Стабилизация компонентов комбикормов

15.09.2015

Корма животного происхождения. Жиры животные кормовые, рыбная и мясо-костная мука и др. содержат много протеина, аминокислот, жира, богаты витаминами, микроэлементами и служат ценными белково-витаминными компонентами комбикормов.
Однако перечисленные продукты даже в сухом виде при обычных условиях хранения легко подвергаются гидролитическому и окислительному распаду, в результате чего резко снижается их питательная ценность. При незначительном увлажнении они становятся исключительно благоприятной средой для развития разнообразной микрофлоры, не только сапрофитной, но и патогенной.
В отечественной и зарубежной литературе имеются сообщения, касающиеся главным образом зараженности рыбной, мясо-костной муки и других белковых продуктов бактериями рода Salmonella, а также энтеропатогенными штаммами Escherichia coli. Наличие или отсутствие указанных бактерий в настоящее время служит основным и единственным показателем при санитарной оценке кормов животного происхождения.
При изучении предельных сроков выживаемости бактерий рода Salmonella было установлено, что виды S. typhimurium и S. ent. Garneri сохраняли жизнеспособность в сухой мясо-костной и рыбной муке в течение одного года. При этом указанные виды не теряли своих патогенных свойств.
Однако на кормовых продуктах животного происхождения, кроме бактерий рода Salmonella, постоянно встречаются мицелиальные и дрожжеподобные грибы, гнилостные и жирорасщепляющие палочковидные бактерии и кокки, не исключено присутствие анаэробных клостридий и многих других видов микроорганизмов. Перечисленная микрофлора широко распространена в окружающей среде, откуда обязательно, и нередко - в значительных количествах, попадает на любые кормовые продукты. Среди многочисленных бактерий и особенно грибов, загрязняющих компоненты комбикормов в процессе производства и хранения, встречаются виды, не только длительное время выживающие в сухих субстратах, но и способные развиваться на них при пониженных температурах.
Развитие микрофлоры значительно ускоряет процессы разложения белковых веществ и жира, в результате чего резко ухудшаются органолептические показатели компонентов комбикормов и возрастает вероятность образования продуктов распада, токсичных для животных и птицы.
Известно, что некоторые виды сапрофитных бактерий и грибов при благоприятных для их развития условиях становятся источником образования специфических токсических веществ - афлатоксинов, энтеротоксинов и др. Следует отметить, что вопросы выживаемости и условий развития сапрофитной микрофлоры при хранении кормовых продуктов животного происхождения почти не изучались.
В литературе практически не существует рекомендаций о возможности использования каких-либо средств и методов, способных подавлять или стабилизировать развитие нежелательной сапрофитной микрофлоры при хранении белковых компонентов.
Жиры животные кормовые и витамины липидной природы относятся к веществам, склонным к самоокислению кислородом воздуха, в результате чего понижается биологическая ценность продуктов. Как правило, в кормопроизводстве используются жиры, которые на мясоперерабатывающих предприятиях обычно являются вторичным сырьем и подвергаются порче в результате накопления продуктов окисления -перекисей. Для предотвращения названных процессов применяют антиоксиданты. В нашей работе изучены антиоксиданты - сантохин и дилудин, их свойства, влияние температуры на равномерность смешивания с жиром, окисление витаминов А, Е, D в жире и стабильность при хранении.
Дилудин представляет собой желтый с зеленой флуоресценцией кристаллический порошок со слабым специфическим запахом. Нерастворим в воде, растворим в хлороформе, этаноле, растительном масле. Это нейтральное вещество, но в концентрированных кислотах медленно разлагается.
Дилудин имеет влажность 3,2%, объемную массу - 480-485 г/л, угол естественного откоса - 47-48 град., гигроскопическую точку -55%, распыляемость - 10%, средний размер частиц - 0,12 мм и гранулометрический состав: сход с сита размером отверстий 0,4 мм -0,5%; 0,2 мм - 5,5%; 0,1 мм - 59,0% и проход сита 0,1 мм - 35,0%. Вместе с тем он является несыпучим продуктом, комкуется.
Наиболее важным показателем, характеризующим технологичность продукта, является возможность его дозирования. Результаты дозирования препарата дилудина представлены в табл. 46.

Стабилизация компонентов комбикормов

Анализ данных показывает, что при изменении дозирующей щели от 10 до 25 делений производительность дозатора колебалась от 0,28 до 2,13 кг/мин. Дозирование продукта на щели в 10 делений происходит неравномерно, отклонения от средней производительности равны +42,1/-61,1%. При увеличении дозирующей щели происходит уменьшение погрешностей при дозировании. Необходимо отметить, что дозирование дилудина на всех щелях дозатора ДТК происходит с отклонениями, превышающими допустимые нормы. Поэтому для обеспечения более точного дозирования и более равномерного распределения антиоксиданта в комбикорме и белково-витаминно-минеральной добавке (БВМД) необходимо осуществить ввод его в виде предварительных смесей (премиксов).
Премикс с дилудином готовился по схеме, предусмотренной инструкцией по производству премиксов. Антиоксидант добавлялся в количестве 1,25% на второй стадии смешивания в смесителе МС-50 с компонентами, не требующими измельчения. Смеситель работал в паспортном режиме с экспозицией смешивания 7 мин.
В качестве наполнителя использовались отруби пшеничные со средним размером частиц 0,48 мм.
Полученный премикс с дилудином имел средний размер частиц 0,42 мм, объемную массу 390 г/л, угол естественного откоса - 44-45 град., влажность - 11,6%. Для сравнения приводим показатели качества премикса без антиоксидантов - влажность 11,1%, объемная масса - 376 г/л, угол естественного откоса - 48 град, и средний размер частиц 0,42 мм. Из вышеизложенного следует, что ввод дилудина в премиксы не ухудшает его основные технологические показатели. Анализ отобранных проб при смешивании премикса с дилудином показывает его равномерное распределение, коэффициент неоднородности равен 4,5%.
Для определения равномерности распределения премикса с дилудином в комбикорме и БВМД были приготовлены опытные партии на смесителе противоточного типа МС-50. В комбикорм (рецепт 1-14) дилудин вводился в количестве 0,0125% и 0,02% в виде 1%-ного премикса, а БВМД - в количестве 0,05 и 0,08% в виде 4%-ного премикса и 0,0125% в виде 1%-ного премикса.
Некоторые качественные показатели полученных смесей и коэффициенты неоднородности распределения в них дилудина приведены в табл. 47.
Анализируя результаты, необходимо отметить, что при всех исследуемых концентрациях дилудин, введенный в виде премикса, равномерно распределяется в полученных смесях; коэффициент неоднородности колеблется от 4,5 до 8,1 %.
Как выше отмечалось, более широкое распространение как антиоксидант получил сантохин.
Стабилизация компонентов комбикормов

