Влияние уровня обменной энергии в рационах на гематологические показатели коров

16.11.2014

В планах селекционно-племенной работы голштинизация рассматривалась, как важный организационный фактор, который позволил бы не только интенсифицировать производство молока на промышленной основе, повысить продуктивность коров, но и решить многие вопросы рационального кормообеспечения, оптимизации технологий и поднятия в целом культуры отрасли.
В настоящее время в скотоводстве проявляется эффект обратной селекции, то есть естественный отбор выводит высокопродуктивных животных раньше, чем включается отбор зоотехнический.
Так, по данным ВНИИплем в 1995 г. в целом по РФ длительность использования коров в стаде составляла в среднем 3,5 отела, в племенных хозяйствах - 2,82, в племхозах - 2,99, то есть животные выбывают в таком возрасте, когда от них должны получать максимальную отдачу.
Это можно объяснить тем, что у высокопродуктивных коров наиболее резко выражено состояние доминанты лактации, как состояние обмена, направленного на первоочередное, и прежде всего, в ущерб другим функциям, обеспечение молокообразования. При этом интенсивность биосинтеза молока и выделение его сказываются на уровне энергетического обмена у лактирующих животных, а высокая молочная продуктивность, как правило, поддерживается обильным кормлением.
При дальнейшем совершенствовании норм энергетического питания животных целесообразно величину продукции выражать не только в весовых единицах, но и указывать содержание энергии, а также отражать величину тепловой энергии, как суммарный показатель затрат обменной энергии на образование продукции и поддержание жизни.
Поэтому в период раздоя необходимо применять систему авансированного кормления, то есть скармливать большее количество корма по энергии, чем это требуется согласно потребностям на поддержание и фактический удой. Это связано с тем, что в начальный период лактации на синтез молока используются энергетические резервы организма, что ведет к отрицательному энергетическому балансу.
В ряде опытов отмечено, что в организме животных с обменом энергии тесно связан обмен веществ. Учитывая, что у высокопродуктивных животных имеет место значительное напряжение обменных процессов, необходимо повышать требования к уровню и полноценности их кормления. Следовательно, одним из важных факторов в повышении молочной продуктивности и выявления генетического потенциала молочного скота является кормовая база.
Организм животных постоянно подвергается воздействиям внешней среды, которые весьма многочисленны и разнообразны. Особое влияние оказывают такие важные факторы, как тип и уровень кормления, способы подготовки и скармливания кормов, биологическая полноценность рационов.
В связи с этим на базе ЗАО ПЗ «Черемушки» (г. Кургана) на 24 коровах черно-пестрой породы уральского отродья 75% по голштинской породе проводились гематологические исследования. Коров в группы подбирали по методу пар-аналогов с учетом происхождения, возраста, живой массы, даты отела, удоя за 305 дней лактации и содержания жира в молоке.
Первый опыт проводился в зимне-стойловый период 1999-2000 г., во время 2-й лактации. Для проведения опыта было сформировано 3 группы; в контрольной группе в рационе коров содержалось 153,79 МДж, 1-й опытной - 163,18 МДж (больше на 6,11%) и 2-й опытной -173,76 МДж обменной энергии в сутки (больше на 13,00%).
Второй опыт проведен в зимне-стойловый период 2000-2001 г. на коровах 3-й лактации. Уровень обменной энергии составил в контрольной группе - 169,26 МДж в сутки, в 1-й опытной - 183,14 МДж (больше на 8,20%) и во 2-й опытной группе - 199,89 МДж в сутки (больше на 18,10%). Уровень обменной энергии регулировался путем введения разной массы концентрированных кормов в рацион.
Морфологические и биохимические показатели крови в различные периоды лактации отражены в табл. 12.

Влияние уровня обменной энергии в рационах на гематологические показатели коров

Количественно преобладающей клеточной формой крови являются красные кровяные тельца - эритроциты. Они выполняют в организме исключительно важную функцию - перенос кислорода от легких к тканям. Это осуществляется благодаря содержанию в них железосодержащего сложного белка - гемоглобина.
В период раздоя количество эритроцитов, содержание гемоглобина достоверно (Р≤0,05) больше у коров 2-й опытной группы, потреблявших с кормами наибольшее количество обменной энергии - 7,83*10в12/л и 106,00 г/л соответственно. Количество эритроцитов в крови контрольной и 1-й опытной групп было на одном уровне и на 6,77% меньше, чем у коров 2-й опытной.
Цветной показатель дает возможность судить о насыщенности гемоглобином эритроцитов. Цветной показатель во 2-й опытной группе на 5,68% больше, чем в контрольной, и на 1,14% в сравнении с 1-й опытной, однако достоверной разницы между группами не наблюдалось.
Кальций входит в состав каждой клетки организма и выполняет активную роль в ее жизнедеятельности. Содержание кальция в опыте колебалось от 2,47 ммоль/л у животных 1-й опытной группы до 2,66 ммоль/л у коров контрольной, что в целом соответствовало норме. Содержание неорганического фосфора было в пределах нормы, с колебаниями от 1,43 ммоль/л у животных 2-й опытной группы, до 1,58 ммоль/л у животных контрольной. В целом между группами содержание кальция и фосфора в сыворотке крови достоверных различий не имело.
Активная реакция крови обуславливается концентрацией в ней водородных и гидроксильных ионов. Это имеет большое значение, так как нормальная функция всех органов и систем возможна лишь при определенной реакции. В свою очередь, активная реакция крови обеспечивается щелочным буфером. Щелочной резерв у коров контрольной группы был больше по сравнению с опытными группами на 5,21 и 4,57% соответственно. Достоверной разницы между группами в показателях щелочного резерва нет.
У высокопродуктивных животных уровень глюкозы в отдельные периоды приближается к низшим границам физиологической нормы. В связи с максимальным выходом молочного сахара с молоком в первые 2-3 месяца лактации содержание глюкозы в крови животных резко падает. Содержание глюкозы в крови коров 2-й опытной группы было достоверно (Р≤0,05) меньше и составило 2,39 ммоль/л, что на 6,64% меньше, чем у коров контрольной и на 14,03%, в сравнении с 1-й опытной.
В середине лактации количество эритроцитов в контрольной и 1-й и 2-й опытных группах остается практически на том же уровне, что и в период раздоя, незначительно увеличиваясь в контрольной и 2-й опытной, и снижаясь в 1-й опытной. Однако содержание гемоглобина увеличивается в группах значительно по сравнению с периодом раздоя. Так, в контрольной группе содержание гемоглобина увеличилось на 17,00%, в 1-й опытной на 13,00% и во 2-й опытной на 7,80% по сравнению с периодом раздоя. В целом содержание гемоглобина во 2-й опытной группе, в середине лактации, так же, как и в период раздоя, было достоверно (Р≤0,05) больше, чем у коров контрольной.
Цветной показатель увеличился в среднем во всех группах на 11,00% по сравнению с периодом раздоя, и его среднее значение составило 0,97 (разница не достоверна).
В сыворотке крови к середине лактации увеличивается содержание кальция и неорганического фосфора по сравнению с периодом раздоя. Это происходит скорее всего из-за уменьшения выхода минеральных веществ из организма с молоком. Содержание кальция в контрольной группе увеличилось на 27,32%, в 1-й опытной - на 24,70% и во 2-й опытной - на 11,99% по сравнению с периодом раздоя. Достоверной разницы в содержании кальция между контрольной и опытными группами в середине лактации не наблюдалось. Содержание неорганического фосфора также увеличивается к середине лактации. Так, содержание неорганического фосфора в контрольной группе увеличилось на 12,22%, в 1-й опытной - на 8,48% и во 2-й опытной - на 10,63% по сравнению с периодом раздоя. Однако содержание неорганического фосфора в сыворотке крови коров контрольной группы достоверно (Р≤0,05) больше по сравнению со 2-й опытной - на 20,22%.
В середине лактации у животных всех групп идет интенсивное увеличение щелочного резерва. Разница между данными показателями незначительна.
К середине лактации уровень глюкозы в сыворотке крови животных увеличился во всех группах в среднем на 11,03%. Однако во 2-й опытной группе данный показатель остается меньше, чем в контрольной - на 1,37% (разница недостоверна).
В заключительный период лактации идет заметное снижение количества эритроцитов и содержания гемоглобина в крови. Причем достоверно (Р≤0,05) меньше данные показатели у коров 1-й опытной. Несмотря на это, насыщенность гемоглобином эритроцитов у животных этой группы достоверно (Р≤0,05) больше по сравнению с контрольной и 2-й опытной.
Содержание кальция в сыворотке крови коров в заключительный период снижается по сравнению с серединой лактации. Содержание неорганического фосфора, наоборот, увеличивается к концу лактации, тем не менее, достоверной разницы между группами не наблюдается.
В заключительный период лактации выравнивается показатель щелочного резерва, и составляет 501,67 мг% в опытных группах и 493,00 мг% в контрольной.
Уровень глюкозы к концу лактации продолжает увеличиваться по сравнению с уровнем периода раздоя и серединой лактации. Так, уровень глюкозы в контрольной группе больше уровня периода раздоя на 15,51%, середины лактации - на 3,63%. Соответственно содержание глюкозы в крови животных 1-й опытной группы больше на 8,55 и 4,61% и 2-й опытной - на 21,90 и 5,88%.
Резюмируя вышеизложенное, можно сделать вывод, что в период раздоя и в середине лактации основные морфологические показатели, характеризующие более интенсивные обменные процессы и как следствие - высокую продуктивность, больше в опытных группах, а в конце лактации морфологические показатели выравниваются, не имея между собой достоверной разницы и в контрольной группе ряд показателей несколько больше, чем в 1-й и 2-й опытных группах.
В содержании минеральных элементов сыворотки крови между контрольной и опытными группами достоверных различий во все периоды лактации не наблюдалось, за исключением более высокого уровня неорганического фосфора в сыворотке крови коров контрольной группы в середине лактации. В целом заметна тенденция увеличения содержания минеральных веществ в сыворотке крови к концу лактации. В период лактации увеличивается содержание глюкозы в сыворотке крови и выравнивается ее уровень в середине и конце лактации.
Содержание общего белка и его фракций в различные периоды лактации отражено в табл. 13.
Влияние уровня обменной энергии в рационах на гематологические показатели коров

