictus и D. marginatus и в меньшей степени D. salvarum. Нa юге, например, в Закавказье, по северному побережью Чёрного и Азовского морей, главная роль в переносе возбудителя нутталлиоза принадлежит клещу Hyalomma marginatum, а в Узбекистане, кроме этого вида, переносчиком служит также клещ Rhipicephalus turanicus. Установлено, что и клещ Hb. bursa может являться переносчиком возбудителя нутталлиоза.
Клиническая картина. Пo степени выраженности клинические признаков, продолжительности течения и выздоровления различают три формы болезни — острую, подострую и хроническую. Частота этих форм в различных местностях России неодинакова. В южной зоне России нутталиоз протекает обычно в острой или подострой форме, в средней зоне преобладает подострое течение. Наименее изучена хроническая форма, существование которой вообще оспаривается отдельными авторами. Эта форма наблюдается очень редко, чем и нужно объяснить её слабую изученность; она не может являться ведущей формой заболевания (что необходимо учесть при постановке диагноза).
Возникновение той или иной формы нутталлиоза обусловлено рядом факторов, из которых существенное значение имеют возраст и условия использования лошади, сё восприимчивость, вирулентность возбудителя и географическое положенно неблагополучного хозяйства. Ho нашему мнению, вирулентность возбудителя зависит от степени приспособленности (адаптации) его к специфическому переносчику. Эта адаптация может быть различной в зависимости от вида переносчика, быстроты развития в нём возбудители и температуры, при которой происходит это развитие. В средней зоне России, где основное значение в переносе N. equi имеют различные виды клещей Dermacenlor, нутталлио: проявляется чаще в подострой форме; па юге, где основное значение имеют Н. marginatum и Rh. turanicus и где возбудитель развивается в организме клещей при более благоприятных температурных условиях, степень вирулентности повышается и заболевание среди восприимчивых лошадей нередко протекает в острог форме.
Острая форма. Продолжительность инкубационного периода зависит от способа заражения лошади, дозы крови, числа и вирулентности возбудителя. При подсадке инвазированных клещей в имагинальной стадии (D. marginatus, Н. marginatum) инкубационный период обычно равен 10—15 дням (иногда несколько более). При искусственном заражении путём подкожного введения крови от паразитоносителей этот период равен 8—14 дням и более, а при внутривенном введении крови, содержащей возбудителя, он сокращается до 4—7 дней.
Заболевание после первичного повышения температуры тела проявляется высокой (до 41° и более) лихорадкой. Лихорадка постоянного типа либо приобретает ремитирующий, или перемежающийся, характер. Начало паразитарной реакции может совпадать с первым подъёмом температуры или несколько запаздывать по сравнению с последним. При искусственном заражении кровью нередки случаи появления и размножения паразитов в течение нескольких дней и при отсутствии лихорадки; в этот период животныe не проявляют заметных отклонений от нормы.
Число паразитов, с некоторыми колебаниями, увеличивается, достигает максимума, а затем снижается; однако и после переболевания возбудитель обнаруживается длительное время и периферической крови. Как правило, в период болезни при наличии лихорадки, обусловленной нутталлиозным процессом, существует соответствие между температурной и паразитарной реакциями — в крови обнаруживается в том или ином числе возбудитель в виде крупных, средних и мелких форм; первые формы преобладают. Процент заражённости эритроцитов может достигать весьма высоких цифр - 50 и более, что является неблагоприятным признаком для прогноза.
При развитии заболевания слизистые оболочки становятся бледными и желтушными, нередко приобретая лимонножёлтый цвет. На конъюнктиве и третьем веке появляются кровоизлияния. Пульс и дыхание учащены, сердечный толчок усилен. Наблюдается пульсация яремных вен. Лошадь теряет аппетит, слабеет и худеет; отмечаются сильное угнетение, атония кишечника, застойные отёки конечностей: у некоторых лошадей при тяжёлом течении болезни наблюдается гомоглобинурия. Число эритроцитов доходит до 3 миллионов и менее в 1 мм3, содержание гемоглобина снижается до 20 % (иногда ещё более), H(K) ускорена.
Продолжительность болезни 1-2 недели, иногда несколько более.