Сантохин представляет собой маслянистую жидкость от светло-желтого до светло-коричневого цвета с удельным весом 1,03-1,04. Это нестойкое соединение довольно быстро окисляется. Процесс окисления усиливается в присутствии света, кислорода воздуха и при повышении температуры. Сантохин хорошо растворяется в органических растворителях, животных и растительных маслах и нерастворим в воде.
Важной физико-химической характеристикой сантохина является вязкость. В связи с этим определялась вязкость сантохина и устанавливалась зависимость ее от температуры. Графическое изображение представлено на рис. 1.
Стабилизация компонентов комбикормов

В результате исследований было установлено, что при повышении температуры сантохина до 65° С происходит резкое снижение его динамической вязкости с 0,2843 до 0,040 н*с/м2.
Данные литературы и собственные исследования показали, что стабилизирующий эффект антиоксидантов повышается при условии ввода их в смеси с жиром. Жир способствует, с одной стороны, более равномерному распределению антиоксидантов в корме, особенно при вводе их в малых концентрациях; с другой стороны - предохраняет от разрушения биологически активных веществ при хранении. При использовании для стабилизации биологически активных веществ антиоксидантов с жиром смесь должна быть перемешана до однородного состояния. В связи с этим были выполнены также исследования, в задачу которых входило:
- установление зависимости качества распределения антиоксидантов от их концентрации в жире;
- выявление оптимального соотношения между количеством антиоксиданта и жира, обеспечивающего наиболее равномерное его распределение в комбикорме, БВМД и премиксе.
Смешивание антиоксидантов (сантохина и дилудина) с жиром производилось на лабораторной мешалке лопастного типа при 120 об/мин и экспозиции перемешивания 150 с. Соотношения между количеством антиоксиданта и жира были следующие: 1:150, 1:100, 1:50, 1:40, 1:20, 1:10, 1:2, 1:0,5.
Каждый опыт выполнялся в следующем порядке. Жир подогревался до температуры 60 °C в специальном сосуде. Затем добавлялся антиоксидант в количестве, обеспечивающем заданное соотношение. Для ликвидации влияния на качество смешивания высоты уровня перемешиваемой жидкости в опытах она оставалась постоянной. После смешивания отбирали пробы, которые анализировали на содержание антиоксиданта.
В табл. 48 приведены результаты распределения дилудина и сантохина в жире.
Анализ данных показывает, что сантохин при всех исследуемых концентрациях довольно равномерно распределяется в жире, о чем свидетельствуют невысокие значения коэффициентов неоднородности (7,9-9,9%).
Стабилизация компонентов комбикормов

В отличие от сантохина, порошкообразный дилудин трудно распределяется в жире. В процессе исследований было установлено, что при работе мешалки восходящий поток жидкости поддерживает частицы во взвешенном состоянии. При включении мешалки происходит расслоение смеси, которое особенно усиливается при увеличении концентрации антиоксиданта. Так, при соотношении антиоксиданта и жира 1:150 получена однородная смесь, видимо, за счет растворения антиоксиданта в предварительно подогретом жире. При перемешивании более концентрированных смесей распределение дилудина ухудшается. Так, при соотношении дилудина и жира 1:100 коэффициент неоднородности распределения антиоксиданта равен 14,1%, при соотношении 1:20 -увеличивается до 65,2%.
С повышением количества вещества, взвешенного в жире (1:0,5; 1:1), смесь приобретает пастообразный характер, не технологична и не подлежит вводу при помощи существующих средств.
Чтобы проследить качество распределения антиоксидантов при добавлении их в смеси с жиром в комбикорма, БВМД и премиксы, проводились опыты с использованием смесителя противоточного типа. В результате проведенных исследований установлено, что степень разбавления сантохина оказывает значительное влияние на качество смешивания при вводе смеси в комбикорм с небольшой концентрацией антиоксиданта (табл. 49).
Стабилизация компонентов комбикормов

Так, сантохин наиболее равномерно распределился при вводе в комбикорм в смеси с жиром в соотношении 1:150 (V = 17,0%) и наиболее неоднородно при соотношении 1:20 (V = 44,7%). Следовательно, при использовании сантохина в смеси с жиром для стабилизации комбикорма содержание жира должно быть не ниже 3% (соотношение 1:150). Сантохин, введенный в БВМД и премиксы, равномерно распределился при всех исследованных соотношениях с жиром.
Поскольку дилудин плохо смешивается с жиром, это, в конечном итоге, сказывается и на его распределении в сыпучих продуктах (коэффициенты неоднородности распределения в БВМД колеблются от 16,1 до 25,1%).
Смеси дилудина с жиром в соотношении 1:0,5 и 1:1 нетехнологичны, требуют применения ручного труда при вводе в комбикорм.
При проведении исследований по влиянию температуры на равномерность смешивания антиоксидантов с жиром и их стабильность при хранении были приготовлены опытные варианты по следующей схеме:
1. Жир без антиоксиданта.
2. Жир + сантохин.
3. Жир + дилудин.
Исследования проводили при температуре жира 40, 50, 60, 70 и 80 °C. На лабораторной мешалке в течение 3 минут сантохин и дилудин смешивали с предварительно подогретым до соответствующей температуры жиром.
Гомогенность смеси определяли сразу после смешивания по содержанию антиоксидантов в жире пяти проб от каждого варианта продукта, а стабильность их - через каждые 2,4, 6, 8 и 24 ч хранения при изучаемых температурах. Одновременно с этим анализировали образование перекисей жира. Поскольку не исключена возможность подогревания сантохина при его использовании, особенно в зимних условиях, проверена устойчивость чистой формы антиоксидантов при температуре 50 °C в течение 24 ч.
Данные о равномерности распределения антиоксидантов в жире при различной температуре сведены в табл. 50.
Стабилизация компонентов комбикормов

Из таблицы видно, что коэффициент неоднородности распределения сантохина при различной температуре был низким и колебался в пределах 1,1-7,3%, при этом с повышением температуры равномерность смешивания антиоксиданта с жиром увеличивалась. Подобного нельзя сказать о дилудине, коэффициент неоднородности распределения которого в жире был невысоким и составлял 22,5—36,3%. Какой-либо закономерности его изменения под влиянием температуры не наблюдалось.
Ввод сантохина в продукт с предварительно подогретым жиром предполагает изучение влияния различных температур в процессе хранения на устойчивость антиоксиданта. С этой целью были проведены исследования, результаты которых представлены на рис. 2.
Стабилизация компонентов комбикормов

Анализ материала показывает, что при хранении сантохина в жире при температуре 40, 50 и 60 °C активность его постепенно снижалась: через 8 ч сохранность антиоксиданта составляла 90,2-93,1%, а через 24 ч - 77,5-87,8%. Наиболее резкие потери его активности имели место при температурах 70 и 80 °С, при которых сантохин сохранялся через 8 ч соответственно на 68,5 и 68,0, а через 24 ч - на 65,5 и 65,0%.
Исследования чистого препарата сантохина, зависимость сохранности которого от продолжительности хранения графически изображена на рис. 3, констатируют, что антиоксидант при 50 °С был стабильным в течение 4 ч, В опыте сохранность его через 2 ч составляла 99,2%, через 4 - 96,9, через 6 - 96,4 и через 8 ч - 74,1%.
Данные о влиянии температуры жира на сохранность сантохина при смешивании изображены на рис. 4, из которого видно, что антиокислитель сохраняет почти полностью свою активность только при температурах 40,50, 60 °С. При 70 °C потери его уже составляли 16,0 и при 80 °C - 20,0%, а хранение в течение 2 ч данной смеси в этих условиях привело к разрушению 24-25% активного начала.
Стабилизация компонентов комбикормов