В период раздоя, как правило, наблюдается увеличение общего белка и содержание альбуминовой фракции. Однако содержание общего белка у животных с высокой продуктивностью в первые сто дней лактации подвержено некоторому снижению из-за более интенсивного протекания обменных процессов, связанных с синтезом молока. Во всех группах содержание общего белка высокое, но в опытных группах оно несколько меньше. Так, содержание общего белка в 1-й опытной группе на 2,61, а во 2-й опытной - на 5,53% меньше, чем в контрольной.
При исследовании белковых фракций у коров установлено, что наибольший % альбуминов содержится в сыворотке крови коров 2-й опытной группы, потреблявших рационы с увеличенным уровнем обменной энергии. Процент альбуминовой фракции в этой группе составил 45,11, что достоверно (Р≤0,001) больше по сравнению с контрольной группой на 3,52% и с 1-й опытной (Р≤0,01) на 1,63%.
Глобулиновая фракция включает в себя α-глобулины, β-глобулины и γ-глобулины. У высокопродуктивных животных в период раздоя идет уменьшение глобулиновой фракции. Это происходит главным образом за счет уменьшения γ-глобулинов. Общее количество глобулиновой фракции достоверно (Р≤0,001) меньше у коров 2-й опытной группы на 6,03 и у 1-й опытной достоверно (Р≤0,01) меньше на 3,24% по сравнению с контрольной.
В период раздоя у высокопродуктивных животных α-глобулинов содержится больше, чем у животных с более низкой продуктивностью. Установлена корреляционная зависимость между высотой удоев и динамикой фракции α-глобулинов, что объясняется их высокой реакционной способностью. Суточный удой у коров 2-й опытной группы на 18,57 и 5,69% больше, по сравнению с контрольной и 1-й опытной соответственно. У коров 2-й опытной группы показатель α-глобулиновой фракции был достоверно (Р≤0,05) больше, чем у животных контрольной - на 1,41 % по сравнению с коровами контрольной и на 0,96% с 1-й опытной.
β-глобулиновая фракция сывороточных белков сопряжена с жирномолочностью животного, то есть уровень β-глобулинов напрямую связан с процентом жира в молоке, так как у данной фракции ярко выражена способность к комплексообразованию с липидами. Содержание жира в молоке коров всех групп достоверной разницы не имело. Уровень β-глобулинов в сыворотке крови животных контрольной и опытной групп находился практически на одном уровне - от 13,84 до 15,09% и достоверной разницы не имел.
Иммунные тела и антитоксины являются по своей природе γ-глобулинами и накапливаются в крови животных в процессе иммунизации. В проведенных исследованиях в период раздоя достоверно (Р≤0,01) меньшее содержание γ-глобулиновой фракции отмечено у животных 2-й опытной группы - на 4,82% меньше, чем у животных контрольной, и на 3,71% с 1-й опытной. Показатели содержания γ-глобулиновой фракции сывороточных белков у животных контрольной и 1-й опытной групп достоверной разницы не имели.
Белковый коэффициент, характеризующий отношение альбуминовой фракции сывороточных белков к сумме глобулиновой, у животных контрольной и опытных групп имел следующие показатели: в контрольной группе - 0,71, 1-й опытной - 0,77 и 2-й опытной - 0,82. Данный показатель достоверно (Р≤0,01) больше у коров 2-й опытной группы.
К середине лактации заметна тенденция к снижению содержания общего белка у животных всех групп по сравнению с периодом раздоя. Однако достоверной разницы в содержании общего белка как контрольной, так и в опытных группах не наблюдается. В середине лактации животные опытных групп сохраняют высокий уровень содержания альбуминовой фракции сывороточных белков - на уровне периода раздоя. В контрольной группе уровень альбуминовой фракции снизился на 1% по сравнению с периодом раздоя, что достоверно (Р≤0,001) меньше, чем во 2-й опытной на 4,52%.
В середине лактации идет снижение α-глобулиновой фракции сывороточных белков по сравнению с периодом раздоя. Так, уровень α-глобулиновой фракции в контрольной группе снизился на 0,82%, в 1-й опытной - на 1,07%, во 2-й опытной - на 1,20%. Одновременно со снижением α-глобулиновой фракции в группах, к середине лактации, сохраняется прежняя тенденция по содержанию данной фракции между группами. Так, уровень содержания α-глобулиновой фракции во 2-й опытной группе достоверно (Р≤0,01) больше на 1,02%, а в 1-й опытной-достоверно (Р≤0,05) больше на 0,20% по сравнению с контрольной.
Во всех группах, по сравнению с периодом раздоя, к середине лактации снижается содержание β-глобулиновой фракции -на 0,28, 0,34 и 2,27% в контрольной и опытных группах соответственно. В целом содержание β-глобулиновой фракции в контрольной группе достоверно (Р≤0,05) больше по сравнению с опытными.
Во всех группах к середине лактации увеличивается содержание γ-глобулиновой фракции. При этом содержание данной фракции достоверно (Р≤0,01) больше у коров контрольной группы -27,66%.
Белковый коэффициент в опытных группах сохраняется на уровне периода раздоя - 0,82 и 0,76. В контрольной группе данный показатель снизился на 2,80% по сравнению с периодом раздоя.
В заключительный период лактации у животных всех групп отмечается небольшое повышение уровня общего белка, однако достоверной разницы между группами по-прежнему не наблюдается. У коров в этот период наблюдается снижение альбуминовой фракции. Это обусловлено усилением обмена веществ в связи с ростом плода, поскольку альбумин является белково-пластичным материалом. Особенно ярко выражено снижение альбуминов во 2-й опытной группе. В 1-й опытной группе уровень альбуминовой фракции поддерживался на прежнем уровне, а в контрольной - увеличился на 2,74% по сравнению с серединой лактации. Содержание глобулиновой фракции во 2-й опытной группе незначительно больше - на 0,61% по сравнению с контрольной и на 0,80% с 1-й опытной.
α-глобулиновая фракция во всех группах была на одном уровне, не имея достоверной разницы: контрольная - 13,16%, 1-я опытная - 13,37 и 2-я опытная - 13,77%. При этом заметно снижение данной фракции в заключительный период лактации по сравнению с раздоем и серединой лактации. Аналогичная тенденция наблюдается и в содержании β-глобулиновой фракции. Так, в контрольной группе содержание β-глобулинов снизилось на 2,71% по сравнению с серединой лактации, в 1-й и 2-й опытных - на 2,00 и 0,21 % соответственно. Одновременно в заключительном периоде лактации наблюдается увеличение γ-глобулинов. Так, если содержание γ-глобулинов в период раздоя в среднем по всем группам составило 23,69%, то в середине лактации -на 2,37% больше, а в конце лактации - на 7,55%.
Белковый коэффициент в конце лактации в контрольной и 1-й опытной группе составил 0,77, во 2-й опытной - 0,75.
Из проведенных исследований, по изучению содержания общего белка и его фракций можно сделать вывод, что в период раздоя и к середине лактации максимальное содержание альбуминовой и минимальное глобулиновой фракции наблюдается у животных опытных групп. В течение лактации в контрольной и опытных группах происходит снижение α- и β-глобулиновых и одновременное увеличение γ-глобулиновой фракций.
При оценке состояния защитных сил организма необходимо провести исследование показателей гуморального и неспецифического иммунитета животных: количества лейкоцитов, фагоцитарных реакций, бактерицидных свойств сыворотки крови и лейкограммы.
Явление фагоцитоза было открыто и изучено русским ученым И.И. Мечниковым. Он установил, что фагоцитоз - это врожденная реакция организма, проявляющаяся в способности клеток (фагоцитов) захватывать проникающие в тело животного инородные частицы, в том числе и микроорганизмы, с последующим их перевариванием. Фагоцитоз филогенетически является наиболее древним защитным механизмом, общим для всех видов беспозвоночных и позвоночных животных.
Показатели фагоцитоза в разные стадии лактации у коров, получавших различный уровень обменной энергии в рационе отражены в табл. 14.
Влияние уровня обменной энергии в рационах на гематологические показатели коров

