Факторы неспецифической резистентности

16.11.2014

Устойчивое сохранение высокой продуктивности сельскохозяйственных животных во многом зависит от умелого использования человеком адаптационных и защитных свойств их организма. Становится необходимым систематическое и всестороннее изучение естественной резистентности животных. В условиях хозяйств только те животные могут давать ожидаемый эффект, которые обладают высокой естественной резистентностью к неблагоприятным условиям среды.
Технологию производства продукции в животноводстве необходимо сочетать с физиологической потребностью и возможностями животного.
Известно, что у высокопродуктивных животных и птицы направленность биохимических процессов на синтез веществ, составляющих продукцию, очень напряженная. Эта напряженность обменных процессов у животных усугубляется еще и совпадением продуктивного периода в значительной своей части с периодом вынашивания плода. С иммунобиологических позиций состояние живых организмов в современных условиях характеризуется снижением иммунологической реактивности и неспецифического иммунитета.
Проблеме изучения естественной резистентности животных уделялось внимание многих исследователей: А.Д. Адо; С.И. Плященко; Л.К. Бурая, Д.И. Барсукова; И.Ф. Храбустовский.
Защитную функцию крови профессор А.Я. Ярошев характеризовал следующим образом: «Кровь является местом, где находятся различного рода антитела, как образующиеся в ответ на поступление микроорганизмов, веществ, токсинов, так и видовые, обеспечивающие приобретенный и врожденный иммунитет».
Естественная резистентность и иммунитет являются защитными приспособлениями. Вопрос о преимуществе одного из этих защитных приспособлений являются дискуссионным. Неоспоримо то, что в инкубационный период перед выработкой иммунитета, организм оказывает решающее сопротивление заразному агенту и нередко выходит победителем. Вот эту первоначальную сопротивляемость заразному агенту и осуществляют факторы неспецифической защиты. При этом особенность естественной резистентности в отличие от иммунитета является способность организма наследовать неспецифические факторы защиты.
Естественная, или физиологическая резистентность организма является общебиологическим свойством как растений, так и животных. От ее уровня зависит устойчивость организма к вредным факторам внешней среды, в том числе и к микроорганизмам.
В области изучения естественного иммунитета разработки теоретических положений и применения полученных достижений в практике сельскохозяйственных производств много сделали отечественные и зарубежные селекционеры - растениеводы. Что касается животноводства, то по этой труднейшей и весьма важной проблеме исследования довольно разрозненные, отдельные, не объединенные общей направленностью.
Нельзя отрицать, что искусственная иммунизация сельскохозяйственных животных сыграла и продолжает играть неоценимую роль в борьбе со многими инфекционными болезнями, наносившими огромный урон животноводству, но и нельзя думать, что только таким путем можно бесконечно долго сохранять благополучие животных.
Медицине и ветеринарии известно более тысячи инфекционных болезней, вызываемых микроорганизмами. Если бы даже против всех этих болезней были созданы вакцины и сыворотки, трудно представить себе повсеместное практическое их применение в массовых масштабах.
Как известно, в животноводстве проводят иммунизацию только против наиболее опасных инфекций в угрожающих зонах.
В то же время постепенный, несомненно, весьма длительный отбор и подбор животных, обладающих высокой резистентностью, приведет к созданию особей, если не полностью, то в значительной части устойчивых к большинству вредных факторов.
Опыт отечественного и зарубежного животноводства показывает, что более широкое распространение на фермах и птицефабриках имеют не острозаразные заболевания, а такие инфекционные и неинфекционные заболевания, которые могут возникать на фоне снижения уровня естественной резистентности стада.
Важным резервом увеличения производства продуктов и улучшения их качества является снижение заболеваемости и отхода. Это возможно при повышении общей резистентности организма путем отбора особей, отличающихся невосприимчивостью к различным заболеваниям.
Проблема повышения естественной резистентности тесно связана с использованием генетических задатков, представляет большой научный интерес и имеет важное народнохозяйственное значение. Иммунизация животных и их генетическая устойчивость должны взаимно дополнять друг друга.
