Происхождение лошади и системы классификации пород лошадей

15.04.2015

По зоологической классификации лошадь принадлежит к классу млекопитающих (Mammalia), сверхотряду копытных (Ungulata), отряду непарнокопытных (Perissodactyla), семейству лошадиных (Equiclae), роду лошадей (Equus), виду настоящих лошадей (Е. caballus).
Выяснению вопросов происхождения и эволюции лошади во многом способствовали исследования русского ученого профессора В.О. Ковалевского. Профессор В.О. Ковалевский доказал существование переходных форм ископаемых однокопытных, что отрицал Кювье, и сформулировал основные закономерности эволюции этой группы животных.
Своими работами проф. В.О. Ковалевский не только выяснил направление и основные этапы эволюции предков копытных животных, но и установил, что эволюция их шла под влиянием изменения условий существования.
Древнейшие предки лошади — фенакоды были лесными животными, обитавшими в первую половину третичного периода (в эоцене и олигоцене) в умеренных широтах Старого и Нового Света. Они были приспособлены к жизни в лесу на влажных и топких почвах, с сочной тропической растительностью.
Фенакоды имели пятипалые конечности с наиболее развитым средним пальцем с широким копытцем на конце. Опора о почву приходилась в основном на три пальца. В поясе передних конечностей ключицы уже не было, локтевой сустав был выпрямлен, как у высших однокопытных. Такое строение указывает на утрату у конечностей хватательной функции и приспособление их к быстрому движению. Зубы имели бугорчатое строение и были приспособлены к питанию мягкой сочной растительной пищей (см. схему).

Происхождение лошади и системы классификации пород лошадей

Один из видов рода Phenacodus tetraclaenodon S. (из нижнего эоцена), выделяемый некоторыми учеными в самостоятельный род, является, по-видимому, одним из предков семейства лошадиных.
Следующие ступени в эволюции непарнокопытных животных находят свое отображение в хиракотериуме, обитавшем в период нижнего и среднего эоцена в Европе, зогиппусе, обитавшем в тот же период в Северной Америке, мезогиппусе.
Хиракотериум (Hyracotherium) представлял собой мелкое животное, ростом 30—50 см. Конечности у него были более тонкие и длинные, чем у фанакода, на передних ногах — по четыре пальца, а на задних — по три; голова более крупная, чем у фенакода, с вытянутой и узкой лицевой частью. Зубы имели несколько более сложное, но еще типичное бугорчатое строение.
Эогиппус (Eohippus) также имел по четыре пальца па перед них и по три на задних конечностях; зубы с невысокой коронкой; глаза, расположенные над коренными зубами. Poст этого животного был ранен всего 30 см.
Мезогиппус (Mesohippus) обитал в период нижнего олигоцена. Он имел рост 45 см, на каждой ноге по три пальца, зубы с более высокой коронкой, бугорки на коронках слиты в гребни.
Ближайшим предком лошади считают Pliohippus, найденный в нижнем плиоцене. Его рост был равен 100—120 см. Эти животные имели остатки трехпалых форм, среди них появились также однопалые, у которых второй и четвертый пальцы обратились в грифельные копи, расположенные по бокам опирающегося о землю третьего, среднего, пальца. Зубы были приспособлены к питанию жестким, грубым кормом, покрыты эмалью, впадины эмали были заполнены цементом. Зубы имели способность к постоянному росту.
Постепенное похолодание и уменьшение влажности климата влекли за собой изменение растительности и условий существования животных.
Происхождение лошади и системы классификации пород лошадей

Тропические леса в Европе к концу третичного периода были оттеснены из средней полосы на крайний юг. Их место в северной полосе заняли хвойные и смешанные леса, а к югу от этих лесов — жаркие саванны и сухие степи. В период миоцена на обширных равнинах пышно развилась травянистая растительность, которая служила пищей травоядным животным, заселявшим равнины. Переход к жизни на открытых пространствах, с заменой мягкой и сочной лесной пищи жесткой и более сухой травянистой, вызвал изменения в образе жизни и строении тела непарнокопытных животных и определил следующий этап в их эволюции к современным однокопытным формам.