Повышенное содержание лейкоцитов наблюдается у высокопродуктивных животных в первые сто дней лактации. Этот факт был подтвержден и нашими исследованиями. Так, во 2-й опытной группе количество лейкоцитов составило 9,13*10в9/л, что достоверно (Р≤0,01) больше, чем у коров контрольной группы на 17,00%.
Фагоцитарная активность, выражающая процентное отношение активных, участвующих в фагоцитозе лейкоцитов к общему числу подсчитанных нейтрофильных лейкоцитов достоверно (Р≤0,01) больше у животных 2-й опытной группы по сравнению с контрольной - на 12,21% и достоверно (Р≤0,05) больше, чем у коров 1-й опытной - на 8,50%.
Фагоцитарный индекс определяется средним числом фагоцитированных микроорганизмов, приходящихся на один активный лейкоцит, характеризует интенсивность фагоцитоза. В нашем опыте интенсивность фагоцитоза была больше у животных 2-й опытной группы и составила 5,84, что достоверно (Р≤0,01) превышает данный показатель в контрольной на 15,92% и достоверно (Р≤0,05) больше на 9,42% по сравнению с 1-й опытной в период раздоя. Фагоцитарное число является дополнительным показателем клеточного иммунитета, характеризующим как агрессивность лейкоцитов, так и активность их. Фагоцитарное число выражается отношением фагоцитировавших бактерий к общему числу подсчитанных лейкоцитов. В наших исследованиях в период раздоя фагоцитарное число также достоверно (Р≤0,001) больше у коров 2-й опытной группы по сравнению с контрольной на 29,30%, и по сравнению с 1-й опытной - на 19,50%.
Фагоцитарная емкость определяет количество микробных тел, фагоцитированных 1 мм3 крови. Этот показатель характеризует общую фагоцитарную активность крови и зависит от количества лейкоцитов, содержащихся в 1мм3 ее. Фагоцитарная емкость в период раздоя у животных 2-й опытной группы достоверно больше по сравнению с контрольной и 1-й опытной (Р≤0,01) - на 41,52 и 29,48% соответственно.
В середине лактации количество лейкоцитов в опытных группах несколько снижается, а в контрольной увеличивается по сравнению с периодом раздоя. Количество лейкоцитов во 2-й опытной группе достоверно (Р≤0,01) больше, чем в контрольной на 15,70% и 1-й опытной (Р≤0,05) - на 14,60%. Фагоцитарная активность также снизилась в опытных группах и увеличилась в контрольной к середине лактации. Активность фагоцитов во 2-й опытной группе достоверно (Р≤0,05) больше - на 6,63% по сравнению с контрольной и на 6,16%, чем в 1-й опытной. Несмотря на это, среднее число фагоцитированных микроорганизмов, приходящееся на один активный лейкоцит, достоверной разницы между группами не имело, и в среднем по всем группам составило 5,35. Однако во 2-й опытной группе фагоциты были более агрессивны и активны. Фагоцитарное число во 2-й опытной группе достоверно (Р≤0,01) больше, чем в контрольной - на 13,75% и на 10,49% в 1-й опытной (Р≤0,05). Фагоцитарная емкость также была достоверно (Р≤0,01) больше у животных 2-й опытной группы на 27,10%, чем в контрольной и на 23,60% (Р≤0,01) по сравнению с 1-й опытной.
В заключительный период лактации число лейкоцитов снижается во всех группах, но достоверной разницы между их количеством не наблюдается. Фагоцитарная активность в контрольной и 1-й опытной группе значительно увеличивается по сравнению с периодом раздоя и серединой лактации. Так, если в контрольной группе в период раздоя и в середине лактации данный показатель в среднем составил 70,69%, то в заключительный период активность фагоцитоза увеличивается на 15,98%. В 1-й опытной группе показатель фагоцитарной активности на 15,70% больше, чем в среднем за период раздоя и в середине лактации. Во 2-й опытной группе фагоцитарная активность достоверно (Р≤0,01) меньше, чем в контрольной и 1-й опытной. Однако интенсивность фагоцитоза и агрессивность фагоцитов между группами достоверно не различались. Фагоцитарный индекс и фагоцитарное число по всем группам в среднем были одинаковыми и составили 4,15. Фагоцитарная емкость также не имела достоверных различий между группами. Следует отметить тот факт, что в заключительный период лактации у коров 2-й опытной группы показатели фагоцитоза были несколько меньше, чем у животных контрольной и 1-й опытной.
Нейтрофил является не только фагоцитирующей, но еще и секреторной клеткой, поэтому очень важно в исследованиях естественной резистентности организма изучать действие нейтрофилов как фактора иммунобиологической реактивности. Бактерицидные факторы иммунобиологической реактивности организма животных в различные стадии лактации показаны в табл. 15.
Влияние уровня обменной энергии в рационах на гематологические показатели коров