Селекция на устойчивость к некоторым заболеваниям в отдельности может быть эффективной, но селекция на устойчивость сразу к нескольким заболеваниям параллельно с селекцией по признакам продуктивности практически невозможна. Исходя из этого необходима селекция на повышение общего уровня естественной резистентности организма. Можно привести много примеров, когда односторонняя селекция на продуктивность без учета естественной резистентности приводила к преждевременной выбраковке и утрате ценных линий и семейств.
Создание животных и птицы с высоким уровнем естественной резистентности требует специальных селекционно-генетических программ, большое внимание в которых должно быть уделено таким вопросам, как установление фенотипа и генотипа птицы, отличающейся повышенной естественной резистентностью, изучение наследуемости признака резистентности, установление связи между признаками естественной резистентности и хозяйственно полезными признаками, использование признаков естественной резистентности при селекции. При этом уровень естественной резистентности должен прежде всего отображать способность организма противостоять неблагоприятным факторам внешней среды и указывать на запас защитных сил организма.
Контроль за уровнем естественной резистентности может быть плановотекущим по периодам роста и продуктивности, с учетом принятой в хозяйстве технологии или вынужденным перед проведением технологических приемов: внедрения нового оборудования, перевода животных и птицы из одних условий содержания в другие, вакцинации, ограниченном кормлении, использования новых кормовых добавок и т. д. Это позволит своевремено выявить отрицательные стороны проводимых мероприятий и предотвратить снижение продуктивности, уменьшить процент выбраковки и падежа.
Все данные по определению естественной резистентности животных и птицы должны быть сопоставлены с другими показателями по контролю за ростом и развитием, которые получают в зооветлаборатории.
Контроль за уровнем естественной резистентности должен помочь в определении плановых цифр сохранности поголовья и своевременно наметить мероприятия по имеющимся нарушениям.
Исследования уровня естественной резистентности позволяют в период селекции отбирать высокопродуктивных особей, обладающих одновременно высокой резистентностью при нормальных функциях физиологических систем.
Плановые исследования уровня естественной резистентности необходимо проводить на одной и той же группе в определенные календарные сроки, связанные с напряжением обменных процессов в определенные периоды продуктивности (различные периоды продуктивности, периоды роста).
Естественная резистентность представляет собой реакцию целостного организма, которая регулируется центральной нервной системой. Поэтому для суждения о степени естественной резистентности следует использовать критерии и тесты, отражающие состояние реактивности организма как целого.
Специфику функций иммунной системы определяют процессы, индуцируемые чужеродными субстанциями, антигенами, и основанные на распознавании последних. Однако базой для развертывания специфических иммунных процессов являются более древние реакции, связанные с воспалением. Поскольку они предсуществуют в любом организме до начала любой агрессии и для их развития не требуется развертывания иммунного ответа, эти защитные механизмы называют естественными, или врожденными. Они обеспечивают первую линию защиты от биологической агрессии. Вторая линия защиты - это реакции адаптивного иммунитета - антигенепецифический иммунный ответ. Факторы естественного иммунитета сами по себе обладают достаточно высокой эффективностью в предотвращении биологической агрессии и борьбе с ней, однако у высших животных эти механизмы, как правило, обогащаются специфическими компонентами, которые как бы наслаиваются на них. Система естественных факторов иммунитета является пограничной между собственно иммунной системой и областью, относимой к компетенции патофизиологии, которая также рассматривает механизмы и биологическую значимость ряда проявлений естественного иммунитета, служащих составными компонентами воспалительной реакции.
То есть, наряду с иммунологической реактивностью в организме существует система неспецифической защиты, или неспецифической резистентности. Несмотря на то, что неспецифическая резистентность животных и птицы к различным неблагоприятным воздействиям внешней среды в большей степени обеспечивается лейкоцитарной системой организма, однако она зависит не столько от количества лейкоцитов, сколько от их неспецифических факторов защиты, которые имеются в организме с первого дня жизни и сохраняются до самой гибели. Она включает следующие компоненты: непроницаемость кожных и слизистых покровов; кислотность содержимого желудка; наличие в сыворотке крови и жидкостях организма бактерицидных субстанций - лизоцима, пропердина (комплекса сывороточного белка, ионов М+ и комплемента), а также ферментов и противовирусных веществ (интерферона, термоустойчивых ингибиторов).