Об этом периоде эволюции лошади профессор В.О. Ковалевский писал: «Когда трехпалые анхитерии пошли на большие сухие луга древнего миоцена, то нужны были ноги только для опоры на сухой, твердой, невязкой почве: пошло развитие лошади и преобладание одного пальца и приспособление gebissa (зубов) к травоядению». Изменение условий питания, замена мягкой сочной пищи более сухой жесткой растительностью вызвали усложнение зубов, увеличение прочности перетирающих поверхностей, развитие складок эмали и цемента; зубы приобрели высокие коронки и способность постоянного роста (выдвижение из челюсти по мере стирания).
Переход к жизни на открытых равнинах вызвал необходимость быстрого движения чтобы укрыться от преследования. Это обусловило дальнейшее развитие конечностей. Третьи и четвертые пальцы в условиях твердого грунта равнин мешали развивать скорость, а поэтому постепенно редуцировались.
Таким путем, наряду с трехпалым появились однопалые животные, у которых второй и четвертый пальцы превратились в грифельные косточки. Конечности стали более длинными и стройными, приспособленными к быстрым движениям. Блоковидные суставы ног приобрели большую прочность в результате образования на эпифизах костей валиков, входящих в бороздки противостоящих костей.
Обнаруженные в отложениях миоцена в Северной Америке останки парагиппуса (Parahippus) и происходящего от него меригиппyca (Merichippus) указывают на то, что эти животные, по-видимому, являются переходными от древних лесных к более поздним животным, жившим на открытых пространствах. Боковые пальцы у ниx настолько укоротились, что уже не касались земли Зубы отличались большей сложностью рисунка и большей длиной, однако не имели еще постоянного роста.
Однопалые формы диких лошадей появились в верхнем плиоцене и постепенно широко распространялись на громадных степных территориях Европы, Азии и еще связанных тогда с ними — Северной Америки и Африки. Одновременно с однопалыми лошадьми еще встречался и трехпалый гиппарион.
Это был период возраставшего похолодания и уменьшения влажности климата, характерный развитием в степной зоне специфической флоры и фауны.
В конце этого периода исчез трехпалый гиппарион — житель саваин, представлявший боковую ветвь, предков лошади.
Древние лошади верхнего плиоцена, останки которых обнаружены во многих местах Европы, Азии, Африки, Америки, хотя и имели однопалые конечности, но еще отличались от современных лошадей рядом существенных признаков, в частности, более узколобым и длинномордым черепом, более складчатым строением и более мелкими размерами зубов и длинными конечностями с топким костяком.
Как представитель древних лошадей верхнего плиоцена описана лошадь Стенона (Е. Stenonis), жившая в Европе и Африке, и Е. Plesippus — в Америке.
Плиоценовая лошадь Стенопа обнаружена в виде двух разновидностей: мелкой, типичной формы — Е. Stenonis tipicus и более крупной, приближающейся по росту к самым крупным тяжеловозам, но легкой по сложению и тонконогой Е. Stenonis maior.
Близка по телосложению к Е. Stenonis плиоценовая лошадь Китая Е. Sanmeniensis, а также найденная в Индии форма Е. Sivalensis.
В течение четвертичного периода климат Европы сильно изменялся. Эти изменения были вызваны четырьмя периодами сильного похолодания (гюнуским, миндельским, рисским и вюрмским), сопровождавшимися оледенениями, особенно резкими в Восточной Европе. В промежутках между похолоданиями (из которых самое сильное было рисское) наступали более теплые межледниковые периоды, климат которых приближался более или менее к климату современной послеледниковой эпохи. В связи с изменением климата изменялись растительность и животные.
Изучение этого периода эволюции лошадей нашими отечественными учеными — И.Д. Черским, Е.А. Богдановым, А.А. Браупером, П.Н. Кулешовым, А.А. Борисяком и В. Громовой позволило выяснить историю происхождения современных форм лошадей.
В. Громова на основании изучения остеологии и истории рода Equus пришла к заключению, что род Equus возник, по-видимому, в Америке и древнейшие его представители (Е. Stenonis) в Старом Свете очень близки, а может быть даже тождественны американскому роду (или подроду) Plesippus.