Бактерицидная активность в период раздоя несколько больше у животных 2-й опытной группы, хотя достоверных различий между группами по данному показателю не выявлено. Так, напряженность бактерицидной активности в контрольной и 1-й опытной группах была в среднем на 2,00% меньше, чем во 2-й опытной. Нами также были учтены показатели двух фракций бактерицидной активности: из кислородонезависимой - лизоцимная активность и из кислородозависимой - пероксидазная активность. Лизоцимная активность во 2-й опытной группе достоверно (Р≤0,05) больше по сравнению с контрольными животными на 3,00% и на 1,00%, чем в 1-й опытной. Пероксидазная активность в контрольной и 1-й опытной группе была одинаковой и на 1,00% меньше, чем во 2-й опытной. Напряженность бактерицидной активности к середине лактации во всех группах значительно снизилась по сравнению с периодом раздоя: в контрольной группе на 8,17%, в 1-й и 2-й опытных группах на 7,15 и 8,74% соответственно.
Лизоцимная активность в контроле и 1-й опытной группе на 0,77% меньше по сравнению со 2-й опытной. Пероксидазная активность также была незначительно больше во 2-й опытной группе - на 0,81%, чем в контрольной, и на 0,17% по сравнению с 1-й опытной. При этом как пероксидазная, так и лизоцимная активность снижаются к середине лактации по сравнению с периодом раздоя во всех группах.
Напряженность бактерицидной активности в заключительный период увеличилась по сравнению с серединой лактации незначительно. Однако во 2-й опытной группе данный показатель меньше на 1,54% по сравнению с контрольной и на 2,37%, чем в 1-й опытной. Лизоцимная и пероксидазная активности также увеличились во всех группах по сравнению с серединой лактации, за исключением пероксидазной активности во 2-й опытной группе, где данный показатель остался на прежнем уровне. В целом к заключительному периоду лактации бактерицидные фракции во 2-й опытной группе были меньше, чем в контрольной и 1-й опытной.
Исходя из анализа фагоцитоза при использовании рационов с различным уровнем обменной энергии, можно отметить, что фагоцитарная способность лейкоцитов крови у коров 2-й группы была достоверно больше в период раздоя и в середине лактации, однако в заключительный период лактации данный показатель у животных этой группы резко снизился. В то время как в контроле и 1-й опытной, наоборот, к концу лактации заметно увеличился.
При изучении иммунобиологической реактивности бактерицидных факторов у коров при использовании рационов с разным уровнем обменной энергии, можно отметить, что достаточно высокая бактерицидная активность в период раздоя, несколько снижается к середине лактации, а затем снова увеличивается в заключительный период. При этом, если в период раздоя и в середине лактации данный показатель достоверно больше у коров 2-й опытной группы, то в заключительный период достоверной разницы между показателями бактерицидной активности не обнаружено, а у животных 2-й опытной группы она меньше, чем в контрольной и 1-й опытной. Аналогичная тенденция прослеживается и в динамике бактерицидных фракций.
Большую роль в обеспечении неспецифического иммунитета организма играют не только нейтрофилы, но и другие клетки лейкоцитарного профиля. При этом функция лейкоцитов различна. Так, нейтрофильные гранулоциты составляют примерно 31-32%, и осуществляют фагоцитоз микробов. Эозинофилы обезвреживают чужеродные белки, а также большинство отмерших клеток и тканей организма и составляют порядка 5-8%. Еще меньше в крови содержится базофильных гранулоцитов - 0-2%, которые участвуют в регуляции процесса свертывания крови, сосудистой проницаемости и транспорте биологически активных веществ. Из незернистых форм лейкоцитов самыми распространенными являются лимфоциты, на их долю приходится 40-65%. Они участвуют в формировании иммунитета, то есть составляют основу системы иммунной защиты. Моноцитов в крови крупного рогатого скота содержится около 3%, они являются предшественниками макрофагов и обладают ярко выраженной фагоцитарной активностью: поглощают остатки отмерших клеток, бактериальные клетки и инородные частицы. Поэтому при изучении механизмов естественной резистентности необходимо было выяснить динамику содержания лейкоцитов в крови коров. Лейкограмма представлена в табл. 16.
Проведенные нами исследования показали, что картина белой крови у животных контрольной и опытных групп имеет достоверные различия.
Влияние уровня обменной энергии в рационах на гематологические показатели коров