Факторы неспецифической защиты первыми включаются в борьбу при поступлении в организм чужеродных антигенов. Они как бы подготавливают почву для дальнейшего развертывания иммунных реакций, которые определяют исход борьбы.
Естественная резистентность животных к различным неблагоприятным воздействиям внешней среды обеспечивается неспецифическими факторами защиты, которые имеются в организме с первого дня жизни и сохраняются до самой гибели. Среди них решающую роль играют фагоцитоз с его защитными клеточными механизмами и гуморальные факторы резистентности, важнейшие из которых лизоцим, бактерицидные факторы. То есть особое положение среди факторов защиты занимают фагоциты (макрофаги и полиморфноядерные лейкоциты) и система белков крови, называемая комплементом. Их можно отнести как к неспецифическим, так, и к иммунореактивным факторам защиты.
Изменения факторов неспецифического иммунитета у животных и птицы имеют возрастные особенности, в частности, с возрастом увеличиваются гуморальные и снижаются клеточные.
Гуморальные факторы неспецифической резистентности как раз и обеспечивают бактерицидные и бактериостатические действия тканей и соков организма и вызывают лизис некоторых видов микроорганизмов. Степень проявления защитных свойств живого организма к микробному агенту хорошо иллюстрирует суммарная бактерицидная активность сыворотки крови. Бактерицидная активность сыворотки крови представляет собой интегральный показатель антимикробной активности всех присутствующих антимикробных веществ, как термолабильных (комплемент, пропердин, нормальные антитела), так и термостабильных (лизоцим, бета-лизин) начал.
К числу факторов естественного иммунитета организма относится лизоцим - универсальный, древнейший защитный фермент, широко распространенный в растительном и животном мире. Особенно широко распространен лизоцим в организме животных и человека: в сыворотке крови, секретах пищеварительных желез и дыхательных путей, молоке, слезной жидкости, шейке матки, печени, селезенке, яйце птиц.
Лизоцим представляет собой основной белок с молекулярной массой 14-15 тыс. Д. Его молекула представлена одной полипептидной цепью, состоящей из 129 аминокислотных остатков и имеющей 4 дисульфидные связи. Лизоцим у животных синтезируется и секретируется гранулоцитами, моноцитами и макрофагами.
Лизоцим в сыворотке крови играет, по крайней мере, двоякую роль. Во-первых, он оказывает антимикробное действие на широкий круг микробов-сапрофитов, разрушая в клеточных стенках мукопротеидные вещества. Во-вторых, не исключено его участие в реакциях приобретенного иммунитета. Бета-лизин обладает свойством разрушения бактериальных клеток при активаторе-комплементе.
Этот фермент обладает основными свойствами белка, вызывает быстрый лизис живых клеток некоторых видов бактерий. Его действие выражается в растворении специфических мукополисахаридных оболочек чувствительных к нему микроорганизмов или задержании их роста. Кроме того, лизоцим убивает бактерии, принадлежащие ко многим другим видам, но не вызывает их лизис.
Лизоцим содержится в гранулоцитах и в активной форме выделяется в результате даже минимального повреждения клеток в окружающую лейкоциты жидкую среду. В связи с этим не случайно этот фермент причисляют к веществам, определяющим естественную и приобретенную невосприимчивость организма к инфекции.
Система комплемента - сложный комплекс белков, представленных главным образом во фракции β-глобулинов, насчитывающий, включая регуляторные, около 20 компонентов, на долю которых приходится 10% белков сыворотки крови и представляющий собой систему каскадно действующих пептидгидролаз. Катаболизм компонентов комплемента самый высокий по сравнению с другими белками сыворотки крови, с обновлением в течение суток до 50% белков системы.
Если учитывать, какую сложную совокупность представляют собой белки сыворотки в системе комплемента, то не приходится удивляться тому, что около 70 лет потребовалось для установления того факта, что комплемент состоит из 9 компонентов, а их в свою очередь можно подразделить на 11 самостоятельных белков.