Что же касается влияния температуры на образование перекисей в жире с сантохином в процессе смешивания, то уровень их колебался в пределах 0,48-1,2 мЭ/кг, а в образцах без антиоксиданта составлял 0,96-2,88 мЭ/кг. Динамика накопления перекисей представлена на рис. 5, который показывает, что период индукции в жире с антиоксидантом имел место при температурах 40-60 °С.
При изучении влияния температуры жира и времени хранения на сохранность дилудина не отмечалось каких-то характерных и последовательных изменений антиоксиданта.
Данный факт обусловлен плохой растворимостью дилудина в жире, ввиду чего не представлялась возможной объективная оценка его количества. Антиокислитель быстро осаждался на дно емкости, а поэтому в навесках образцов содержание дилудина резко колебалось.
Стабилизация компонентов комбикормов

Результаты исследований влияния температуры и времени хранения на образование перекисей в жире, не стабилизированном и стабилизированном антиоксидантами, представлены в табл. 51.
Стабилизация компонентов комбикормов

Стабилизация компонентов комбикормов

Как видно из таблицы, изучаемые антиоксиданты ингибировали окисление жира. Наименьший уровень перекисей имел место в образцах с жиром, хранившихся при температурах 40-70 °С, при которых величина перекисного числа жира с сантохином не превышала 1,5 мЭ/кг, а в образцах с дилудином была не выше 2,0 мЭ/кг, в то время как в жире без антиоксиданта через 24 ч хранения при температуре 70 °C количество перекисей уже составляла 6,2 мЭ/кг.
Таким образом, проведенные исследования позволяют заключить, что смешивание сантохина с жиром следует проводить при температуре 40-60 °С, а хранить эту смесь в данных условиях - не более 8 ч (т. е. в течение одной смены). Продолжительность нагревания чистого препарата сантохина (коммерческого) при 50 °C не должна превышать 4 ч.
Для изучения окислительных процессов и способов их ингибирования пользуются ускоренными методами исследования, многочисленные модификации которых основаны на методе определения стойкости лярда к окислению в условиях высокой температуры (98, 100 или 110, 115, 120 °С). Н.М. Эмануэль и др. доказали, что окисление расплавленного жира при высокой температуре происходит по тому же кинетическому закону, что и твердого, тем самым обосновав теоретическое применение ускоренного кинетического метода исследования жиров. Мы в своей работе использовали этот метод. Было изучено действие сантохина и дилудина при термоокислительной деструкции масляных растворов витаминов А, К, D3, хранящихся в животном жире по отдельности и в смеси.
Стабилизация компонентов комбикормов

Образцы жира с антиоксидантами и витаминами хранили в термостате при температуре 110 °C и анализировали через 5, 10, 15 и 20 ч. Исходное содержание витаминов составляло: А - 3000 МЕ/г, E - 200 мг% и D3 - 4000 МЕ/г.
Результаты исследований влияния сантохина и дилудина на сохранность витамина А и окисление системы животный жир - витамин А показывают, что больший ингибирующий эффект выявлен у сантохина (табл. 52).
Стабилизация компонентов комбикормов

Окисление витамина А на протяжении срока хранения тормозится присутствием всех исследуемых концентраций сантохина. При этом максимальной антикосидантной способностью обладает сантохин в количестве 0,005% к весу продукта, где витамин А сохранился на 57,8%, а при концентрациях антиоксиданта 0,05 и 0,0125% сохранность его составляла 54,0 и 47,4%, соответственно; в контроле - 38%. Уровень сохранности витамина А в процессе хранения при количествах сантохина, равных 0,005 и 0,05%, были близки.
Подобная динамика наблюдается и в процессе окисления среды, в которой находится витамин А. Анализ данных показывает, что перекиси интенсивно накапливаются в контроле и в образце при содержании сантохина 0,0125%. Наибольшую стабилизирующую активность проявляет антиоксидант в концентрации 0,05%, причем все исследуемые концентрации сантохина более реакционноспособны в течение 10-15 ч хранения, после чего нарастание перекисей резко увеличивается. В связи в этим и разрушение витамина А также возрастает на протяжении 20 ч хранения.
Дилудин проявляет ингибирующие свойства в течение первых 5 ч хранения витамина А в животном жире. За этот промежуток времени витамин А в контроле и при концентрациях антиокислителя, равных 0,005, 0,0125 и 0,05%, сохранялся, соответственно, на 90,6; 98,9; 95,7 и 98,6%. После 5 ч воздействия температурного фактора дилудин оказывал прооксидантный эффект.
При изучении динамики образования перекисей в исследуемых вариантах опыта установлено, что процессы окисления тормозятся 0,05 и 0,0125%-ной концентрацией дилудина, особенно в первые 10-15 ч хранения, а к 20 ч содержание перекисей находится почти на одном уровне с контролем. Наибольшая антиокислительная эффективность дилудина проявляется при концентрации его 0,005%. Этот антиоксидант в количестве 0,005% к весу жира обладает проокислительными свойствами, начиная с 10 ч хранения.
Данные о сохранности витамина D3 в жире животном кормовом свидетельствуют, что все исследуемые концентрации обоих антиоксидантов проявляют стабилизирующий эффект по отношению к витамину D3 в течение 20 ч хранения (табл. 53).
Стабилизация компонентов комбикормов