Содержание нейтрофильных гранулоцитов, а именно сегментоядерных, в крови животных 2-й опытной группы достоверно (Р≤0,001) больше, чем у животных контрольной - на 8,00%, 1-й опытной - на 5,18%. По количеству палочкоядерных нейтрофилов достоверной разницы между контрольной и опытными группами нет, однако в крови коров 2-й опытной их количество больше на 1,00%, чем у животных контрольной и на 0,67% по сравнению с 1-й опытной. Наличие юных нейтрофилов отмечается в крови коров контрольной и 1-й опытной групп. В крови животных 2-й опытной группы этих клеток не обнаружено. Количество эозинофилов-достоверно (Р≤0,01) больше у коров 2-й опытной группы - на 2,17 и 0,67% по сравнению с контрольной и 1-й опытной. Количество базофилов в крови коров всех групп достоверной разницы не имело. Количество моноцитов в контрольной и 1-й опытной группах одинаковое и на 0,84% меньше, чем во 2-й опытной. Одновременно с увеличением нейтрофильных гранулоцитов у животных 2-й опытной группы происходит достоверное (Р≤0,001) снижение количества лимфоцитарных клеток лейкоцитарной формулы - на 10,67%, чем в контрольной и на 7,00% в сравнении с 1-й опытной.
К середине лактации в крови животных контрольной группы уменьшается число юных нейтрофилов по сравнению с периодом раздоя на 0,84%. У животных 1-й опытной группы количество юных нейтрофилов осталось на прежнем уровне. В данный период количество юных нейтрофилов в крови коров контрольной и 2-й опытной групп было одинаковым (0,33%), в 1-й опытной - в два раза больше. Количество палочкоядерных нейтрофилов к середине лактации во всех группах снизилось. Достоверной разницы между количеством палочкоядерных нейтрофилов у подопытных животных не наблюдалось. Количество сегментоядерных нейтрофилов так же, как и в период раздоя, достоверно (Р≤0,001) больше во 2-й опытной группе - на 5,00 и 3,34% в сравнении с контрольной и 1-й опытной. Количество эозинофилов в контрольной и 1-й опытной группах одинаковое, и достоверно (Р≤0,05) меньше, чем во 2-й опытной - на 1,50%. Базофильные клетки в контрольной и 2-й опытной группах к середине лактации остались на уровне периода раздоя, в 1-й опытной - снизились на 1,00%. Нет достоверной разницы между количеством базофилов в группах. Также не отмечено достоверной разницы и между содержанием моноцитов. Количество лимфоцитов в середине лактации в контрольной группе несколько снизилось по сравнению с периодом раздоя - на 2,83%. В опытных группах количество лимфоцитов, наоборот, увеличилось на 2,67%. При этом, как и в период раздоя, количество лимфоцитов во 2-й опытной группе достоверно (Р≤0,001) меньше, чем в контрольной на 5,17% и на 7,00% по сравнению с 1-й опытной.
В заключительный период лактации в крови коров всех групп не обнаружено юных нейтрофилов. Количество палочкоядерных нейтрофилов увеличилось в контрольной группе с 3,67 до 4,00% по сравнению с серединой лактации и было достоверно (Р≤0,05) больше, чем в 1-й и 2-й опытных на 0,50 и 1,50% соответственно. По сравнению с периодом раздоя и серединой лактации увеличилось количество сегментоядерных нейтрофилов в контрольной и 1-й опытной группе, и составило в среднем 25,50%. В количестве данных клеток лейкоцитарной формулы между группами достоверной разницы не наблюдалось. Разница в количестве эозинофилов между контрольной, 1-й и 2-й опытными группами недостоверна. В среднем количество эозинофилов в крови коров в заключительный период лактации составило 6,22%. Количество базофилов в контрольной и 1-й опытной группах незначительно снизилось по сравнению с серединой лактации, а во 2-й опытной осталось на прежнем уровне. В количестве моноцитов, базофилов и лимфоцитов достоверной разницы между группами не обнаружено.
По данным лейкограммы можно предположить, что у животных во 2-й опытной группе в период раздоя и в середине лактации уровень продуктивности больше, что характеризуется увеличением количества нейтрофильных гранулоцитов, и как следствие - снижением количества лимфоцитов. К заключительному периоду лактации количество нейтрофилов и лимфоцитов между группами не имеет достоверных различий.
Нами изучена также гематологическая картина крови у полновозрастных коров в течение 3-й лактации.
Морфологические и биохимические показатели крови в различные периоды у половозрастных коров отражены в табл. 17.
Влияние уровня обменной энергии в рационах на гематологические показатели коров
Влияние уровня обменной энергии в рационах на гематологические показатели коров

В период раздоя количество эритроцитов и содержание гемоглобина больше у коров опытных групп и в среднем составило 7,24*10в12/л и 97,67 г/л соответственно. В контрольной группе данные показатели меньше на 3,31 и 4,10% соответственно.
Цветной показатель в опытных группах одинаковый и на 0,02 больше, чем в контрольной.
Содержание кальция в сыворотке крови коров опытных групп на одном уровне и несколько меньше по сравнению с контрольной. Содержание неорганического фосфора достоверно (Р≤0,05) больше у животных 1-й опытной группы - на 12,92% по сравнению с контрольной и на 14,61% по сравнению со 2-й опытной.
Активная реакция крови обуславливается концентрацией в ней водородных и гидроксильных ионов. Это имеет большое значение, так как нормальная функция всех органов и систем возможна лишь при определенной реакции. В свою очередь, активная реакция крови обеспечивается щелочным буфером. Щелочной резерв у коров контрольной и 1-й опытной группы изменялся незначительно, но он был меньше, чем у коров 2-й опытной на 3,66 и 4,93% соответственно.
Во время раздоя у высокопродуктивных животных глюкоза крови интенсивнее расходуется на синтез молока. Содержание глюкозы в крови коров 2-й опытной группы было меньше по сравнению с контрольной и 1-й опытной на 4,76%, однако достоверной разницы между уровнем глюкозы в контрольной и опытных группах отмечено не было.
В середине лактации количество эритроцитов в крови коров 2-й опытной группы осталось на уровне периода раздоя, однако содержание гемоглобина снизилось - на 15,82%, и как следствие, цветной показатель сократился - на 15,91%. К середине лактации в контрольной и 1-й опытной группах количество эритроцитов в среднем снизилось - на 8,17%, содержание гемоглобина -на 14,76%, при этом цветной показатель увеличился на 8,64%, по сравнению со 2-й опытной.
Содержание кальция и неорганического фосфора в сыворотке крови максимальное в контрольной группе, но достоверной разницы между группами не отмечено.
В середине лактации у животных 1-й опытной и контрольной групп щелочной резерв, по сравнению с периодом раздоя, возрос на 5,99 и 5,79% соответственно, во 2-й опытной, наоборот, снизился на 3,24%, при этом он меньше по сравнению с контрольной на 5,37%, а с 1-й опытной на 4,32%.
К середине лактации уровень глюкозы в крови понизился во всех группах по сравнению с раздоем. Однако содержание глюкозы у коров контрольной группы на 4,51 и 2,05% больше, чем во 2-й и 1-й опытных группах соответственно.
В заключительный период лактации заметно снизилось количество эритроцитов, но возросло содержание гемоглобина в крови. Значительно увеличился цветной показатель по сравнению с периодом раздоя и серединой лактации. В конце лактации содержание кальция и неорганического фосфора было больше в контрольной группе по сравнению со 2-й опытной.
В заключительный период лактации у животных всех групп выравнивался показатель щелочного резерва по сравнению с периодом раздоя и серединой лактации, при этом максимальный данный показатель в 1-й опытной группе, минимальный - во 2-й опытной. В этот период уровень глюкозы в крови коров опытных групп увеличился, по сравнению с серединой лактации, у животных 2-й опытной группы на 3,70% и на 1,23% с 1-й опытной.
Следует отметить, что в течение лактации гематологические показатели, соответствующие более высокой продуктивности, наблюдались у коров опытных групп, однако достоверной разницы между ними не было.
Содержание общего белка и его фракций в различные периоды лактации отражено в табл. 18.
Влияние уровня обменной энергии в рационах на гематологические показатели коров