На самых ранних этапах эволюции рода Equus в верхнем плиоцене существовал своеобразный диморфизм животных форм азиатских и еврафриканских в характере некоторых зубных признаков. Этот диморфизм дает основание предполагать о двух волнах иммиграции лошадей из Америки — с востока и с запада.
После расселения почти по всей площади материков Старого Света род Equus в разных частях этого огромного ареала стал дифференцироваться на самостоятельные ветви.
В частях света, подверженных в период плейстоцена наиболее резким климатическим изменениям (Европа), эволюция шла быстрее, в частях с более постоянным климатом (Африка) она шла медленнее.
В результате наиболее архаичной оказалась африканская ветвь — зебры (подрод Hippotigris), наиболее прогрессивной — европейская ветвь — настоящие лошади (Е. caballus).
Азиатская ветвь — полуослы (подрод (Hemionus) и северо-африканская — настоящие ослы (подрод Asinus) по темпам эволюции занимают промежуточное положение.
Все настоящие лошади Европы и Северной Африки, начиная с раннеплейстоценовых, могут быть объединены в один вид Е. caballus L., включающий и домашних лошадей.
Видовом состав диких лошадей Европы к моменту предполагаемого их одомашнивания (неолит или бронзовая эпоха) неизвестен. Причина этого заключается в невыясненности (а очень вероятно и вообще в отсутствии) остеологических различий между дикими и домашними лошадьми.
В Северной Америке эволюция рода Equus достигла стадии Е. Plesippus. Настоящих же лошадей в Америке в диком состоянии не обнаружено. Лошади появились в Северной Америке лишь после завоевания ее испанцами.
В Европе и приледниковой полосе в условиях лесотундры и влажных лугов с сырым и прохладным климатом развился тип крупных лошадей с. узколобым и длинномордым черепом, массивным костяком конечностей и широкими копытами.
Скелеты наиболее древних предшественников этого типа обнаружены в слоях раннего плейстоцена в Западной и Восточной Европе [в тираспольском гравии, в Бессергеневке (близ Таганрога), в Днепропетровской области]. При крупном росте эти лошади имели тонкий костяк и узкие копыта.
В Штейнгейме и Таубахе (Западная Европа) в отложениях среднего плейстоцена обнаружены останки крупных лошадей, имевших но сравнению с предыдущими несколько меньший рост, но уже массивный костяк.
Наиболее широко крупные массивные лошади были распространены в верхнем плейстоцене, особенно в период великого рисского оледенения. Они встречались в Западной и Восточной Европе и на севере Сибири. Останки этих лошадей, обнаруженные в Западной Европе, описаны под названием Е. caballus.
Нa севере Урала и Сибири останки крупных лошадей межледникового периода (мендель-рисского) и частично ледникового— рисского найдены в районах рек Тавды и Яны. В послеледниковый период в связи с изменением условий существования лошади этого типа постепенно мельчали.
В областях, более удаленных oт ледников, в условиях степного и лесостепного ландшафта, на юго-востоке и крайнем западе Европы, в Восточной Сибири и Юго-Западной Азии развивался другой тип лошади, менее крупной, с менее массивным костяком и неширокими копытами. Череп у этих лошадей был широкий или средний во лбу, с более короткой лицевой частью, зубы складчатые, довольно крупные.
Наиболее древние представители их найдены в слоях среднего плейстоцена в юго-восточной части европейской территории России. Эти лошади, обитавшие в прохладной, по сухой степи и лесостепи с обильной травянистой растительностью, а некоторые также в лесу, описаны советскими учеными под названием хазарских (Е. с. missi).
Ho размерам и сложению они стоят весьма близко к южно-русскому тарпану и подразделяются на два подтипа: северный лесной и лесостепной и степной.
Останки некрупных лошадей, обитавших в эпоху после рисского оледенения, обнаружены в слоях верхнего плейстоцена на Новосибирских островах, на Таймыре, в районе реки Яны (где климат в то время был теплее современного) и в Забайкалье.
В Западной Европе лошади легкого телосложения появились в рисс-вюрмский межледниковый период. Останки их обнаружены в виде больших скоплений костей у стоянок в Солютре (на юге Франции), отдельных остатков костей в Шуссеприде (Германия), а также в Швейцарии.
