Покорители стихии воздушной и водной

19.12.2017

Вслед за отдельными рептилиями - ихтиозаврами, плезиозаврами и мозазаврами, расселившимися в морях мезозойской эры, некоторые виды млекопитающих также довольно рано променяли сухопутный образ жизни на водный. Так около 165 миллионов лет назад в Китае обитал бобр юрского периода - Costracauda lutrasimilis. Своим плоским, точно расплющенным, хвостом он и впрямь напоминал бобра. Пальцы на его задних лапах были соединены плавательной перепонкой. Широкими, короткими передними лапами он мог и рыться в земле, и грести.

Почти полностью сохранившейся скелет касторокауды был обнаружен в китайском автономном районе Внутренняя Монголия и впервые описан в 2006 году. До этого открытие считалось, что лишь в кайнозойскую эру, сто миллионов лет спустя, некоторые млекопитающие стали вести водный образ жизни.

Касторокауда достигал в длину почти полутора метра и весил от 500 до 800 граммов. В "парке юрского периода" именно он был самым крупным млекопитающим.

Почти в это же время звери первые звери завоевывают и воздушное пространство. Например, волатикотерий, передние и задние конечности которого соединяла летательная перепонка, был способен совершать планирующий полет, перепрыгивая с ветки на ветку. Останки этого зверька длиной 14 сантиметров обнаружили на северо-востоке Китая. Возраст находки спорен. Предположительно, волатикотерий жил в юрском периоде, может быть, даже более 160 миллионов лет назад. Если эта дата верна, то первые звери поднялись в воздух еще раньше, чем туда успела добраться первая птица - археоптерикс.

Призрачный мир двойников

Большинство млекопитающих мезозойской эры поразительно похожи на те или иные современные виды животных, тем не менее ни Repenomamus, ни Costorocauda, ни Volaticotherium не были предками этих ныне живущих зверей. Все дело в сходных условиях обитания и в умении приспособиться к ним, требовавшим от организма животных определенной трансформации. Иными словами, ландшафт переделывал зверя, рискнувшего поселиться в нем, ландшафт выбирал зверя, готового обжиться в нем. Однако достижения древних животных впоследствии оборачивались их тяжелейшими - непоправимыми - неудачами. Идеально приспособленные для жизни в той или иной нише, они оказывались полнейшими неудачниками, когда среда обитания становилась другой. В жизни в тех же экологических нишах приспосабливались уже другие виды животных. В нашем случае - новые виды млекопитающих, всем своим обличьем, строением скелета, полезными приспособлениями тела напоминавшие давно вымерших зверьков мезозоя.

Наиболее перспективными всегда оставались небольшие, малоспециализированные виды. Они могли со временем меняться, как глина в руках творца.