Во всех группах содержание общего белка в период раздоя высокое, но в 1-й и 2-й опытных группах оно на 8,45 и 1,46% меньше, чем в контрольной.
Содержание альбуминовой фракции во 2-й опытной группе на 0,93 и 0,46% больше, чем в контрольной.
У коров 2-й опытной группы показатель α-глобулиновой фракции достоверно (Р≤0,05) больше, чем у животных контрольной группы на 1,97%. Разница в содержании α-глобулиновой фракции между 2-й опытной и 1-й опытной группами составила 1,20%.
Содержание β-глобулинов в сыворотке крови животных максимальное у коров 2-й опытной группы, минимальное у коров 1-й опытной. Достоверной разницы между содержанием β-глобулинов в контрольной и опытных группах не отмечено.
В проведенных исследованиях достоверно (Р≤0,01) меньшее содержание γ-глобулиновой фракции у животных 2-й опытной группы - 25,80 %, что на 3,64% меньше, чем у животных контрольной и на 3,73% в сравнении с 1-й опытной. Показатели содержания γ-глобулиновой фракции сывороточных белков у животных контрольной и 1-й опытной групп практически одинаковые.
Белковый коэффициент у животных 2-й опытной группы на 0,02 больше, чем в контрольной и на 0,01 в сравнении с 1-й опытной.
К середине лактации отмечено снижение содержания общего белка у животных контрольной и 1-й опытной группы по сравнению с периодом раздоя. Так, общий белок в контрольной группе снизился на 8,56%, в 1-й опытной - на 1,11%, во 2-й опытной, напротив, увеличился - на 0,80%. В целом показатель общего белка в сыворотке крови во 2-й опытной группе на 8,39% больше, чем в контрольной и 1-й опытной.
Тенденция к снижению содержания альбуминовой фракции в сыворотке крови наблюдается у коров контрольной и 1-й опытной групп. Так, к середине лактации данный показатель снизился у коров контрольной группы на 1,67%, у животных 1-й опытной - на 1,04% по сравнению с периодом раздоя. Содержание альбумина у животных 2-й опытной группы, также, как и содержание общего белка, наоборот, увеличилось на 0,80%.
В середине лактации α-глобулиновая фракция сывороточных белков снизилась по сравнению с периодом раздоя. Однако уровень α-глобулиновой фракции во 2-й группе достоверно (Р≤0,05) больше по сравнению с контрольной и 1-й опытной на 1,50 и 1,44% соответственно.
В контрольной и опытных группах к середине лактации снизилось содержание β-глобулиновой фракции, а во 2-й опытной группе оно достоверно (Р≤0,01) меньше по сравнению с контрольной.
Во всех группах к середине лактации увеличивается содержание γ-глобулиновой фракции. У коров контрольной и 1-й опытной групп этот показатель различался незначительно, а у животных 2-й опытной группы он больше на 1,60%.
Белковый коэффициент в контрольной группе сохранился на уровне периода раздоя, в 1-й опытной снизился - на 0,03, во 2-й опытной увеличился - на 0,01.
В заключительный период лактации у животных контрольной и 2-й опытной группы отмечается незначительное снижение общего белка по сравнению с серединой лактации, а в 1-й опытной группе данный показатель увеличивается на 4,51% по сравнению с аналогичным периодом. Также у животных наблюдается снижение альбуминовой фракции по сравнению с периодом раздоя.
Глобулиновые фракции в целом по всем трем группам изменяются незначительно и достоверных различий не имеют.
Белковый коэффициент в конце лактации наивысший у коров 1-й опытной группы и сохраняется на уровне периода раздоя. В контрольной и 2-й опытной группе этот показатель снизился.
Из проведенных исследований по изучению содержания общего белка и его фракций можно сделать вывод, что в период раздоя и к середине лактации максимальное содержание альбуминовой и минимальное глобулиновой фракции отмечено у животных опытных групп. В течение лактации как в контрольной, так и в опытных группах наблюдалось снижение α- и β- глобулиновых фракций и одновременное увеличение γ-глобулиновой фракции.
Понятие об естественной резистентности тесно связано с понятием о физиологической реактивности его, которая характеризуется способностью организма отвечать на те или иные раздражения окружающей среды определенными физиологическими реакциями. В связи с этим ответные реакции животного организма на внедрение микроба или его продуктов жизнедеятельности называется иммунологической (иммунобиологической) реактивностью, с которой связаны защитные силы организма, способность его сопротивляться инфекционному началу.
Показатели фагоцитоза в разные стадии лактации у коров, получавших различный уровень обменной энергии рациона отражены в табл. 19.
Влияние уровня обменной энергии в рационах на гематологические показатели коров

В период раздоя количество лейкоцитов в крови животных 2-й опытной группы больше по сравнению с 1-й опытной - на 3,90%, а с контрольной - на 19,87%.
Однако фагоцитарная активность, выражающая процентное отношение активных лейкоцитов к общему числу подсчитанных нейтрофильных, достоверно (Р≤0,05) больше на 6,50% у животных контрольной и 1-й опытной группы по сравнению со 2-й опытной.
Фагоцитарный индекс и фагоцитарное число также больше у животных контрольной и 1-й опытной группы по сравнению со 2-й опытной на 11,43 и 18,18% (Р≤0,01) соответственно. Следовательно, несмотря на увеличение числа лейкоцитов в крови у коров 2-й опытной группы, интенсивность и агрессивность лейкоцитов у них снижается.
Фагоцитарная емкость, определяющая количество микробных тел разрушенных 1 мм3 крови, также больше на 22,35% в период раздоя у коров 1-й опытной группы по сравнению с контролем и на 15,23% со 2-й опытной.
В крови животных 2-й опытной группы в середине лактации сохраняется большее число лейкоцитов, чем у коров контрольной и 1-й опытной группы на 10,51 и 33,18% (Р≤0,01) соответственно.
По сравнению с периодом раздоя, фагоцитарная активность
в контрольной группе снизилась на 6,50%, в 1-й опытной - на 2,16%, а во 2-й опытной увеличилась на 1,84%. Следует отметить, что у коров 2-й опытной группы фагоцитарная активность в середине лактации больше, чем у животных 1-й опытной.
Фагоцитарная емкость была достоверно (Р≤0,01) больше на 41,30% у коров 2-й опытной группы, а в 1-й опытной на 36,19% (Р≤0,05) по сравнению с контрольной.
В конце лактации количество лейкоцитов возросло во всех группах, причем во 2-й опытной группе на 28,50 и 31,91% (Р≤0,05) соответственно по сравнению с контрольной и 1-й опытной. Фагоцитарная емкость в конце лактации, так же, как и в середине лактации, больше у коров 2-й опытной группы за счет лейкоцитов.
Фагоцитарная активность лейкоцитов наивысшая (79,50%) у коров 1-й опытной группы, что на 1,33% больше, чем в контрольной, и на 6,50% во 2-й опытной. Фагоцитарный индекс и фагоцитарная активность во 2-й опытной группе меньше, чем в контрольной и 1-й опытной, что свидетельствует о снижении качества фагоцитарных реакций у данных животных.
Следует отметить, что фагоцитарная способность лейкоцитов крови у коров 1-й опытной группы больше по сравнению с контрольной и 2-й опытной. При этом, у животных 2-й опытной группы в течение всей лактации наблюдалось снижение качества фагоцитарной реакции при повышенном количестве лейкоцитов.
Бактерицидные факторы иммунобиологической реактивности организма животных в различные стадии лактации показаны в табл. 20.
В период раздоя напряженность бактерицидной активности во 2-й опытной группе достоверно (Р≤0,05) меньше на 2,74 и 1,81 % по сравнению с контрольной и 1-й опытной. При этом лизоцимная активность больше у животных 1-й опытной группы - на 4,23 и 0,07% соответственно по сравнению с контрольной и 2-й опытной. Пероксидазная активность в период раздоя больше у животных 2-й опытной группы на 0,42 и 0,84% по сравнению с контрольной и с 1-й опытной соответственно.
Влияние уровня обменной энергии в рационах на гематологические показатели коров