Антиокислительная способность сантохина и дилудина проявлялась практически в одинаковой степени при несколько большей активности сантохина. В конце опыта сохранность витамина D3 в присутствии антиоксидантов составила 23,9-38,0%, а в контроле - 23,5%, Минимальными оказались потери витамина при количествах антиокислителей, равных 0,0125% сантохина (витамин D3 сохранялся на 38%) и 0,0125% дилудина (витамин D3 сохранился на 31,9%). Остальные концентрации проявили антиоксидантное действие в меньшей степени.
При анализе образцов жира, в котором хранился витамин D3, на содержание перекисей было обнаружено, что оба антиоксиданта являются весьма активными ингибиторами процессов окисления. Так, в контроле после 20 ч. хранения количество перекисей было 177,6, а в образцах с дилудином - 72,0-86,4 и с сантохином - 27,2-45,2 мЭ/кг жира, т. е. сантохину свойственен более сильный антиоксидантный эффект по сравнению с дилудином. Относительно высокие показатели процесса окисления в контроле подтверждают еще раз проокси-дантное действие витамина D3. Сантохин наилучшие стабилизирующие свойства проявляет при хранении жира в течение 15 ч, а дилудин -в течение 10 ч. Максимальные антиоксидантные свойства проявляются при концентрациях, равных 0,005 и 0,0125% сантохина, 0,0125 и 0,05% дилудина от веса жира.
Сравнительные исследования стабилизирующего действия различных концентраций сантохина и дилудина на сохранность витамина E в животном жире показали, что в течение 20 ч хранения образцов все концентрации применяемых антиокислителей не проявляли достоверного стабилизирующего влияния на сохранность а-токоферилацетата (табл. 54).
Данный факт, видимо, обусловлен антиокислительными свойствами витамина Е. Известно, что ингибирование окисления смесями антиокисдантов, реагирующих с различными радикалами, чаще всего неэффективно (витамин E реагирует с перекисными, а нитроксильные производные сантохина - с алкильными и перекисными радикалами). В этом случае вероятность одновременного попадания молекул различных антиоксидантов в место зарождения пар активных радикалов, обусловливающих развитие цепей окисления, очень мала.
Окислительные процессы в гетерогенной системе, состоящей из α-токоферилацетата, антиоксидантов и технического жира, ингибируются как сантохином, так и дилудином, причем сантохин более активен, чем дилудин. Наибольший стабилизирующий эффект сантохина выявлен в концентрации 0,05%, немного меньший - в количестве 0,0125%.
Дилудин тормозит термоокислительную деструкцию в исследуемой системе почти одинаково при всех его концентрациях. В начальный период хранения (в течение 10 ч) лучшей антиоксидантной активностью обладает концентрация дилудина, равная 0,005%, к концу хранения (через 20 ч) - 0,05%.
Стабилизация компонентов комбикормов

Изучение сравнительного стабилизирующего действия антиоксидантов для смеси витаминов А, Е, D3 в животном жире показало, что при применении сантохина сохранность витаминов А и E была максимальной при концентрации антиоксиданта, равной 0,005%, а витамина D3 - 0,0125% и составила, соответственно, 41,0; 19,2 и 34,8% от исходного количества витаминов (табл. 55).
В контроле витамин А сохранился на 13,7, витамин E - на 13,4 и витамин D3 - на 9,8%. Следовательно, сантохин значительно повышает устойчивость жирорастворимых витаминов к окислению.
Подобного нельзя сказать о накоплении перекисей в этой весьма сложной химической смеси биологически активных веществ, в которой образование продуктов окисления равномерно прогрессирует в течение 20 ч хранения. Через 20 ч количественное содержание перекисей во всех исследуемых образцах было примерно одинаковым, независимо от концентрации сантохина, и колебалось от 11,8 до 13,1 мЭ/кг жира. В контрольном образце их уровень был даже ниже по сравнению с опытным.
Подобная закономерность имеет место и в образцах жира, стабилизированного дилудином.
В контрольном же образце жира с витаминами без добавления синтетического антиоксиданта скорость перекисного окисления уменьшается благодаря присутствию естественных ингибиторов - токоферола и витамина А.
Стабилизация компонентов комбикормов