Комплемент впервые описал Бухнер в 1889 г. Под названием «алексин» - термолабильный фактор, в присутствии которого наблюдается лизис микробов. Свое название комплемент получил благодаря тому, что он комплементирует (дополняет) и усиливает действие антител и фагоцитов, защищая организм человека и животных от большинства бактериальных инфекций. В 1896 г. Borde первый определил комплемент как фактор, присутствующий в свежей сыворотке, который необходим для лизиса бактерий и эритроцитов. Фактор этот не изменялся после предварительной иммунизации животного, что позволило отчетливо дифференцировать комплемент от антител. Поскольку довольно быстро поняли, что комплемент - не единственное функциональное вещество в сыворотке, все внимание было направлено на его способность стимулировать лизис интактных клеток; комплемент стали рассматривать почти исключительно в свете его способности воздействовать на лизис клеток.
Исследование комплемента в аспекте кинетического анализа этапов, ведущих к лизису клетки, позволило получить точные данные о последовательном взаимодействии компонентов комплемента и важные свидетельства многокомпонентности системы комплемента. Идентификация этих факторов показала, что комплемент является важным медиатором в воспалительном процессе.
Комплемент является важнейшим активатором всей системы приобретенных и нормальных антител, которые в его отсутствие недейственны в иммунных реакциях (гемолиз, бактериолиз, отчасти - реакция агглютинации). Комплемент представляет собой систему каскадно-действующих пептидгидролаз, получивших обозначение от С1 до С9. Установлено, что большая часть компонента синтезируется гепатоцитами и другими клетками печени (около 90%, СЗ, С6, С8, фактор В и др.), а также моноцитами - макрофагами (С1, С2, СЗ, С4, С5).
Различные компоненты комплемента и их фрагменты, образующиеся в процессе активации, способны вызывать воспалительные процессы, лизис клеток, стимулировать фагоцитоз. Конечным результатом может быть сборка комплекса из С5-, С6-, С7-, С8-, и С9- компонентов, атакующего мембрану с образованием в ней каналов и повышением проницаемости мембраны для воды и ионов, что обуславливает гибель клеток.
Активация комплемента может происходить двумя основными путями: альтернативным - без участия антител и классическим - с участием антител.
Бактерицидные факторы тесно связаны между собой, и лишение сыворотки одного из них вызывает изменения в содержании других.
Так, комплемент совместно с антителами или другими сенсибилизирующими агентами может убивать некоторые бактерии (например, Vibrio, Salmonella, Shigella, Esherichia) путем повреждения клеточной стенки. Muschel и Treffers показали, что бактерицидная реакция в системе «S. Typhi - С’ морской свинки - антитела кролика или человека» напоминает в некоторых отношениях гемолитическую реакционную систему: Мд++ усиливает бактерицидную активность; кривые бактерицидного действия похожи на кривые гемолитической реакции; между бактерицидной активностью антител и комплементом имеется обратная зависимость; для того, чтобы убить одну бактериальную клетку, необходимо очень малое количество антител.
Для того, чтобы произошло повреждение или изменение клеточной стенки бактерий, необходим лизоцим, причем этот энзим действует на бактерии лишь после обработки их антителами и комплементом. Нормальная сыворотка содержит достаточное количество лизоцима для повреждения бактерий, но если лизоцим удалить, то повреждений не наблюдается. Добавление кристаллического лизоцима яичного белка восстанавливает бактериолитическую активность системы антитело -комплемент.
Кроме того, лизоцим ускоряет и усиливает бактерицидное действие. Эти наблюдения можно объяснить, исходя из предположения, что антитело и комплемент, контактируя с оболочкой бактериальной клетки, обнажают тот субстрат, на который действует лизоцим.
В ответ на попадание в кровь болезнетворных микробов возрастает число лейкоцитов, что называют лейкоцитозом. Основная функция лейкоцитов состоит в уничтожении болезнетворных микробов. Нейтрофилы, которые составляют большинство лейкоцитов, обладая амебоидными движениями, способны передвигаться. Придя в соприкосновение с микробами, эти большие клетки захватывают их, засасывая внутрь протоплазмы, переваривают и уничтожают. Нейтрофилы захватывают не только живые, но и погибшие бактерии, остатки разрушенных тканей и инородные тела. Лимфоциты, кроме того, участвуют в восстановительных процессах после воспаления тканей. Один лейкоцит может уничтожить более 15 бактерий и иногда погибает при этом. То есть, необходимость определения фагоцитарной активности лейкоцитов как показателя сопротивляемости организма очевидна и обоснования не требует.