К середине лактации напряженность бактерицидной активности снижается во всех группах. В целом в 1-й опытной группе напряженность бактерицидной активности достоверно (Р≤0,01) больше по сравнению с контрольной и 2-й опытной - на 5,34 и 4,20% соответственно. Одновременно в середине лактации наблюдалась большая лизоцимная и пероксидазная активность у коров 1-й опытной группы. Минимальные бактерицидные свойства иммунобиологической реактивности наблюдались у животных контрольной группы.
Напряженность бактерицидной активности в заключительный период лактации снижается в опытных группах по сравнению с периодом раздоя и больше у коров 1-й опытной группы по сравнению с контрольной и 2-й опытной на 1,80 и 3,93% соответственно. Лизоцимная и пероксидазная активности в группах также понижаются к концу лактации. Лизоцимная активность максимальна (19,18%) в 1-й опытной группе, что на 2,18% больше, чем в контрольной и на 2,97% в сравнении со 2-й опытной. Достоверной разницы между контрольной и опытными группами в показателе пероксидазной активности не отмечено, но в контрольной группе данный показатель несколько больше по сравнению с опытными.
Следовательно, на протяжении всей лактации бактерицидные факторы иммунобиологической реактивности больше у коров 1-й опытной группы по сравнению со 2-й опытной и контрольной.
Лейкограмма у коров в течение третьей лактации представлена в табл. 21.
Влияние уровня обменной энергии в рационах на гематологические показатели коров

В период раздоя содержание нейтрофильных гранулоцитов, а именно сегментоядерных, в крови животных 2-й опытной группы больше, чем у животных контрольной группы на 2,15%, в 1-й опытной на 1,33%. По количеству палочкоядерных нейтрофилов достоверной разницы между контрольной и опытными группами нет, однако в крови коров контрольной группы их количество несколько больше, чем у животных опытных групп.
Общее количество нейтрофилов больше у коров 2-й опытной группы. Количество эозинофилов, так же, как и количество сегментоядерных клеток, больше у коров 2-й опытной группы, при этом достоверной разницы не отмечено. Количество базофилов в контрольной и 2-й опытной группе одинаковое и в два раза превысило количество данного вида клеток в 1-й опытной группе. Количество моноцитов и лимфоцитов минимальное (3,50 и 60,67%) у животных 2-й опытной группы, что на 0,16 и 1,16% меньше по сравнению с контрольной.
К середине лактации количество палочкоядерных нейтрофилов у коров 1-й опытной группы осталось на уровне периода раздоя, при этом снизилось в контрольной на 0,50%, а во 2-й опытной увеличилось на 1,84%. Количество сегментоядерных нейтрофилов в опытных группах практически одинаковое, но их число уменьшилось по сравнению с периодом раздоя. В контрольной группе, наоборот, количество сегментоядерных клеток увеличилось по сравнению с периодом раздоя на 0,99%. Общее количество нейтрофилов в середине лактации максимальное (28,17%) у коров контрольной группы. Количество эозинофилов и базофилов к середине лактации снизилось как в контрольной, так и в опытных группах по сравнению с периодом раздоя. Количество лимфоцитов, наоборот, к середине лактации увеличилось во всех группах по сравнению с периодом раздоя.
Число палочкоядерных нейтрофилов в заключительный период лактации увеличилось в контрольной группе по сравнению с серединой лактации на 0,17%, а в 1-й и 2-й опытных группах снизилось на 0,16 и 1,67% соответственно. Количество сегментоядерных нейтрофилов в конце лактации у коров 2-й опытной группы больше - на 0,50 и 1,33%, чем в контрольной и 1-й опытной. В целом количество нейтрофильных клеток больше у животных контрольной группы. В конце лактации количество эозинофилов у всех коров увеличилось, по сравнению с серединой лактации. В крови коров контрольной группы число базофилов максимальное, а во 2-й опытной минимальное. Количество моноцитов больше у животных 1-й опытной группы на 0,49%, чем у контрольных и на 0,89% в сравнении со 2-й опытной группой. В заключительный период лактации количество лимфоцитов увеличилось, причем в большей мере у коров контрольной группы.
Следует отметить, что достоверной разницы между группами в показателях лейкограммы во все периоды лактации не отмечено.
Следует учитывать, что молоко из питательных веществ корма синтезируется в молочной железе, которая интенсивно работает в период лактации. Для образования 1 кг молока через молочную железу протекает до 500-600 л крови, то есть в период лактации с кровью к молочной железе доставляется значительное количество предшественников молока.
Образование составных частей молока происходит из различных биологических веществ, которые адсорбируются из крови эпителиальными клетками молочной железы, а затем преобразуются в специфический состав молока.
Составные части молока резко отличаются как от питательных веществ корма, так и от состава крови. По сравнению с плазмой крови в молоке коровы содержится в 90 раз больше сахара, в 18-20 раз - жира, оно значительно богаче кальцием и фосфором. Казеина в крови нет совсем. В то же время и в кормах отсутствуют молочный сахар, молочный жир, казеин и молочный альбумин. Это говорит о том, что питательные вещества корма, поступая в кровь, подвергаются коренной переработке.
Следовательно, продуктивность крупного рогатого скота напрямую связана с картиной крови. Молочная продуктивность коров в течение второй лактации показана в табл. 22.
Влияние уровня обменной энергии в рационах на гематологические показатели коров

Так, наивысший удой за 305 дней второй лактации отмечен у коров 2-й опытной группы - 6107,67 кг, что на 1134,34 кг, или на 18,57% больше, чем у животных контрольной и на 346,00 кг, или на 5,67%, больше, в сравнении с 1-й опытной. Удой молока за 305 дней лактации в пересчете на 4% жирность также максимальный у коров 2-й опытной группы на 18,36% больше, по сравнению с контрольной, на 7,39% с 1-й опытной.
Содержание жира в молоке коров контрольной группы на 0,08% больше, чем в 1-й опытной и на 0,01% в сравнении со 2-й опытной. Количество молочного жира за лактацию в молоке коров 2-й опытной группы составило 233,92 кг, что на 18,36% больше, чем в контрольной, и на 7,39% по сравнению с 1-й опытной.
С точки зрения физической химии, молоко представляет собой плазму, в которой распределены мельчайшие частички различных веществ. Молочный сахар и минеральные соли полностью растворены в плазме. Белки (казеин, альбумин, глобулин) находятся в коллоидном состоянии.
Состав молока коров второй лактации отражен в табл. 23.
Влияние уровня обменной энергии в рационах на гематологические показатели коров