В опыте с добавлением сантохина в образцы жира, не содержащего витаминов А, Е, D3 получен антиокислительный эффект всех его концентраций. В частности, при содержании сантохина 0,0125 и 0,05% количество перекисей после 20 ч хранения образцов равнялось 7,4, при 0,005% концентрации - 11,1 и в контроле - 16,2 мЭ/кг жира. Эти результаты исследований подтверждают наши данные, полученные ранее.
Сравнительный анализ антиокислительного действия различных концентраций дилудина для витаминов А, Е, D3 в этом опыте показал, что сохранность витаминов А и E была наилучшей при содержании антиоксиданта, равном 0,0125% от веса образца, и составила соответственно 27,1 и 27,9%. Большая часть эргокальциферола разрушилась при хранении. Данный факт свидетельствует о том, что дилудин в этом случае является малоактивным ингибитором окисления витамина D3. Последний, в свою очередь, будучи прооксидантом, способствует интенсивному инициированию побочных реакций окисления и образованию тем самым дополнительных свободных радикалов.
Что же касается накопления перекисей в этих вариантах опыта, то как и в предыдущем случае с сантохином, через 20 ч хранения уровень их был почти одинаков и выражался в пределах от 11,8 в контроле до 13,6 мЭ/кг жира в образце с содержанием 0,0125% дилудина.
Сравнивая стабилизирующую способность изучаемых антиоксидантов по отношению к жиру без добавления витаминов, можно заключить, что активность сантохина выше, чем дилудина, в то время как образование перекисей в системе жир-витамин А, Е, D3 данные ингибиторы не тормозят.
Проведенные исследования по изучению свойств сантохина и дилудина, позволили сделать вывод, что названные антиоксиданты ингибируют процессы окисления жира и жирорастворимых витаминов в концентрации 0,05% от массы жира.
Для исследований в производственных условиях использовали смешанный жир (говяжий и свиной), полученный после вытопки мясокостного сырья на Воронежском мясокомбинате. Вытопленный жир заливали в деревянные бочки с полиэтиленовым вкладышем, далее его охлаждали в цехе до температуры 40-45 °С. Предварительно взвешивали антиоксиданты из расчета 0,05% от массы жира в бочке — 200 кг, растворяли в 4-5 кг жира при температуре 50 °С. После растворения смеси жира с сантохином и дилудином (по отдельности) выливали в бочки, доливали жир до пробки и тщательно перемешивали.
В контрольной бочке содержался только смешанный жир, в первой опытной бочке - жир с сантохином, во второй - жир с дилудином. В дальнейшем бочки с жиром хранили на Воронежском экспериментальном комбикормовом заводе в цокольном темном помещении при температуре (18±2)° С в течение 7 мес. и контролировали ежемесячно по содержанию сырого жира, кислотному, перекисному и йодному числам, а также по числу омыления.
В результате выполненного производственного опыта было обнаружено:
- уровень сырого жира за 7 мес. снизился на 0,2%, с 99,6 до 99,4%, во всех партиях жира;
- кислотное число жира в партии жира с сантохином повысилось с 82,3 (исходная величина) до 114,1 мг КОН/г к 6 мес. и до 124,4 мг КОН/г к 7 мес., в партии жира с дилудином - до 112,5 мг КОН/г к 6 мес. и до 128,1 мг КОН/г к 7 мес., а в контрольном варианте без антиоксиданта достигло 157,3 мг КОН/г к 6 мес. и до 165 мг КОН/г к 7 мес. хранения;
- число омыления в процессе хранения увеличивалось в партии жира с сантохином со 121,3 мг КОН/г (исходный уровень) до 203,2 мг КОН/г к 6 мес. и до 216 мг КОН/г к 7 мес., в варианте с дилудином до 201,8 мг КОН/г к 6 мес. и до 214 мг КОН/г к 7 мес., а в варианте опыта без антиоксиданта - соответственно, до 238,4 и 244,4 мг КОН/г;
- показатели величин перекисного числа с исходным уровнем 0,18% йода и йодного числа с исходным уровнем 58,4% йода в процессе хранения опытных партий жира изменялись скачкообразно и определенных закономерностей не имели;
- к 4 мес. хранения в партии жира без антиоксиданта наблюдались признаки прогорклости и появление зеленоватого цвета плесени в окружности пробки, а в партиях жира с антиоксидантами подобные явления были зафиксированы к 7 мес. хранения.
В результате проведенных экспериментов рекомендуется хранить жир животный стабилизированный в бочках с полиэтиленовыми вкладышами в течение 6 мес.
Рыбная мука вводится в комбикорма в количестве 3-5%, а в состав БВМД-10-15%.
В связи с сезонностью работы рыбной промышленности запасы рыбной муки на комбикормовых заводах хранятся иногда до 4-6 и более месяцев. Поэтому проблема сохранения ее высокого качества приобретает важное значение. По данным практики и сообщениям отечественной и зарубежной литературы, известно, что рыбная мука при хранении может подвергаться самосогреванию, прогорканию, плесневению и приобретать токсические свойства вследствие развития некоторых видов микроорганизмов. В связи с этим проводилось изучение изменения биохимического состава и микрофлоры жирной (содержание жира 18-20%) и нежирной (содержание жира до 8%) рыбной муки с целью установления предельных сроков ее хранения в зависимости от условий влажности и температуры, а также применения антиокислителей и регулируемой газовой среды (РГС).
Образцы свежеприготовленной муки, искусственно увлажненные до 8, 10, 12, 14 и 16%, хранили в лабораторных и складских условиях яри температурах 20, 10,0 и -5 °C в течение 250 сут.
Изучение влияния температуры и влажности на химический состав нежирной муки показало, что при хранении в продукте несколько снижается содержание сырого белка и жира, но особенно нестабильно содержание водорастворимого белка, являющегося наиболее ценной частью азотистых веществ рыбной муки.
Потери сырого белка при хранении нежирной муки влажностью 8-10% при температуре 20° С составили 50-60%. Потери водорастворимого белка (при исходном содержании его от 8,7 до 9,6% на сухое вещество) за тот же период составили 35-40%, а при влажности муки 12% потери достигали 45%. Содержание аммиака увеличивалось пропорционально снижению содержания водорастворимого белка.
При хранении муки наблюдались значительные изменения жировой фракции продукта, особенно при положительных температурах. Содержание сырого жира в муке влажностью 8-10% уменьшилось с 8,3 до 5,8%, а в муке влажностью 16% - до 4,8%. Соответственно, кислотное число жира в муке возросло в 2,6 и 4 раза по сравнению с исходным.
Все процессы разложения питательных веществ и накопление продуктов распада в жирной муке протекали интенсивнее по сравнению с нежирной мукой. Так, за 250 сут. хранения потери сырого белка при всех значениях влажности в среднем составили 5-10%. Потери водорастворимого белка в продукте влажностью 10-12% при температуре 20 °C в течение указанного срока достигали 57% от его исходного содержания, которое составляло 16,6-20,1% на сухое вещество.
В ходе хранения жирной муки наблюдались заметные потери сырого жира в соответствии с повышением влажности продукта и продолжительностью срока его хранения. Во время хранения в рыбной муке с исходным содержанием жира 17,9% при влажности 12% количество жира снизилось до 11,6%, при влажности 14% - до 10,9%, а в рыбной муке влажностью 16% - до 10%, т. е. содержание жира в последнем случае снизилось на 56,4% по сравнению с исходным. В соответствии со снижением содержания жира наблюдалось повышение кислотного и перекисного чисел.
К концу срока хранения в муке влажностью 8% кислотное число жира возросло почти в три раза, а при влажности 16% - более чем в четыре раза по сравнению с исходным. Примерно так же увеличилось и перекисное число. Особенно активно процессы гидролитического распада белка и окисления жира протекали при температуре 10-20 °С.
В рыбной муке влажностью 12-16% при указанных температурах наблюдалось слеживание, образование плотных комков с прогорклым запахом, потемнение продукта с 60 сут. хранения. При температурах 0 и -5 °C процессы гидролиза и окисления заметно замедлялись, но не прекращались даже при -5 °C и влажности продукта 10-12%. Количество водорастворимого белка уменьшилось на 19-26%, а при 0 °C -на 32-37%. Возрастали также потери сырого жира и наблюдалось увеличение кислотного и перекисного числа независимо от температуры хранения.
Более активное протекание гидролитических и окислительных процессов в жирной муке по сравнению с нежирной объясняется значительно большим содержанием в ней водорастворимого белка и жира и более высокой гигроскопичностью при хранении продукта в условиях относительной влажности воздуха 70% и выше.
При увеличении влажности воздуха от 80 до 100% равновесная влажность жирной муки повышалась, соответственно, от 12,7 до 16%; повышение равновесной влажности от 9,6 до 19,7% для нежирной муки при тех же условиях составляло в среднем 10,1%. Повышенная гигроскопичность жирной муки при высокой относительной влажности окружающего воздуха объясняется наличием в продукте поваренной соли и значительным содержанием водорастворимого белка.
Приведенные данные подтверждаются результатами исследований, полученными во ВНИИКП. Изучение равновесной влажности рыбной муки с содержанием жира 5 и 24% показало, что при низких значениях относительной влажности воздуха 30 и 40% равновесная влажность нежирной муки была выше, чем жирной. При влажности воздуха 61-64% кривые равновесной влажности у жирной и нежирной муки пересекались, при влажности выше 64% равновесная влажность жирной муки превышала равновесную влажность нежирной.
При изучении изменений состава микрофлоры в процессе хранения рыбной муки было установлено, что в продукте влажностью 8, 10 и 12% заметного развития бактерий и грибов не наблюдалось за весь период хранения независимо от температуры.
Изменения состава микрофлоры в жирной и нежирной муке показали, что в нежирной муке влажностью 16% при температуре 20 °C заметно возрастало число грибов (в 4-5 раз по сравнению с исходным) в течение 10-15 сут. от начала хранения. При влажности 14% число грибов несколько возросло в течение 25-30 сут. Развития грибов в рыбной муке при температуре 10, 0 и -5 °C отмечено не было. В составе грибов выявлялись в основном виды Aspergillus - Asp. niger, Asp. ochraceus и др. В дальнейшем в течение 90-120 сут. наблюдалось постепенное отмирание грибов.
Развитие грибов в жирной муке обнаружено не было, независимо от влажности продукта и температуры хранения. Число бактерий, в составе которых преобладали различные микрококки и бесспоровые палочки рода Pseudomonas, при влажности 16% и температуре 20 °C заметно возросло за период от 10 до 35 сут. от начала хранения, причем наблюдалось значительно более активное развитие бактерий в жирной муке по сравнению с нежирной. При дальнейшем хранении число бактерий постепенно снижалось как в жирной, так и нежирной муке. Необходимо отметить, что пониженные температуры 10 и 0 °C не являлись препятствием для развития психротолерантных видов Pseudomonas, особенно на жирной муке.
Некоторые особенности в составе и характере изменения микрофлоры жирной и нежирной муки объясняются существенными различиями химического состава этих продуктов. Кроме того, жирная мука более гигроскопична при относительной влажности воздуха выше 70%. Она оказалась благоприятной средой для развития гнилостных и жирорасщепляющих видов бактерий. Нежирная мука беднее питательными веществами, но оказалась подходящим субстратом для грибов - плесеней хранения, менее требовательных к условиям развития по сравнению с бактериями.
При сопоставлении данных химических и микробиологических исследований было отмечено, что начало накопления продуктов распада белков и окисления жира в рыбной муке влажностью 16 и 14% следовало непосредственно за периодом максимального развития микрофлоры.
Если максимальное число микроорганизмов выявлялось на 15-20 сут. от начала хранения, то заметное увеличение содержания аммиака, аммиачного азота, азота летучих оснований и повышение кислотного числа жира рыбной муки отмечалось примерно на 20-30 сут. Особенно это заметно в жирной муке. При дальнейшем хранении развитие микрофлоры и накопление продуктов распада и окисления становилось более медленным.
Накапливающиеся продукты распада, а также недостаточное количество влаги и воздуха оказывали подавляющее действие на микрофлору рыбной муки. Число микроорганизмов во всех образцах как жирной, так и нежирной муки после 30 дней хранения постепенно снижалось, но и качество продукта к этому времени резко ухудшалось по всем показателям.
В комбикормовой промышленности все более широкое применение в качестве антиокислителя приобретает сантохин. Выполнено уже немало работ, свидетельствующих о стабилизирующем действии сантохина на химический состав травяной, мясо-костной, рыбной муки, БВД и других продуктов.
В результате исследований влияния 0,04% спиртового раствора сантохина на сохранность и качество жира, белковых веществ, витаминов и состава микрофлоры жирной рыбной муки при хранении в условиях различной влажности и температуры было выявлено, что действие сантохина на интенсивность распада азотистых веществ проявлялось наиболее заметно при повышении температуры и влажности хранящегося продукта. В стабилизированной рыбной муке влажностью 8% за 250 сут. при температуре 20 °C потери водорастворимого белка составляли 39,4%, содержание аммиака возросло на 10,8% от исходного, в то же время без сантохина потери водорастворимого белка достигали 51,3%, количество аммиака увеличилось на 15,3%. При влажности 14% потери водорастворимого белка в рыбной муке с сантохином составили 48,8%, количество аммиака возросло на 54,8%, в продукте без сантохина — соответственно, на 65,7 и 68,5% от исходного. При понижении температуры хранения до 10 и 0 °C стабилизирующее действие сантохина уменьшалось, а при -5 °C становилось незначительным.
Такая же закономерность тормозящего действия сантохина наблюдалась при изучении интенсивности процессов гидролиза и окисления жира и сохранности витаминов. Особенно заметное влияние оказывал сантохин на снижение скорости нарастания кислотного и перекисного числа жира.
В исследованиях, проведенных с травяной мукой, было обнаружено, что при использовании сантохина в качестве стабилизатора каротина заметно снижалось число бактерий рода Pseudomonas. В меньшей степени сантохин оказывал подавляющее действие на грибы Aspergillus, Penicillium и почти не влиял на спорообразующие палочки Bacillus subtilis, Вас. mesentericus и др.
Исследование действия сантохина на микрофлору жирной рыбной муки при хранении с повышенной влажностью (16%) при комнатной температуре (18-20 °С) показало, что наиболее активное отмирание бактерий рода Pseudomonas наблюдалось уже через 10 сут. хранения. Число бесспоровых палочек при этом снизилось почти в два раза, а через 40 сут. - в десять раз по сравнению с исходным. К 60 сут. бактерий указанного рода в рыбной муке не было обнаружено. К концу срока хранения (90 суток) снизилось также число кокков и бацилл, но в меньшей степени по сравнению с неспорообразующими палочками.
Стабилизирующее действие на гидролитические, окислительные и микробиологические процессы в продуктах при хранении оказывает регулируемая газовая среда. Об этом свидетельствуют данные по изучению химического состава и микрофлоры рыбной муки при хранении в РГС.
Результаты исследований нежирной муки после 150 сут. хранения в РГС показали, что при влажности продукта 8-10% изменений в содержании белка и белковых фракций практически не происходило. В контроле потери водорастворимого белка составили 27,0-28,6%, соответственно увеличилось количество аммиака. В течение 250 сут. хранения муки в РГС количество жира уменьшилось на 3-7% (в контроле -на 20-22%), кислотное число увеличилось в 2,4 раза, перекисное - в 3 раза, качество жира практически не изменилось.
Аналогичные изменения белкового состава и качества жира были отмечены при хранении в РГС жирной рыбной муки. Наиболее заметные изменения наблюдались в составе витаминов. Сохранность витаминов PP3 B2, B1 в 2-3 раза выше по сравнению с контролем.
Исследования состава микрофлоры при хранении жирной и нежирной муки в РГС с содержанием кислорода 1-3% в лабораторных условиях показали, что в продукте влажностью 12-14% происходит существенное снижение числа бактерий и полное отмирание грибов в течение 150 сут. В контрольных образцах происходило заметное возрастание числа бактерий в жирной и грибов в нежирной муке к 30 сут. от начала хранения. После 30 сут. число микроорганизмов в контроле снижалось, однако к концу заданного срока сохранилось в значительно большей степени, чем в варианте с РГС (табл. 56).
Стабилизация компонентов комбикормов