Hутталлионосительство. После переболевания и выздоровления начинается длительный период скрытого или явного паразитоносительства, когда животные не проявляют никаких отклонении от нормы, доступных современным методам диагностики. Тем не менее и при таком состоянии лошадей у них при микроскопическом исследовании весьма часто обнаруживается в периферической крови возбудитель в виде мелких форм. У ряда лошадей N. equi можно обнаруживать этим способом в течение 1—2 лет после перенесённого нутталлиоза, даже если лошадь находилась в условиях, исключающих возможность повторного заражения через клещей.
В период явного носительства число паразитов в периферической крови может несколько изменяться то в сторону увеличения, то в сторону уменьшения; тем не менее наступает время, когда N. equi перестаёт обнаруживаться при обычных методах исследования мазков крови — наступает период скрытого носительства. При этих условиях N. equi может быть установлен путём прививок крови паразитоносителя восприимчивым лошадям. Путталлионосительствo сохраняется весьма длительное время, более 7 лет, но и этот срок не является пределом; несомненно, возможно и более продолжительное переживание возбудителя в организме лошади.
В процессе переболевания лошади нутталлиозом возникают изменения морфологических и биологических свойств возбудителя; он постепенно уменьшается, изменяется строение отдельных групп паразитов вследствие нарушения соотношения объёма ядерного вещества и плазмы
Пo мере уменьшения величины N. equi происходит относительное увеличение количества ядерного вещества, в то время как объём плазмы уменьшается; паразиты приобретают вид анаплазмоидных образований, в которых наиболее крупной составной частью клетки становится ядро с весьма узким ободком плазмы. При нутталлионосительстве нередко можно видеть в крови эти формы, как и различные стадии их развития (например, три паразита, соединённых между собой в виде треугольника; четыре точкообразные особи, располагающиеся в виде креста, с последующим окончательным формированием и разъединением четырёх паразитов).
Упрощение в строении паразитов можно объяснить иммунитетом (премуниция), возникшим в процессе переболевания, и ухудшенном условий для возбудителей нутталлиоза в организме лошади, иными словами, — изменением среды обитания в сторону, неблагоприятную для N. equi.
Нутталлионосительство среди бессимптомных лошадей широко распространено, особенно в латентных очагах, где уже при однократном микроскопическом исследовании крови можно установить 30% и более паразитоносителей независимо от сезона исследовании (например, зимой). В отдельных очагах нутталлиоза зарегистрированно почти поголовное нутталлионосительство.
Число N. equi при паразитоносительстве обычно невелико — в 100-200 полях зрения 1—3 мелких паразита; однако оно непостоянно: временами наблюдается снижение, когда лишь при длительном и тщательном просмотре мазка крови можно найти типичные формы. Наряду с этим отмечаются случаи, когда у лошадей при отсутствии признаков, свойственных нутталлиозу, в 100 полях зрения обнаруживается 20—30 и даже до 250 паразитов.
По мере снижения числа паразитов, изменения их величины и структуры уменьшается их вирулентность; это становится особенно заметным через несколько лет после переболевания лошади, когда заражение восприимчивого животного от носителя возможно лишь при использовании большой дозы крови.
Патолого-анатомические изменения при острой форме болезни весьма сходны с изменениями при пироплазмозе. Обычно отмечаются распространённая желтуха, кровоизлияния во внутренних органах и на слизистых, увеличение селезёнки, печени и почек.
Диагноз. Точная диагностика нутталлиоза основывается на основе эпизоотологических данных, результатов клинического осмотра лошади и микроскопического исследования мазков крови. Ветеринарный работник должен знать эпизоотологическое состояние обслуживаемых им хозяйств в отношении типа очагов (эпизоотический, угрожаемый), состава конепоголовья видов клещей-переносчиков, их динамики, а отсюда и сезонности заболевания. При исследовании лошади обращают внимание на признаки, свойственные нутталлиозу.
Во всех случаях необходимо микроскопическое исследование мазков крови при, котором обращают внимание на число, морфологию и величину возбудителей. Обнаружение в мазках главным образом крупных и средних форм нутталлий (у которых плазма ясно выражена) характеризует обычно приступ первичной инвазии у восприимчивых лошадей при острой или подострой форме болезни. Если паразиты обнаруживаются легко, то нетрудно отыскать и характерные формы («мальтийский крест»), нахождения которых необходимо добиваться, особенно в случаях незначительной заражённости эритроцитов.