При высокой молочной продуктивности (4000-6000 кг молока за лактацию) корова продуцирует с молоком за лактацию 144-220 кг белка, 150-300 кг жира, 200-300 кг лактозы, 6-9 кг кальция и 4,5-7 кг фосфора.
Энергетическая ценность молока коров контрольной и 2-й опытной группы была практически одинакова (2,80-2,81 МДж) и на 1,07% больше, чем в 1-й опытной. Питательная ценность молока и расход его при производстве различных продуктов обуславливаются содержанием в нем сухого вещества. Молоко коров контрольной группы содержало сухого вещества (12,40%) по сравнению с 1-й опытной больше на 0,23%, со 2-й опытной - на 0,03%.
Молочный жир благодаря высокой биологической и энергетической ценности является одним из основных показателей товарности молока. Питательная ценность молока в значительной мере зависит от содержания жира. Процент молочного жира у коров контрольной и 2-й опытной группы составил 3,83-3,84%, что на 0,08% больше по сравнению с 1-й опытной.
Белки молока содержат все незаменимые аминокислоты, необходимые для организма человека. Усвояемость белков молока и молочных продуктов значительно больше по сравнению с белками продуктов растительного происхождения. Процентное содержание общего белка в опытных группах одинаково - 3,45%, в контрольной группе данный показатель меньше на 0,02%. Молочный сахар, или лактоза - единственный углевод, который содержится в молоке. Физиологическое значение молочного сахара велико. Он входит в состав ферментов - коэнзимов, участвующих в синтезе белков, жиров, витаминов, ферментов, необходим для нормального внутриклеточного обмена. Молоко коров контрольной группы имело самый высокий показатель лактозы -4,47%, что на 0,10% больше, чем у коров 1-й опытной и на 0,04% по сравнению со 2-й опытной.
В молоке содержится около 80 минеральных веществ, что обеспечивает развитие и нормальное функционирование организма новорожденных. Из макроэлементов наибольшее значение имеют кальций и фосфор.
Содержание кальция в молоке коров 1-й и 2-й опытных групп составило соответственно 1,35 и 1,34 г, что на 5,93% больше, чем в контрольной. Уровень фосфора максимальный (1,08 г) во 2-й опытной группе.
Резюмируя итоги анализа молочной продуктивности и состава молока следует отметить, что максимальный удой за 305 дней лактации получен от коров 2-й опытной группы, потреблявших рацион с повышенным уровнем обменной энергии (173,76 МДж в сутки).
В целом увеличение обменной энергии рационов не оказало существенного влияния на состав молока коров.
Данные по молочной продуктивности коров в третью лактацию показаны в табл. 24.
Влияние уровня обменной энергии в рационах на гематологические показатели коров

По третьей лактации удой за 305 дней у коров 2-й опытной группы был максимальным (22,27 кг) и превысил удой контрольной группы на 955,66 кг, или на 14,07%, а удой 1-й опытной - на 397,33 кг, или на 5,85%. Удой молока с 4%-ной жирностью также больше у коров 2-й опытной группы по сравнению с 1-й опытной и контрольной - на 8,05 и 13,62% соответственно. Наивысший суточный удой у животных 2-й опытной группы - 22,27 кг, что на 14,05 и 5,84% больше, чем у коров контрольной и 1-й опытной. Средний % жира в молоке наивысший (3,87) у животных в контрольной группе, что на 0,11 и 0,02% больше, чем в опытных группах соответственно. Однако количество молочного жира за лактацию больше у коров 2-й опытной группы на 13,62% по сравнению с контролем и на 8,05%, чем во 2-й опытной.
Сравнительная оценка состава молока коров, получавших рационы с различным содержанием обменной энергии показала, что достоверных различий не наблюдалось.
Химический состав молока у опытных животных третьей лактации отражен в табл. 25.
Так, энергетическая ценность молока у коров 2-й опытной группы больше по сравнению с контрольной и 1-й опытной на 1,07 и 1,78% соответственно.
Содержание сухого вещества в молоке коров 2-й опытной наивысшее и на 0,17% и 0,16% больше, чем в контрольной и 1-й опытной соответственно.
Содержание молочного жира максимальное в контрольной группе и составляет 3,87%, что на 0,02% больше, чем во 2-й опытной и на 0,11% в сравнении с 1-й опытной.
Влияние уровня обменной энергии в рационах на гематологические показатели коров

Содержание белка в опытных группах практически одинаковое, а в контрольной — несколько меньше (на 0,06%).
В молоке коров 2-й опытной группы содержалось максимальное количество лактозы, на 0,18 и 0,12%, чем в контрольной и 1-й опытной.
Содержание кальция в контрольной и 1-й опытной группе одинаковое, во 2-й опытной - на 0,01 г больше. Содержание фосфора максимальное в контрольной группе, минимальное в 1-й опытной.
Следовательно, достоверных различий в составе молока животных, потреблявших рационы с разным уровнем обменной энергии, не отмечено.
При проведении гематологических исследований на коровах 2-й и 3-й лактации при использовании рационов с различным уровнем обменной энергии, нами выявлен ряд закономерностей.
По морфологическому составу крови у высокопродуктивных коров больше число эритроцитов и содержание гемоглобина. По нашим данным, в первом опыте в период раздоя количество эритроцитов, содержание гемоглобина достоверно (Р<0,05) больше у коров, потреблявших с кормами наибольшее количество обменной энергии (173,76 МДж в сутки). У животных с умеренным уровнем обменной энергии данные показатели были меньше. В середине лактации данная закономерность сохранялась. Во 2-м опыте в период раздоя также отмечалось большее количество эритроцитов и содержания гемоглобина у коров при максимальном использовании обменной энергии рациона - 199,89 МДж в сутки.
Это объясняется тем, что при повышении уровня обменной энергии в рационе увеличивается молочная продуктивность и животным для образования молока требуется большее количество питательных веществ корма. Поскольку одновременно более интенсивно протекает обмен веществ, то объем переноса кислорода и углекислого газа возрастает, соответственно увеличивается количество эритроцитов и концентрация гемоглобина.
Полученные данные дают основание полагать, что у высокопродуктивных коров окислительная способность больше, чем у коров со средней продуктивностью. А это, в свою очередь, дает представление об уровне метаболизма в организме животных с разной продуктивностью.
Обращает на себя внимание динамика изменений концентрации кальция и неорганического фосфора в сыворотке крови коров. На протяжении как 2-й, так и 3-й лактации содержание кальция и неорганического фосфора во все периоды было максимальным у коров при использовании умеренных по обменной энергии рационов (153,79 и 169,26 МДж в сутки). Следовательно, общее содержание минеральных элементов в крови за лактацию находится в обратной зависимости от молочной продуктивности животных. На основании этого можно судить о более интенсивном метаболизме и использовании их на синтез молока у высокопродуктивных коров по сравнению со среднепродуктивными.
Считается, что молочная железа поглощает из крови значительное количество глюкозы, существенно (на 0,83-1,1 1 ммоль/л), снижая концентрацию его в плазме. Причем глюкоза крови является главным предшественником для обеих половин молекулы лактозы. Для синтеза лактозы корова расходует около 1,5 кг глюкозы в сутки. Потребность в глюкозе на образование молока не исчерпывается ее использованием для синтеза лактозы. Так, 65-95% глицерина, входящего в состав молочного жира, синтезируется в молочной железе из глюкозы. К концу лактации в связи с падением абсолютного выхода молочного сахара содержание глюкозы в крови возрастает.
В наших исследованиях на коровах 2-й лактации данная тенденция по содержанию уровня глюкозы прослеживалась очень четко. Так, у животных, потреблявших максимальный уровень обменной энергии (173,76 МДж в сутки) и имевших высокую молочную продуктивность (20,03 кг в сутки), в период раздоя и в середине лактации содержание глюкозы в крови меньше, чем в группах с умеренным уровнем обменной энергии. К концу 2-й лактации уровень глюкозы во всех группах повышался, но достоверной разницы не имелось. В течение 3-й лактации (2-й опыт) уровень глюкозы также был минимальным у коров, потреблявших рацион с повышенным содержанием обменной энергии (199,89 МДж в сутки), по сравнению с животными умеренного уровня обменной энергии как в период раздоя, так и в середине лактации.
Содержание общего белка в сыворотке крови больше у высокопродуктивных коров, однако отмечено, что при увеличен