Если при анализе исходного и хранящегося контрольного продукта грибы (разные виды Aspergillus) обнаруживались на плотной среде Чапека в виде хорошо развитых колоний с обильным спорообразованием, то при хранении в РГС на образцах, где отмечено присутствие грибов, они выявлялись в виде стерильного мицелия.
Колонии стерильного мицелия белого цвета, иногда с желтоватым или зеленоватым оттенком, развиты слабо, размеры их значительно меньше колоний грибов с нормальным спорообразованием. Отмечены изменения и в составе бактериальной микрофлоры. Если на исходном и контрольном продукте преобладали разные виды кокков и неспорообразующие палочки, то после хранения в РГС на продукте выявлялись, главным образом, бациллы - Bacillus cereus, Bacillus subtilis и др.
Таким образом, более заметное по сравнению с сантохином стабилизирующее действие на химический состав и микрофлору рыбной муки при хранении оказывает РГС с содержанием кислорода 1-3%.
Мясо-костная мука вырабатывается из отходов мясной промышленности и используется в качестве ценной обогатительной добавки для многих видов кормов; вводится в количестве до 12%. Мясо-костная мука содержит значительное количество ценных питательных веществ - белков, незаменимых аминокислот, жира, кальция, фосфора и различных микроэлементов.
Как и рыбная, мясо-костная мука представляет собой продукт, нестойкий в хранении, легко подвергается окислению и гидролизу, а также может служить благоприятной средой для развития разнообразной микрофлоры.
Изучение качества и микрофлоры мясо-костной муки при хранении позволило установить, что с повышением влажности продукта и температуры окружающего воздуха возрастают потери сырого протеина и водорастворимого белка, увеличивается количество выделяемого аммиака. Потери сырого протеина за 180 сут. хранения при температуре 20 °C и влажности продукта 10-14% составили 9-14% от исходного, содержание водорастворимого белка снизилось, соответственно, на 40-53%. При повышении влажности продукта и температуры хранения увеличились потери сырого жира, возросли его кислотное и перекисное числа.
При исследовании действия сантохина было обнаружено некоторое стабилизирующее его действие в концентрации 0,04% на качество муки влажностью 14%.
Несколько большая степень сохранения питательной ценности мясо-костной муки наблюдалась при использовании РГС с содержанием кислорода 1-3%. При хранении муки в течение 240 сут. в РГС с содержанием кислорода 1% количество сырого протеина в продукте снизилось всего на 1,5%, водорастворимого белка - на 4,2%, количество аммиака увеличилось незначительно. Содержание жира уменьшилось на 1,6%, кислотное и перекисное числа возросли незначительно. За это время в контрольном продукте количество сырого протеина снизилось на 10%, водорастворимого белка — на 40%, количество аммиака возросло более чем в полтора раза по сравнению с исходным, потери сырого жира достигли 6,6%, резко возросли кислотное и перекисное числа.
Микрофлора исходной свежеприготовленной мясо-костной муки была представлена неспорообразующими палочками Pseudomonas liquefaciens, Bact. alcaligenes, Esch. coli aerogenes и различными видами кокков. Спорообразующие палочки Bacillus cereus, Bacillus subtilis выявлялись после продолжительного срока хранения.
Общее число бактерий составило сотни тысяч в 1 г продукта, число грибов достигало тысяч и десятков тысяч в 1 г. Среди грибов преобладали представители рода Aspergillus, чаще других - Asp. niger, Asp. glaucus, Asp. flavus, Asp. candidus. Виды Penicillium, Rhizopus выявлялись после определенного срока хранения.
В лабораторных условиях было проведено исследование изменения состава микрофлоры в мясо-костной муке влажностью 7, 10 и 14% при температуре 20, 10 и 5 °C в обычных условиях и в регулируемой газовой среде с содержанием кислорода 1 и 5%.
В результате исследования было отмечено активное развитие бактерий и грибов в контрольном образце негранулированной муки влажностью 14% при температуре 20, 10 и 5 °C в течение всего заданного срока хранения - 135 сут. Несколько возросло за этот период, по отношению к исходному, число микроорганизмов в мясо-костной муке такой же влажности, которая хранилась в РГС с содержанием кислорода 5% при температуре 20 °С. Однако заметно снизилось число микроорганизмов при температуре 10 °C и особенно при температуре 5 °C в РГС с содержанием кислорода не более 1%.
В мясо-костной муке влажностью 7 и 10% в контроле и с применением РГС при температуре 20, 10 и 5 °C наблюдалось постепенное снижение общего числа микроорганизмов в течение всего срока хранения. Причем грибы в присутствии РГС в большинстве случаев полностью отмирали за 135 сут, а иногда и раньше этого срока.
Следует отметить, что грибы в РГС, как правило, не образовывали органов спороношения и выявлялись на питательной среде преимущественно в виде стерильного мицелия.
Был исследован состав микрофлоры мясо-костной муки жирной (содержание жира 20%) и нежирной (содержание жира 11%) при хранении ее в производственных условиях в металлическом силосе с применением РГС (содержание кислорода 1 и 3%) в течение 240 сут. Результаты исследований представлены в табл. 57.
Стабилизация компонентов комбикормов