Фагоцитозом называется специальная форма эндоцитоза, при которой поглощаются крупные частицы. Фагоцитоз осуществляется только специфическими клетками (нейтрофилами и макрофагами). Фагоцитоз является одним из наиболее ранних механизмов защиты человека и различных видов животных от многих внешних воздействий. В отличие от изучения других эффективных функций нейтрофилов, исследования фагоцитоза стало уже традиционным. Как известно, фагоцитоз - многофакторный и многоэтапный процесс, и каждый из его этапов характеризуется развитием каскада сложнейших биохимических процессов.
Процесс фагоцитоза делится на 4 стадии: приближение к фагоцитируемому объекту, контакт и прилипание частиц к поверхности лейкоцита, поглощение частиц и их переваривание.
Первая стадия: Способность лейкоцитов мигрировать в сторону фагоцитируемого объекта зависит как от хемотаксических свойств самого объекта, так и от хемотаксических свойств плазмы крови. Хемотаксис - движение в заданном направлении. Поэтому именно хемотаксис - определенная гарантия включения нейтрофила в поддержание иммунного гомеостаза. Хемотаксис включает в себя как минимум две фазы:
1. Фаза ориентации, во время которой клетки либо вытягиваются, либо образуют псевдоподии. Около 90% клеток уже в течении нескольких секунд ориентируются на заданное направление.
2. Фаза поляризации, в течение которой осуществляется взаимодействие между лигандом и рецептором. Причем однотипность реагирования на хемотаксические факторы различной природы дает основание предполагать универсальность указанных способностей, которые, по видимому, лежат в основе взаимодействия нейтрофила с внешней средой.
Вторая стадия: прилипание частиц к поверхности лейкоцита. На прилипание и захват частиц лейкоцит отвечает повышением уровня метаболической активности. Происходит троекратное увеличение поглощения О2 и глюкозы, усиливается интенсивность аэробного и анаэробного гликолизов. Это состояние обмена веществ при фагоцитозе получило название «метаболического взрыва». Ему сопутствует дегрануляция нейтрофилов. Содержание гранул выделяется во внеклеточную среду путем экзоциноза. Однако дегрануляция нейтрофилов при фагоцитозе - процесс вполне упорядоченный: с наружной клеточной мембраной сливаются сначала специфические гранулы, и лишь затем азурофильные. Итак, фагоцитоз начинается с экзоцитоза - экстренного выброса во внешнюю среду бактерицидных белков и кислых гидролаз, участвующих в резорбции иммунных комплексов и обезвреживании внеклеточно расположенных бактерий.
Третья стадия: вслед за контактом и прилипанием частиц к поверхности фагоцита следует их поглощение. Фагоцитируемая частица попадает в цитоплазму нейтрофила в результате инвагинации наружной клеточной мембраны. Инвагинированная часть мембраны с заключенной частицей отщепляется, вследствие чего образуется вакуоль или фагосома. Этот процесс может происходить одновременно в нескольких участках клеточной поверхности лейкоцита. Контактный лизис и слияние мембран лизосомальных гранул и фагоцитарной вакуоли приводят к образованию фаголизосомы и поступлению в вакуоль бактерицидных белков и ферментов.
Четвертая стадия: внутриклеточное расщепление (переваривание). Образовавшиеся при выпячивании и отшнуровки клеточной мембраны фагоцитарные вакуоли сливаются с находящимися в цитоплазме гранулами. В результате этого возникают пищеварительные вакуоли, заполненные содержимым гранул и фагоцитируемыми частицами. В первые три минуты после фагоцитоза в вакуолях, заполненных бактериями, поддерживается нейтральная pH, оптимальная для действия ферментов, специфических гранул - лизоцима, лактоферина и щелочной фасфотазы. Затем значение pH падает до 4, в результате чего создается оптимум для действия ферментов азурофильных гранул -миелопероксидазы и водорастворимых кислых гидролаз.