В послеледниковый период лошади мелкого типа получили весьма широкое распространение, вытесняя крупных ледниковых
Описывая изменения в строении ископаемых форм лошадей, происходившие в период плейстоцена в связи с неоднократными переменами климата, В. Громова указывает, что эти изменения носили адаптивный характер. Так, например, в условиях мягкого грунта развивались широкие копыта и толстый костяк, в условиях сухого грунта — узкие копыта и тонкий, плотный костяк. В условиях открытого ландшафта, вызывающего обострение слуха, у животного происходили изменения слухового аппарата. Употребление мягкой, сочной травянистой растительной пищи способствовало развитию складчатых зубов. Переход на сухую, жесткую пищу вызывал развитие бесскладчатых форм зубов, которые у лошадей, обитающих в зоне полупустыни, приобрели особенно крупные размеры.
В. Громова отмечает также общую тенденцию к укрупнению лошади в периоды похолоданий и уменьшению в размерах в периоды потеплений.
Изменчивость форм ископаемых лошадей в плейстоцене, неоднократные смены одной формы другой, в связи с изменением условий существования, позволяют предположить, что эволюция каждого типа лошадей шла не непрерывно в одном направлении. Поэтому ошибочна попытка установить непосредственную генетическую связь между всеми современными породами и типами лошадей и древними лошадьми эпохи плейстоцена.
Одомашнивание лошадей и происхождение древнейших пород. Приручение диких лошадей и разведение их человеком относится к бронзовому веку.
Фридрих Энгельс в своей работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства» писал: «Образование стад привело к пастушеской жизни в пригодных для этого местах: у семитов — на травянистых равнинах Евфрата и Тигра, у арийцев — на травянистых равнинах Индии, Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи, Дона и Днепра. Впервые приручение животных было достигнуто, по-видимому, па окраинах таких пастбищных областей». Отсюда естественно предполагать, что в далеком прошлом существовало несколько очагов одомашнивания животных. Впоследствии в этих районах получило развитие пастушеское животноводство.
В пользу существования в прошлом нескольких очагов одомашнивания лошади говорят следующие факты.
1. Как в Европе, так и в Азии в период неолита и позднее обитали разновидности дикой лошади, которые могли быть одомашнены.
2. В Европе и Азии существовало несколько древних самостоятельных культур с характерным для каждой развитием животноводства и, в частности, коневодства.
На основании памятников этих древних культур можно предполагать, что процесс одомашнивания местных диких лошадей происходил здесь параллельно. При этом не исключена возможность передачи одними народами другим как навыков приручения, так и отдельных домашних животных.
3. Несомненный факт существования нескольких разновидностей древних домашних лошадей, распространенных в Европе и Азии.
Одним из первых очагов одомашнивания лошади явилась обширная область Средней Азии, прилегающая к рекам Аму-Дарье и Сыр-Дарье. В этих местах была приручена и одомашнена стройная, тонконогая дикая лошадь. Останки таких диких лошадей были обнаружены в нижних, самых древних слоях раскопок Аннау, относящихся к каменному веку.
В более поздних отложениях (бронзового века) найдены останки домашней лошади Аннау, которая по стройности и тонконогости напоминает вышеуказанную дикую лошадь и, очевидно, от нее происходит.
На первой ступени одомашнивания человек использовал лошадь как мясное и молочное животное. Использование в пищу конского мяса и молока, а также обычай принесения лошадей в жертву богам были характерны для народов Средней Азии, так же как и для некоторых других пародов, живших к северу от Тигра и Евфрата.
Из Средней Aзии домашняя лошадь распространилась в древние государства Малой Азии. У древних народов Малой Азии (сумероаккадцев, хеттов) лошадь называлась «ослом с востока» или «животным с востока». Народы Малой Азии использовали лошадь лишь для транспорта.
О древности коневодства Средней Азии свидетельствует высокое качество разводившихся там лошадей, которые задолго до пашей эры славились в древних государствах и служили предметом покупки, обмена и даже объектом военных походов. Из древних среднеазиатских пород известны даванскне аргамаки, нисейские, парфянские и древнеперсидские лошади, лошади древнего Хорезма и др.