Данные таблицы показывают, что выживаемость бацилл в контрольных образцах мясо-костной муки как жирной, так и нежирной достигала 240 сут. При использовании РГС срок выживаемости бацилл не превышал 180 сут. Срок выживаемости неспорообразующих бактерий несколько ниже, чем у спорообразующих. Выживаемость грибов рода Aspergillus в контрольных образцах достигала 180 сут.
При хранении мясо-костной муки с применением РГС грибы рода Aspergillus и другие почти полностью отмирали уже после 60 сут. от начала хранения как при 1%, так и при 3% кислорода в газовой смеси.
На основании проведенных исследований было установлено, что питательная ценность мясо-костной муки при хранении в складских условиях в течение 6 мес. существенно снижается. Пониженные температуры и применение сантохина тормозили в некоторой степени процессы гидролиза и окисления питательных веществ, однако действие указанных способов оказалось недостаточно эффективным.
Было установлено, что наиболее перспективным способом длительного хранения мясо-костной муки является применение РГС с содержанием кислорода не более 1%. При таком способе хранения отмечены наименьшие потери белковых веществ и жира, наблюдается заметное угнетающее действие на микрофлору продукта.
Травяная мука богата питательными веществами и используется как ценный белково-витаминный компонент комбикормов. Она является важнейшим натуральным источником каротина (провитамина А) и других витаминов, необходимых для нормальной жизнедеятельности животных и птицы.
Известно, что в живых зеленых растениях витамины и жиры защищаются от окисления природными антиокислителями - токоферолами, оксифлавонами и др. В процессе сушки травы и последующего ее дробления клеточные мембраны разрушаются, в результате чего окислительный распад витаминов и жиров резко ускоряется. Каротин травяной муки как ненасыщенный углеводород легко окисляется кислородом воздуха. Указанному процессу способствуют повышенная температура, свет, ферменты, а возможно, и плесени хранения, роль которых в этом направлении не выяснена.
В процессе хранения травяной муки в течение 8-9 мес. при обычных условиях потери каротина достигают 60-70% от исходного его содержания, что резко снижает ценность травяной муки как белкововитаминной добавки.
Способам снижения потерь каротина, т.е. его стабилизации в травяной муке при хранении, посвящено много работ отечественных и зарубежных исследователей по изучению синтетических антиокислителей (сантохина), регулируемой газовой среды и безвредных консервантов (органических кислот),
В числе исследованных антиокислителей - гидрохинона, бутилок-ситолуола, пропилгаллата и других - наиболее эффективным стабилизатором каротина травяной муки оказался сантохин. Потери каротина при хранении в течение 6 мес. негранулированной травяной муки, обработанной сантохином в концентрации от 0,015 до 0,25% к массе продукта, снижались на 10-15% по сравнению с контрольной мукой.
В ходе проведения опытов были разработаны способы внесения и равномерного распределения сантохина в стабилизируемом продукте с помощью специальных носителей или растворителей, в качестве которых изучались вода, этиловый и изопропиловый спирт, технический жир, соевый и подсолнечный фосфатиды и др.
На Болшевском комбикормовом заводе Московской области было исследовано стабилизирующее действие РГС и сантохина на содержание каротина в травяной муке, хранившейся в течение 6 мес. Результаты опыта приведены в табл. 58.
Стабилизация компонентов комбикормов