Уничтожение живых объектов, или завершенный фагоцитоз, следует рассматривать как итоговый феномен, в котором сфокусировались многие звенья эффекторного потенциала клетки. Принципиальным этапом в учении об антимикробных свойствах фагоцитов явилось развитие представлений о том, что умервщление бактерий (киллер - эффект) не имеет отношения к деградации (перевариванию) мертвых объектов - убитых микробов, обломков собственных тканей, клеток и др. Этому способствует открытие новых бактерицидных факторов и систем, механизмов их цитотоксичности и способов подключения к фагоцитарным реакциям. С точки зрения реактивности, все бактерицидные факторы нейтрофилов можно разделить на 2 группы.
К первой относятся компоненты, преформированные в зрелом нейтрофиле. Их уровень не зависит от стимуляции клетки, а целиком определяется количеством вещества, синтезированного в процессе гранулопоэза. К ним принадлежат лизоцим, некоторые протеолитические ферменты, лактоферрин, катионные белки и низкомолекулярные пептиды, получившие название «дефенсины» (от английского defincе - защита). Они лизируют (лизоцим), убивают (катионные белки) или задерживают рост бактерий (лактоферрин). Их роль в противомикробной защите подтверждают наблюдения, сделанные в анаэробном режиме: нейтрофилы, лишенные возможности использовать бактерицидные свойства активированного кислорода, нормально убивали микроорганизмы.
Факторы второй группы образуются или резко активируются при стимуляции нейтрофила. Их содержание тем выше, чем интенсивнее реакция клеток. Усиление окислительного метаболизма ведет к образованию кислородных радикалов, которые вместе с перекисью водорода, миелопероксидазой и галогенами составляют эффекторное звено кислородозависимого аппарата цитотоксичности. Было бы неверным противопоставлять друг другу различные антимикробные факторы. Их эффективность во многом зависит от взаимной сбалансированности, условий, в которых протекает фагоцитоз, вид микроба. Ясно, например, что в анаэробной среде на первый план выступают биоцидные моменты, независимые от кислорода. Они уничтожают многие бактерии, но даже один устойчивый вирулентный штамм может вскрыть несостоятельность подобной системы. Антимикробный потенциал складывается из суммы взаимно дополняющих, нередко взаимно компенсирующих взаимодействий, которые обеспечивают максимальную эффективность бактерицидных реакций. Повреждение его отдельных звеньев ослабляет нейтрофил, но не означает полной беспомощности в защите от инфицирующих агентов.
Следовательно, трансформация наших представлений о гранулоцитах, в частности о нейтрофилах, за последние годы претерпела чрезвычайно большие изменения, и сегодня гетерогенность функциональных возможностей нейтрофилов вряд ли дает основание причислять их к каким-либо известным клеткам, участвующим в различных формах иммунологического ответа. Это подтверждается как огромным спектром функциональных возможностей нейтрофилов, так и сферой их влияний.
Большой интерес вызывают изменения естественной резистентности в зависимости от различных факторов.
Одной из важнейших сторон проблемы естественной устойчивости организма является изучение ее возрастных особенностей. Реактивные свойства в растущем организме складываются постепенно и окончательно сформировываются лишь на определенном уровне общефизиологического созревания. Поэтому молодой и взрослый организм обладают неодинаковой восприимчивостью к заболеваниям, по-разному реагируют на воздействие болезнетворных агентов.
Постнатальный период развития большинства млекопитающих животных характеризуется состоянием пониженной реактивности организма, выражающейся полным отсутствием или слабым проявлением неспецифических гуморальных факторов. Этот период характеризуется также неполноценной воспалительной реакцией и ограниченным проявлением специфических гуморальных факторов защиты. По мере развития реактивность организма животных постепенно усложняется и совершенствуется, что связано с развитием желез внутренней секреции, формированием определенного уровня обмена веществ, совершенствованием защитных приспособлений против инфекций, интоксикаций и так далее.