От этих древних пород произошли современные породы: ахалтекинская, иомудская, арабская, варварийская и др.
Материалы раскопок, а также сообщения древних историков указывают на то, что лошадь как домашнее животное уже в глубокой древности играла большую роль в жизни народов, населявших южнорусские, южносибирские и забайкальские степи нашей страны.
По исследованиям Б.Л. Богаевского, одомашнивание лошади та территории современной Украины и смежных с ней районов к северу и югу началось с начала периода позднего Триполья (2400—2100 гг. до н. э.)
Сопоставляя изображения лошадей Триполья с более ранними изображениями лошади на предметах из европейских стоянок человека позднего палеолита, Б.Л. Богаевский приходит к выводу, что лошадь Триполья является, вероятно, одним из потомков позднепалеолитической местной европейской дикой формы.
Нa основании материалов раскопок установлено, что домашнюю лошадь разводили народы, населявшие южнорусские степи еще в третьем тысячелетии до нашей эры, т. е. раньше, чем в Греции, Малой Азии и Западной Европе.
Это свидетельствует о самостоятельном возникновении коневодства в южнорусских степях и существовании здесь в прошлом первичного очага одомашнивания лошади. В последующие периоды (в первом тысячелетии до нашей эры) южнорусские степи стали областью высокоразвитого коневодства.
У скифов, живших в этих степях в VII—III вв. до н. э., коневодство было важнейшей отраслью хозяйства. Скифы использовали лошадей как средство передвижения, особенно в период войн, как источник продуктов питания и одежды — мяса, молока, кожи. О большой численности лошадей у скифов и высоком уровне развития навыков в области коневодства свидетельствуют древние историки Гезиод, Иппократ, Страбон и Геродот.
Происхождение лошади и системы классификации пород лошадей

Многочисленные памятники скифской культуры, найденные в древних погребениях, дают возможность установить приемы ловли и укрощения диких лошадей и способы их использования. Сцены охоты на лошадях за зайцами, изображенные на бляшках из Александропольского кургана, охоты на диких коз и антилоп (на рукоятке меча из Чертамлыцкого кургана) позволяют судить о типе разводимых в то время лошадей, о их большой подвижности и резвости, о ловкости всадников, умевших хорошо владеть конем и оружием в погоне за зверем.
Сохранившиеся сведения о скифской коннице свидетельствуют о ее большой подвижности и боеспособности.
В южнорусских степях наряду с домашними лошадьми долгое время водились дикие лошади, которые служили объектом охоты и могли быть материалом для приручения.
Дикие лошади — тарпаны — водились в южнорусских степях вплоть до 70-х годов XIX века.
Во второй половине XVIII века тарпанов описал С. Гмелин. Он писал: «Лет двадцать тому назад (т. е. в 1748 г.) здесь по соседству Воронежа много было диких лошадей, но вследствие вреда, ими причиняемого, они отгонялись все дальше в степь». В 1768 г. у с. Чихонки (Воронежская губерния) он добыл дикого жеребца тарпана.
Происхождение лошади и системы классификации пород лошадей

Тарпаны были некрупными животными (до 140 см) с большой, широкой, но короткомордой головой; выпуклым лбом и прямым профилем; короткой, толстой с коротком прямостоячей гривой шеей; широким и круторебрым туловищем, прямым крупом, сухими ногами с высокими копытами. Нa передних ногах были слабо развитые каштаны, на задних они отсутствовали. Масть тарнанов мышастая с темным ремнем вдоль спины.
В Монголии до последнего времени сохранилась дикая лошадь, открытая русским ученым Пржевальским и получившая его имя. В пришлом было широко распространено мнение о том, что лошадь. Пржевальского является предком лошадей «монгольского корня».
Новейшие исследования советских ученых, в особенности работы В. Громовой, показывают, что лошадь Пржевальского отличается от всех лошадей позднего плейстоцена большой длинномордостью, более крупными коренными зубами и более мелкими молярами (относительно всего зубного ряда), несколько менее складчатой и толстой эмалью верхних коренных зубов, более тонкими метаподиями и первыми фалангами пальцев.