Если возникает сомнение относительно принадлежности включений в эритроцитах к N. equi (что бывает в плохо приготовленных мазках, при неправильной окраске и пр.), приготовляют мазки повторно и подвергают их тщательному исследованию. В ответе ветеринарные лаборатории должны указывать число паразитов, их величину и форму (например, «В мазках обнаружено N. equi 10—12 крупных и средних паразитов на 100 полей зрения; найдено три крестообразные формы с ясно выраженными ядром и плазмой», или: «В каждом поле зрения найдено 2 — 4 N. equi; преобладают средние и крупные формы, среди них формы деления на четыре — «мальтийский крест»).
Особого внимания заслуживает диагностика нутталлионосительства. Обнаружение в мазких небольшого числа нутталлий (например, 1—2—5 в 100—200 полях зрения микроскопа) в виде мелких форм говорит о нутталлионосительетве. Иногда обнаруживается и несколько большее число паразитов — до 20—30 в 100 полях зрения. При небольшой заражённости эритроцитов паразиты мелкие, анаплазмоидного типа; крестообразная форма состоит из четырёх точкообразных нутталлий; при увеличении заражённости крови могут обнаруживаться и средние формы возбудителя.
Нутталлионосительство — не одно и то нее, что заболевание лошади нутталлиозом, поэтому не всякое обнаружение N. equi в эритроцитах даёт основание ставить диагноз на нутталлиоз. По этой причине весьма важное значение приобретает точное описание обнаруженных в мазках N. equi (форма, величина, тип «мальтийского креста»). Если у лошади при наличии описанной паразитарной реакции установлена лихорадка или иные заметные отклонения от нормы, необходимо исключить другие заболевания.
Диференциальная диагностика. Наибольшее значение имеет разграничение нутталлиоза от инфекционной анемии. Попытки некоторых исследователей описать якобы особые, новые виды возбудителей нутталлиоза или особые формы его проявления значительно усложнили этот вопрос.
Чаще всего неточности в диагнозе встречаются при оценке нутталлионосительства. Нередко считают достаточным обнаружить малочисленные мелкие фирмы возбудителя нутталлиоза, чтобы поставить диагноз на это заболевание, даже при отсутствии температуры и других заметных клинических признаков. Ошибочность подобного диагноза станет ясной, если учесть приведённое выше определение нутталлионосительства как бессимптомного состояния переболевшей лошади, обладающей, премуницией и возбудителям с пониженной вирулентностью даже при смене неблагоприятной для их развития среды (организм переболевшей лошади) на среду, благоприятную для их размножения (организм восприимчивой неинвазированной лошади).
В других случаях, при установлении у лошади мелких форм N. equi и кратковременных подъёмов температуры, разделённых более или менее значительными ремиссиями, ставят диагноз на хронический нутталлиоз, который будто бы может продолжаться. При описании клиники нутталлиоза указывалось, что при хроническом нутталлиозе существует предельный срок болезни (до 3 1/2 месяцев), паразиты имеют как мелкие, так и средние размеры. При учёте этих признаков и других, ранее описанных, имеется возможность выделить эту очень редкую форму болезни.
Нутталлиоз в его чистом виде, когда он протекает без сопутствующих инфекции, не представляет трудностей для диагноза, независимо от форм его проявления. Как острая, так и подострая форма болезни при наличии депрессии, потери аппетита, паразитарной реакции, желтухи — признаков, мало свойственных или отсутствующих при инфекционной анемии (её острая и подострая форма), — сравнительно легко диференцируются от инфекционной анемии. Весьма важным признаком нутталлиоза служит встречающееся, как правило, соответствие между температурной реакцией, выраженной клинической картиной, и наличием в крови возбудителя. Обратного соотношения может и не быть: наблюдаются случаи (особенно в экспериментальных условиях), когда в течение нескольких дней N. equi уже имеются в крови, а лошадь не выявляет заметных отклонений от нормы.
При диференциальном диагнозе приобрёл весьма важное значение метод терапевтической диагностики — применение специфических препаратов (флавакридин, пироплазмин и др.). При чистом нутталлиозе лечение даёт эффект: температура приходит в норму, паразиты резко уменьшаются в числе или исчезают из периферической крови, клиническая картина становится менее выраженной, значительно сокращается длительность болезни, и животное выздоравливает.
Более сложной задачей является разграничение этих заболевании при их разнообразных сочетаниях.