Клеточные факторы защиты в организме животных возникают раньше, чем гуморальные. У телят клеточная защитная функция организма, наиболее выраженная в первые дни после рождения. В более старшем возрасте степень фагоцитоза постепенно увеличивается с колебаниями опсоно-фагоцитарного показателя в сторону повышения или понижения в зависимости от условий содержания. Переход от молочных кормов на растительные снижает фагоцитарную активность лейкоцитов. Вакцинация телят в первые дни жизни способствует повышению активности фагоцитоза.
При этом у телят, родившихся от неиммунизированных коров, фагоцитарная активность лейкоцитов в 5 раз ниже, чем у телят, родившихся от коров, иммунизированных паратифозным антигеном. Кормление молозивом также способствовало повышению активности лейкоцитов.
Фагоцитарные реакции у телят повышаются до 5-дневного возраста, затем в возрасте 10 дней начинают резко снижаться. Наиболее низкие показатели фагоцитоза отмечаются в 20-дневном возрасте. Фагоцитарная активность лейкоцитов в этот период еще ниже, чем у однодневных телят. Начиная с 30-дневного возраста, наблюдается постепенное увеличение фагоцитарной активности лейкоцитов и интенсивности поглощения ими микроорганизмов. Максимальных величин эти показатели достигают в возрасте 6 месяцев. В дальнейшем показатели фагоцитоза изменяются, однако величины их остаются практически на уровне 6-месячного возраста. Следовательно, клеточные факторы защиты к этому возрасту в организме телят уже полностью сформированы.
У новорожденных телят нормальные агглютинины к гертнеровскому антигену отсутствуют и появляются лишь в 2...2,5-месячном возрасте. Телята, вакцинированные в первые дни жизни паратифозной вакциной, не вырабатывают антитела. Агглютинины к этому антигену появляются только в 10...12-дневном возрасте и до 1,5 месяцев образуются в низком титре. В первые 3...7 дней жизни телят они выражены слабо и достигают уровня взрослых животных лишь к 2-месячному возрасту.
Наименьший уровень бактерицидной активности сыворотки крови телят отмечается у новорожденных до приема молозива. На 3-й день после рождения бактерицидная активность сыворотки крови повышается, а к 2-месячному возрасту она практически достигает уровня взрослых животных.
У новорожденных телят до кормления молозивом не обнаруживается лизоцим. После выпойки молозива появляется лизоцим, однако уже к 10-му дню снижается почти в два раза. Однако к месячному возрасту титр лизоцима снова постепенно повышается. К этому времени телята уже способны самостоятельно вырабатывать лизоцим. В 2-месячном возрасте титр лизоцима достигает максимальной величины, затем до 6-месячного возраста количество его поддерживается примерно на одном уровне, после чего вновь в возрасте 12 месяцев титр снижается.
Как видно, в первые 10 дней жизни телят высокая способность лейкоцитов к фагоцитозу компенсирует недостаточность бактерицидной активности сыворотки крови. В более поздние сроки изменения бактерицидной активности сыворотки крови носят волнообразный характер, что, по-видимому, связано с условиями содержания и сезонами года.
Ягнята в первый день жизни имеют относительно высокий фагоцитарный показатель, который к 15-дневному возрасту резко снижается, затем вновь возрастает и достигает своего максимума к 2-месячному возрасту или несколько позже.
Довольно подробно изучена также возрастная динамика гуморальных факторов естественной резистентности организма у ягнят. Так, в первые дни жизни у них отмечаются пониженные показатели естественной резистентности. Способность к продуцированию антител у них появляется в 14...16-дневном возрасте и достигает к 40...60 дням уровня иммунологической реактивности взрослых животных. В первые дни жизни ягнят угнетение микробов при контакте с кровяной сывороткой выражено слабо, в 10...15-дневном возрасте бактерицидная активность сыворотки несколько повышается и к 40...60 дням достигает уровня, свойственного взрослым овцам.
У поросят от рождения до 6-месячного возраста также отмечается определенная закономерность изменений показателей клеточных и гуморальных факторов защиты.