Происхождение лошади и системы классификации пород лошадей

Эти существенные отличия дают основание считать лошадь Пржевальского самостоятельно сложившейся в Азии и выделить ее в особый вид, который является конечным звеном самостоятельной центральноазиатской линии лошадей.
В связи со сравнительным постоянством климата в центральной и восточной части Азии эволюция этого вида протекала более медленными темпами по сравнению с основной линией, давшей предков современных домашних пород.
Работы Е.Ф. Румянцева и Б.Б. Войтяцкого показывают, что даже монгольская лошадь, находящаяся непосредственно в местах обитания лошади Пржевальского, настолько существенно от нее отличается, что не может быть признана ее потомком.
В отличие от представителей других подродов (ослы и др.), дающих при скрещивании (гибридизации) с домашними лошадьми, как правило, бесплодных самцов и иногда плодовитых самок, лошадь Пржевальского дает плодовитых помесей с домашней лошадью. По этому признаку некоторые исследователи были склонны считать ее диким предком домашней лошади, однако позднейшие исследования показали, что оснований для этогоo нет.
Лошадь Пржевальского значительно варьирует по росту, от 124 до 135 см. Масть буланая разных оттенков — то более красноватая (в степях), то более коричневатая (в горах), с более или менее ясным ремнем на спине и темнокоричневыми полосами и области плеча и предплечья.
Гривa стоячая, слегка свешивающаяся на сторону, челка отсутствует. Под нижней челюстью имеются бакенбарды. Хвост и грива черного цвета. Оброслость хвоста начинается с половины репицы. Ноги ниже запястья и скакательного сустава черные, уши с полулунным вырезом.
Археологические раскопки, произведенные на юге Сибири (Минусинский район, Алтай, Забайкалье), также указывают на весьма древнее существование коневодства у народов, населявших юг Сибири и север Средней Азии.
В Минусинской степной котловине наиболее ранние следы скотоводства обнаруживаются за 2000—1700 лет до н. э.
В скифском погребении в районе реки Улаган на Алтае, отнесенном к IV—III вв. до н. э., в слое вечной мерзлоты были обнаружены застывшие трупы лошадей и многочисленные предметы конского снаряжения. По определению профессора В.О. Витта, эти лошади принадлежали к типу среднеазиатских. Крупный рост этих лошадей, высокое их качество, а также следы хорошего за ними ухода и качество их снаряжения указывают на высокий уровень коневодства уже в то время.
Остатки домашних лошадей с предметами упряжи и изображения лошадей, запряженных в сани и в повозку, а также под седлом с вооруженными всадниками, найдены и в курганах минусинского периода, соответствующего по древности скифскому (VII—II вв. до н. э.).
Все эти археологические исследования показывают, что у народов, населявших степные районы юго-востока Европы, юга Сибири и северной полосы Средней Азии, коневодство возникло самостоятельно и достигло довольно высокой степени развития еще в глубокой древности, задолго до вступления на историческую арену монголов. Поэтому нет оснований относить ряд наших местных пород к монгольскому корню. Материалы археологических исследований и исторические данные показывают, что не только лошади Средней Азии, но и лошади южнорусских степей были крупнее и лучше монгольских, что объясняется, с одной стороны, более высоким уровнем культуры народов Средней Азии и юго-востока Европы, а с другой — более благоприятными климатическими условиями районов разведения этих лошадей.
Общность строения и конституции, свойственная большинству пород лошадей, разводимых в условиях сухих степей с резко континентальным климатом, дает основание выделить их в самостоятельный тип степных лошадей.
В послеледниковый период, параллельно с развитием степных разновидностей лошади, в обширной полосе лесов, образовавшихся на месте отступивших ледников, по-видимому, развивались другие, лесные разновидности дикой лошади.
Часть этих лошадей могла происходить от толстокостных приледниковых форм верхнего плейстоцена (лошади Северной Сибири), которые, оказавшись в условиях лесного ландшафта, изменились по телосложению и измельчали. У этой группы лошадей сохранились некоторые наименее изменчивые черты сложения, свидетельствующие об их происхождении от приледниковых толстокостных лошадей: узколобость, длинномордость, большая складчатость зубов, толстый костяк.