Экспериментальные работы и эпизоотологические наблюдения показывают, что если лошадь, больная хронической формой инфекционной анемии, заболевает одновременно нутталлиозом, то что в ряде случаев сопровождается обострением инфекционной анемии. При таком сочетании у лошади первоначально замечаются признаки, типичные для нутталлиоза, и в этот период ветеринарный врач правильно ставит диагноз на нутталлиоз. В дальнейшем, несмотря на продолжающуюся лихорадку, признаки нутталлиоза постепенно сглаживаются: желтуха становится менее выраженной, появляется аппетит, паразиты резко уменьшаются в числе или исчезают, и начинают преобладать признаки, свойственные инфекционной анемии. Эти признаки прогрессируют, и лошадь погибает от инфекционной анемии. При исследовании мазков из крови и внутренних органов N. equi, как правило, не обнаруживаются. Это рассматривается отдельными исследователями как проявление так называемого «антагонизма» (соперничества) двух возбудителен.
Если в случаях, подобных описи иному, применяется специфическое лечение, то полный лечебный аффект по достигается: хотя и купируется (приостанавливается) размножение гемоспоридий и часть клинических признаков, свойственных нутталлиозу, исчезает, лихорадка всё же продолжается, повторное введение специфического препарата не даёт эффекта и лошадь может погибнуть от обострившейся инфекционной анемии.
Несколько иная картина возникает при заболевании лошади инфекционной анемией в период бессимптомного нутталлионосительства, иными словами, когда инфекционная анемия как бы «наслаивается» на нутталлионосительство. При таком сочетании «срыва премуниции», а следовательно, и рецидива нутталлиоза, как правило, не возникает. Нередко N. equi перестают обнаруживаться в мазках крови, а лошадь продолжает болеть инфекционной анемией с признаками, характерными для этой болезни.
При систематических исследованиях лошадей — явных нутталлионосителей, одновременно болеющих хронической формой инфекционной анемии, было установлено, что N. equi уменьшается в числе или не обнаруживается в крови обычным методом исследования в период подъёмов температуры и вновь появляется во время ремиссий; таким образом, нарушается сопряжённость температурной и паразитарной реакции, свойственная чистому нутталлиозу.
Лошадей-нутталлионосителей, болеющих невыявленной инфекционной анемией с кратковременными повышениями температуры, иногда относят к категории болеющих «хроническим нутталлиозом». Таких лошадей подвергают лечению специфическими препаратами, сводя их многократно, по 15—17 раз, в дни подъёма температуры: поскольку температурный приступ обычно непродолжителен и без лечения, то получают ложное представление об эффективности препарата и приходят к неправильному заключению о природе заболевания. Необходимо учитывать, что многократное использование специфических препаратов при гемоспоридиозах противопоказано.
Несоответствие температурной и паразитарной реакций, их несовпадение во времени, особенно если в период ремиссии в крови вновь начинают обнаруживаться нутталлии, даёт ветеринарному врачу, основание утверждать, что лихорадочные приступы не обусловлены нутталлиозным процессом. Учёт несовпадения отмеченых реакций в указанном направлении весьма помогает разобраться в той подчас сложной эпизоотологической обстановке, которая создаётся в хозяйствах, неблагополучных одновременно по гемоспорадиозам и и инфекционной анемии лошадей. Иногда, в более редких случаях, у лошадей-нутталлионосителей, особенно при вяло протекающей инфекционной анемии, число паразитов остается без заметных изменений.
Если в хозяйствах, неблагополучных по нутталллиозу, возникает подозрение на инфекционную анемию, то для разграничения этих заболеваний проводят обычно комплекс исследований, где учитываются эпизоотологические особенности, клинико-гематологические данные, результаты лечения и вскрытия подозрительных по заболеванию животных.
Если указанные методы всё же не дают возможности определенно решить вопрос об инфекционной анемии, то прибегают к постановке биопробы, заключающейся в прививке жеребятам фильтрованной сыворотки, полученной от лошадей, подозреваемых в заболевании инфекционной анемией.
Лечение проводится флавакридином (трипафлавином) и пироплазмином; тринанблау противопоказан. В последние годы предложен новый препарат - сульфантрол, который применяется в дозе 0,005-0,01 на 1 кг живого веса лошади, в 4% разведении внутривенно на дестиллированной воде. Этот препарат рекомендован и для профилактической обработки лошадей в смеси с трипансинью в местностьях, неблагополучных одновременно по пироплазмозу и нутталлиозу лошадей.