Потери каротина по отношению к исходному количеству соответственно составили 51; 11,5 и 36%. Минимальные потери каротина дает применение РГС с содержанием кислорода не более 1%.
Следует отметить, что травяная мука богата питательными веществами и при определенной влажности и температуре становится благоприятной средой для развития микроорганизмов, в первую очередь плесеней хранения. Проведенные исследования состава микрофлоры травяной муки негранулированной и гранулированной в зависимости от влажности и температуры показали, что при хранении продукта влажностью от 8 до 13% в течение 120 сут. наблюдалось постепенное снижение числа микроорганизмов, в том числе и плесеней хранения. При влажности негранулированной муки 14% к концу срока при температуре 18-20 °C число грибов возросло в среднем в три раза, при температуре 10 °C - почти в два раза, а при 0 °C число грибов сохранилось на уровне исходного.
При хранении гранулированной муки также наблюдалось постепенное увеличение числа грибов в соответствии с повышением влажности хранящегося продукта. К концу заданного срока хранения на гранулированном продукте влажностью 13 и 14,5% число грибов возросло по отношению к исходному в значительно большей степени по сравнению с негранулированным. Подобное явление объясняется, по-видимому, большей скважистостью гранулированной муки, а возможно, и неравномерным распределением влаги на поверхности гранул.
Развитие грибов в негранулированной и гранулированной муке Влажностью 14 и 14,5% в опытах не сопровождалось визуальными признаками ухудшения качества. Однако при хранении в условиях термостата при температуре 25-28 °C гранулированная мука с влажностью 15% заплесневела в течение 7 сут.
При влажности 16-17% плесневение травяной муки, как гранулированной, так и негранулированной, развивалось в течение 5-14 сут. (в зависимости от температуры хранения). При активном развитии мицелиальных грибов в травяной муке наблюдалось слеживание, осветление или пожелтение продукта. Нередко наблюдалось образование плесенного запаха и «паутинного» налета, представляющего собой обильное развитие мицелия грибов, который пронизывает и обволакивает частицы или гранулы травяной муки, в результате чего образуются рыхлые, но довольно прочные комья разного размера.
При хранении гранулированной муки в металлических силосах, в том числе и с применением РГС, в верхнем и нижнем слоях продукта на глубине до 50 см, а иногда и более, происходит обильное развитие мицелиальных грибов Penicillium, Rhizopus, Aspergillus, Trichothecium и др. Образуется так называемая «грибная шапка», в результате чего теряется определенное количество продукта. Данное явление объясняется наличием некоторого запаса воздуха, которое создается в верхней и нижней части силоса над слоем продукта, а также перепадами температур и образованием вследствие этого конденсационной влаги, которая оседает сначала на гранулах поверхностного слоя, а затем вследствие высокой гигроскопичности продукта довольно быстро проникает и в более глубоко лежащие участки. По литературным данным, равновесная влажность гранулированной травяной муки при относительной влажности окружающего воздуха от 20 до 100% может колебаться, соответственно, от 5,2 до 49,9%. Увлажнение, а также хорошая скважистость, которая для гранулированной муки достигает 52%, создают благоприятные условия для развития мицелиальных грибов, обволакивающих гранулы, превращая продукт в плотную, войлокообразную массу.
Установлено, что при хранении травяной муки в складских условиях в течение 6-9 мес. влажность ее повышалась с 10-12 до 14-14,5%. Еще более увлажнялась мука при хранении на открытых площадках под брезентовыми укрытиями.
Исследуя в лабораторных условиях изменение состава микрофлоры негранулированной муки, обработанной сантохином, в течение 120 сут., обнаружили, что в стабилизированном продукте число плесеней хранения и бактерий рода Pseudomonas снижалось более заметно по сравнению с контрольными образцами муки. Наибольшее снижение числа микроорганизмов отмечалось при максимальной применявшейся концентрации сантохина - 0,25% к массе муки.
Изменение микрофлоры в негранулированной травяной муке разной влажности при хранении ее с содержанием кислорода от 0,5 до 1% в герметизированных лабораторных сосудах фиксировали в течение 300 сут. (табл. 59).
Стабилизация компонентов комбикормов

Данные таблицы показывают, что при хранении травяной муки из разнотравья, клевера и люцерны влажностью 9,10 и 12% в РГС наблюдалось снижение числа бактерий и отмирание грибов в течение 180 сут.
В травяной муке из разных видов сырья влажностью 14 и 16% к концу шести месяцев число грибов заметно возросло по сравнению с исходным, однако видимого ухудшения качества продукта отмечено не было. В образцах травяной муки влажностью 18% к концу 180 сут. наблюдалось активное развитие плесеней хранения, преимущественно в виде стерильного мицелия, и визуальная порча продукта - слеживание, изменение цвета, образование «паутинного» налета. То же самое произошло и на исследуемых образцах муки влажностью 16% к концу 300 сут. хранения.
Анализ содержания каротина показал, что с увеличением влажности травяной муки потери его с РГС возрастали, особенно при влажности 14,8-16%.
При анализах микрофлоры в процессе хранения гранулированной травяной муки в металлических силосах было установлено, что ускоренное отмирание плесеней хранения наблюдалось только при использовании РГС с содержанием кислорода не выше 1%. При концентрации кислорода от 2 до 7,5% динамика изменения микрофлоры существенно не отличалась от контрольного продукта.
Результаты одного из опытов, показывающего изменение микрофлоры травяной муки при хранении ее в металлическом силосе с РГС, представлены в табл. 60.
Стабилизация компонентов комбикормов

Данные таблицы показывают, что при хранении травяной муки в РГС наблюдалось отмирание грибов после 40 дней от начала хранения, число бактерий к этому времени снизилось в среднем в 10 раз по отношению к исходному. При дальнейшем хранении травяной муки (до 8 мес.) в тех же условиях существенных изменений количественного и видового состава микрофлоры отмечено не было.
В контрольном и герметичном металлическом силосе число грибов и бактерий после 80 дней хранения уменьшилось всего в 2-3 раза по отношению к исходному и почти полное их отмирание наблюдалось в дальнейшем лишь после 220 сут. хранения.
Необходимо отметить, что в верхней и нижней частях силоса (в среднем на глубине 50 см) уже после 60 сут. от начала хранения, независимо от содержания кислорода в составе РГС, наблюдалось активное развитие плесеней хранения - грибов Penicillium, Rhizopus, Fusarium и др., вследствие чего происходило образование слоя полностью заплесневевшего продукта.
В опыте, проведенном в производственных условиях на Болшевском комбикормовом заводе, было обнаружено, что после хранения гранулированной травяной муки с W = 10—11% в течение 100 сут. в контрольном силосе наблюдалось развитие грибов, главным образом Aspergillus, Penicillium.
В силосе с РГС число грибов было в шесть раз меньше, причем выявлялись они преимущественно в виде стерильного мицелия. После 100 сут. хранения (заданный срок 195 сут.) было отмечено постепенное снижение числа и отмирание грибов, как в контроле, так и в РГС. Однако полное отмирание грибов в силосе с РГС наступило на 30 сут. раньше по сравнению с контролем.
На предприятиях комбикормовой промышленности не всегда имеются в достаточном количестве герметизированные емкости для хранения кормовых продуктов в РГС. Кроме того, известно, что травяная мука после газового хранения не сразу полностью используется в производстве и возможна ее передержка в течение разного времени в условиях свободного доступа воздуха, что приводит к быстрому окислению каротина.