Другая большая группа современных лошадей лесного типа, по-видимому, произошла от степных лошадей. Еще в доисторический период степные лошади могли попасть на территорию с лесным ландшафтом, где под воздействием условий окружающей среды и приобрели черты лесной лошади.
В отличие от первой группы лесных лошадей, они сохранили отдельные, наиболее консервативные черты сложения, унаследованные от степных лошадей: широколобость, короткомордость, малую складчатость зубной эмали.
Ископаемые остатки лошадей неолита и более поздних периодов показывают, что в Европе в это время уже не было крупных лошадей. Поэтому нет оснований считать современных тяжеловозных лошадей происходящими от крупных толстокостных лошадей верхней) плейстоцена (Е. с. germanicus, Е. с. minor) или от более древних форм Е. Abeli, Е. mosbacliensis (нижнего плейстоцена), как это делали Антониус и Адамец.
Появление крупной тяжелой лошади вызвано потребностями человеческого общества, т. е. социально-экономическими факторами.
В период средневековья, когда для рыцарской конницы с весом всадника и вооружения до 200 кг появилась потребность в крупной и массивной лошади, стали создавать лошадей такого типа.
В дальнейшем с развитием капитализма и интенсификацией сельского хозяйства потребовалась крупная тяжелая лошадь для удовлетворения нужд городского транспорта, промышленности и сельского хозяйства. Под влиянием этого спроса стали еще более укрупнять и вновь создавать породы тяжелых рабочих лошадей. Так что современные породы тяжеловозных лошадей были созданы в более позднее время, чем древние верховые породы, т. е. примерно за последние 300—350 лет.
Классификации пород лошадей. Для облегчения изучения хозяйственно полезных качеств, экстерьерных признаков, истории образования и биологических особенностей различных пород лошадей ученые разных времен разрабатывали системы их классификации.
Создание пород сельскохозяйственных животных происходило под воздействием двух основных факторов: 1) естественно-исторических условий, или условий окружающей среды; 2) социально-экономических факторов, т. е. потребностей человеческого общества. Ведущими явились социально-экономические факторы. Чем выше уровень развития человеческого общества, тем в меньшей степени оказывают влияние естественно-исторические условия, так как человек, изучая и овладевая силами природы, защищает разводимых им животных от неблагоприятного воздействия стихии и умело использует полезные природные факторы для создания новых пород и совершенствования существующих.
В 1855 г. русский академик А.Ф. Миддендорф предложил классифицировать конские породы по основному хозяйственно полезному признаку — по аллюрам. Он подразделял все породы на две группы: 1) лошадей быстрых движений и 2) лошадей медленных движений, или шаговых. Недостатком этой классификации является то, что она не охватывает все типы и породы лошадей. Если принять за основу аллюр, при котором лошадь может проявить наивысшую производительность в соответствии со своим типом, то эта классификация хорошо может характеризован. крайние специализированные типы лошадей — быстро-аллюрный верховой (породы — чистокровная верховая, ахалтекинская, арабская и др.), быстроаллюрный упряжной (орловский рысак, русский рысак, американский рысак), медленно-аллюрный тип тяжелых рабочих пород. Ho большая группа пород лошадей универсального использования в этой классификации не находит места.
Профессор П.Н. Кулешов внес дополнения в данную классификацию. Сохранив деление пород лошадей на две основные группы, — быстрых и медленных аллюров, — внутри каждой группы ой выделил еще подгруппы на основании происхождения лошадей и их типа.
Классификация профессора П.Н. Кулешова представляется в следующем виде.
Происхождение лошади и системы классификации пород лошадей

Профессор Франк делил все породы лошадей па две группы. Первая группа — лошади восточного типа, которым свойственна общая сухость конституции, энергичный темперамент, тонкий, плотный костяк. Голова у лошадей этого типа небольшая, легкая, сухая, широкая во лбу, тонкая в лицевой части; конечности тонкие, сухие без щеток; волосы гривы и хвоста слабо развиты. Вторая группа лошади западного типа, характеризуются общей сыростью конституции, толстым костяком, флегматичным темпераментом, крупным ростом и большим живым весом. Голова у них большая, грубая, относительно узколобая, с выпуклым профилем, с сильно развитой лицевой частью и менее развитой мозговой; ноги толстые, сырые, с сильно развитыми щетками, с большими широкими копытами; волосы гривы и хвоста сильно развиты.