У поросят наиболее низкие показатели фагоцитоза отмечаются в 10-дневном возрасте, в последующем до 6-месячного возраста наблюдается постепенное их повышение. То есть, к 10-дневному возрасту у поросят наблюдается резкое падение всех показателей фагоцитоза. Наиболее выраженное проявление фагоцитоза отмечается у поросят в 15-дневном возрасте. Поросята раннего отъема и искусственно вскормленные имеют более низкие показатели фагоцитарного индекса по сравнению с поросятами, вскормленными под свиноматкой, хотя на их росте ранний отъем от матки не отразился.
Наименьшие показатели опсоно-фагоцитарной реакции отмечаются в 20-дневном возрасте. В этот период снижается не только фагоцитарная активность лейкоцитов, но и уменьшается их количество в 1 мм3 крови (фагоцитарная емкость). Резкое снижение показателей фагоцитоза, по-видимому, связано с прекращением поступления с молозивом антител, способствующих фагоцитозу. С 20-дневного возраста фагоцитарная активность лейкоцитов постепенно возрастает и достигает максимума в 4-месячном возрасте.
Комплементарная активность у поросят начинает обнаруживаться лишь в 5-дневном возрасте и, постепенно нарастая, ко 2...3-му месяцу жизни достигает уровня взрослых животных.
Формирование высокого титра сывороточных белков у поросят происходит независимо от вакцинации свиноматок, к концу четвертой недели жизни. Бактерицидные свойства крови у поросят наиболее выражены к третьей неделе жизни.
В 2-дневном возрасте у поросят хорошо выражена способность сыворотки крови угнетать рост тест-микробов.
К 10-дневному возрасту происходит резкое снижение бактерицидной способности сыворотки. При этом уменьшается не только интенсивность подавления роста микробов сывороткой, но и продолжительность действия ее. В дальнейшем с увеличением возраста животных идет усиление бактерицидной активности сыворотки крови.
Следовательно, молодняк первых 3...4 дней жизни характеризуется слабой иммунологической зрелостью, его естественная резистентность к неблагоприятному воздействию факторов внешней среды низка, с чем связаны высокая заболеваемость и отход в этот период.
У птицы раннему периоду развития (60 дней) присуще слабое проявление гуморальных факторов неспецифического иммунитета организма. В противовес этим показателям в организме птицы на раннем этапе онтогенеза содержится высокое количество лизоцима. Что касается клеточных защитных факторов, то эти показатели достаточно высокие.
В период завершения ювенальной линьки и полового созревания организма каждый определенный показатель естественной резистентности организма имеет свою индивидуальную динамику изменения. Так, окислительно-восстановительная функция крови продолжает постоянно наращиваться. В 150-дневном возрасте комплементарная активность сыворотки крови у ремонтного молодняка достоверно увеличивается. Содержание лизоцима в сыворотке крови имеет четкую тенденцию к снижению. Бактерицидная активность сыворотки крови на этом этапе постэмбрионального развития птицы достоверно повышается и превосходит уровень 60-дневных цыплят. Период полового созревания птицы характеризовался некоторым снижением фагоцитарной интенсивности псевдоэозинофильных гранулоцитов и повышением процента фагоцитирующих псевдоэозинофильных гранулоцитов.
Третий период исследования по сравнению с первым и вторым в большей степени обуславливается яйценоскостью птицы. С началом яйцекладки и последующим ее повышением происходит более существенное снижение окислительно-восстановительной функции крови. Комплементарная активность сыворотки крови увеличивается с повышением яйценоскости и максимальное его количество зарегистрировано в 210-300-дневном возрасте, что соответствовало пику яйцекладки. Бактерицидная активность имеет закономерность к увеличению к началу яйцекладки до ее пика, а в дальнейшем снижается. Это, видимо, сопряжено с более интенсивной деятельностью органов яйцеобразования. С увеличением уровня яйцекладки фагоцитарная интенсивность и процент фагоцитирующих псевдоэозинофильных гранулоцитов у взрослой птицы по сравнению с молодками увеличивается. Таким образом, можно сказать, что на показатели естественной резистентности у птицы большое влияние оказывает уровень их продуктивности; чем выше продуктивность, тем напряженнее неспецифические защитные факторы организма.