Профессор Юарт предложил классифицировать породы лошадей на типы: лошади плоскогорий, низменных степей и лесные. Характеристика лошадей плоскогорий по Юарту совпадает с характеристикой лошадей восточного типа по Франку, лошадей низменных степей — с лошадьми западного типа. Лошади лесного типа — некрупные, имели удлиненный формат туловища, сильно развитые волосы гривы и хвоста, среднюю по величине, относительно широкую во лбу голову, недлинные со среднеразвитыми щетками конечности.
Юарт предполагал, что каждый из выделенных им типов лошадей имел своего дикого предка, обитавшего в местах формирования этого типа. Юарт признавал полифилетическое происхождение современных домашних лошадей, т. е. от нескольких диких предков.
Русский профессор А.А. Браунер считал, что предками лошадей всех современных пород были северная лошадь, имевшая массивное телосложение, удлиненное туловище с короткими конечностями, и южная, отличавшаяся общей сухостью телосложения, укороченным корпусом, длинными конечностями и быстро-аллюрностью.
Северная лошадь, как он полагал, обитала в зонах умеренного климата, довольствовалась большими количествами грубого корма. Южная лошадь обитала в зонах сухого жаркого климата и наряду с грубыми получала концентрированные корма.
Имеющиеся материалы о происхождении домашних лошадей позволяют предполагать, что все домашние лошади произошли от одного дикого предка, который видоизменялся в различных зонах обитания под воздействием условий окружающей среды. Нет никаких оснований для каждого типа современных пород лошадей (верхового, тяжеловозного и др.) искать дикого предка. Породы лошадей создавались под воздействием человека, в интересах удовлетворения его потребностей.
Лошади настолько изменились, что не могут быть полностью схожи ни с каким диким предком. Отсюда ясно, что все приведенные классификации, основанные на признании для каждой группы пород определенного дикого предка, в данное время не могут быть приняты и не могут считаться научно-обоснованными.
В.И. Калинин и Г.Г. Хитенков предложили классификацию пород лошадей с учетом происхождения лошади, уровня зоотехнической работы человека, характера производительности лошади и условий разведения. Все породы лошадей они делят на три группы: северную, южную и смешанную. В каждой группе по степени заводской работы выделяется подгруппа: примитивных, переходных и заводских пород. В каждой подгруппе по производительности выделены шаговые или тяжеловозные, быстроаллюрные (верховые, упряжные) и неспециализированные породы.
Эта классификации была несколько переработана Л.В. Каштановым и опубликована в I томе «Книги о лошади» под редакцией С.М. Буденного.
По хозяйственно полезным признакам породы лошадей делят на следующие группы: тяжеловозные, упряжные (рысистые, средние сельскохозяйственные), верховые, верхово-вьючные и верхово-упряжные.
Ближайшими к лошади среди выше живущих эквидов являются следующие подроды.
а) Ослы, которые делятся на две группы: 1) настоящие ослы — африканские, 2) полуослы — азиатские. Африканские ослы серой масти, с длинными ушами, подразделяются на две разновидности — нубийского осла, основного предка домашнего, и сомалийского. Полуослы имеют желтоватую окраску и более короткие уши по сравнению с настоящими ослами. К полуослам относятся кианг, кулан и онагр. Кианг водится в Тибете, кулан — в Монголии и Среднеазиатских республиках бывш. СССР. Ареал распространения онагра с юга примыкает к ареалу кулана.
б) Зебры — делятся на несколько видов: собственно зебру, грэвисву зебру, бурчеллиеву, чэпмэнову и др.
Все зебры имеют полосатую черно-желтую окраску, стоячую гриву и хвост, обросший с половины репицы. Зебры встречаются на юге и юго-востоке Африки, кроме грэвиевой, наиболее крупной, обитающей в Абиссинии.